?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Entries by category: путешествия

Александр Проханов // "Завтра", №29, 24 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Роза «Ушаков»

Столица Мордовии Саранск — прелестный город. В нём светло, просторно, вдоль проспектов дует свежий ветер, пахнущий душистыми табаками. Здесь легко, свободно, чудесно. Не верится, что здесь, в Саранске, во дни моей молодости я видел деревянные тротуары и покосившиеся домишки.

Великолепные кварталы с жилыми домами-башнями, прекрасные улицы, переходящие через множество затейливых бетонных развязок в кольцевую дорогу. Саранск — это город театров, музеев, великолепных соборов, город фонтанов и памятников, город восхитительного стадиона, возведённого в те дни, когда Саранск во время чемпионата мира стал столицей мирового футбола. Скверы в городе громадные, как леса. И кажется, что весь город переливается, как огромная морская раковина со множеством перламутровых оттенков. Саранск постоянно меняется, хорошеет, напоминает гнездо какой-то волшебной птицы, которая обитает среди этих театров и фонтанов и непрерывно благоустраивает своё гнездовье. Что ни день, появляется хотя бы малое перламутровое пёрышко или хрустальная прозрачная ветка. И ты ждёшь, что из этого гнезда птица прянет ввысь — в синее мордовское небо. И из этого неба на землю спустится ещё не ведомая нам, но ожидаемая, страстно выкликаемая жизнь, где не будет тьмы и страданий, а только свет, благоухание цветов, хрустальные переливы.

Так думал я, может быть, с излишними восторгами, начиная своё странствие по Мордовии — земле мечтателей.

Я хотел понять, как мечта, поселившись в человеке, делает его творцом, который превращает пустыню в сад. В шестидесяти верстах от Саранска в селе Новотроицком я познакомился с Владимиром Викторовичем Руженковым. Он — уроженец этих мест, покинул село в те годы, когда оно было мощным, цветущим хозяйством. Он учился, получал одно за другим образования, занимался политикой, экономикой. А когда возвращался в родные места, ужасался тому, что совершили с селом окаянные 90-е годы. Хозяйство рухнуло в одночасье: коровники превратились в руины, словно их обстреливала артиллерия, люди разбежались в поисках работы, оставив после себя зарастающие земли. Народ горевал, спивался. И невыносимая боль при виде гибнущего села, любовь и сострадание к землякам породили в нём мечту — одолеть катастрофу, спасти любимую Родину. Обладая властью, влиянием, средствами Руженков первым делом построил в обездоленном селе храм: светлый, чудесный с золотыми крестами. Эти золотые кресты заглядывали в мутные окна неопрятных домов, смотрели на заросшие лебедой огороды, влекли к себе унылые, утратившие веру глаза. К храму потянулись людские души, стали съезжаться покинувшие село люди. Начали строить на новых усадьбах первые дома. Руженков неутомимо убеждал, ходил с односельчанами на службы. Сам, подобно священнику, проповедовал, вдохновляя людей не посулами, не обещаниями немедленной благополучной жизни, а увлекал их в свою мечту, в свою, казалось, утопию, где на месте обезлюдевших улиц, возникнут чудесные дома, загомонит детвора, на стадионе зашумят спартакиады. Каждое своё мечтание он подкреплял делами, не позволяя угаснуть этим искоркам веры, которые зажглись в сердцах изнурённых, изверившихся людей.

Как прекрасно сегодня село Новотроицкое! Как просты и великолепны огромные стальные коровники, похожие на ангары для самолётов! Как чудесны улицы с новыми домами! Вот дом, где живёт семья с тремя детьми, есть гараж с прекрасной машиной. И откуда хозяин дома уходит на работу, чтобы сесть за руль тяжеловесного грузовика, а хозяйка отправляется учительствовать в школу.

Read more...Collapse )

Александр Проханов (интервью) // "Москва-Баку", 4 июня 2018 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов: Грузия знает о Пашиняне нечто большее, чем мы с вами

В конце мая лидеры Армении — и декоративный, и реальный — Армен Саркисян и Никол Пашинян зачастили в Грузию. 25-26 мая туда съездил Саркисян и это был его первый зарубежный рабочий визит, впрочем, давно назначенный. А уже 30-31 мая в Грузию поехал Пашинян, для которого это тоже был первый полноценный зарубежный визит, но спонтанный. Ведь командировка Пашиняна в Сочи, где его принимал Путин, была связана с саммитом ЕАЭС, поэтому официальным визитом не считается.

Как известно, курсы Грузии и Армении во внешней политике до сих пор шли как бы в противофазе. Грузия ориентируется на Запад и до недавних пор игнорировала и даже опасалась Армению, поскольку та ориентировалась на Россию и даже держит у себя на базе в Гюмри российскую военную базу. Дружить Тбилиси предпочитает не только с Западом, но и с Баку и Анкарой. В сотрудничестве с ними грузины построили трубопровод Баку—Тбилиси—Джейхан или железную дорогу Баку—Тбилиси—Карс. Обе грандиозные магистрали, напомним, прошли мимо Армении.

О том, изменятся отношения Армении и Грузии, не ослабеет ли теперь в Закавказье влияние России, в интервью порталу «Москва—Баку» рассказал глава Изборского клуба политологов, писатель Александр Проханов.


— Александр Андреевич, вы согласны со своим коллегой по Изборскому клубу Максимом Шевченко, который назвал Пашиняна «вскормленным Соросом» политиком? Действительно, новый секретарь Совбеза и министр образования работали в организации «Трансперенси Интернешнл», которую опекает Сорос. Пост замминистра диаспоры занял Бабкен Тер-Григорян, бывший координатор программ Сороса...

— Дело в том, что Пашинян знаменует собой новый период в истории Армении. Он отталкивается от всего предшествующего, очень тяжелого периода, когда Армения вступила в конфликт с Азербайджаном, кровавый и безнадежный для нее, когда произошло оскудение казны, когда огромные потоки эмиграции вымыли более половины населения. И Пашинян хотел бы получить допинг от богатого Запада, от МВФ.

Вряд ли Сорос прямо причастен к карьере самого Пашиняна. Присутствие в его правительстве людей Сороса — это не более чем штрих, просто знак общей переориентации армянской геостратегии.

— Можно ли назвать вполне естественным тот факт, что первый свой официальный визит Никол Пашинян нанес в Грузию? Ведь это важнейший сосед Армении. Или это тоже признак новой ориентации?

— Хотя Пашинян клянется в дружбе с Россией, подтверждая стратегическое партнерство с Москвой, однако, — мы все понимаем, — вектор нового лидера направлен на Запад и на круги огромного армянского проамериканского лобби. Те круги, которые хотят, чтобы Армения выбилась из объятий России и двинулась в сторону Запада. К тому же эти круги, по-видимому, волнуют и такие проблемы, как выход к морю, выход к натовским берегам.

Открытая часть переговоров — вполне нейтральна и демагогична. Но что звучало в глубине этих переговоров, какие ставки сделаны? Возможно, обсуждалась экспансия американцев через Грузию в Армению. Чтобы понять, о чем Пашинян разговаривал в Тбилиси, потребуется время и усилие разведок.

— Со времен первого президента Тер-Петросяна Пашинян стал первым лидером Армении, который наведался в Джавахети. Этот грузинский регион на 90% населен армянами. Раньше армянских лидеров туда не приглашали, чтобы ненароком не разогреть там сепаратистские настроения. Но в этот раз грузинские власти сделали исключение, а по итогам визита даже подыграли Пашиняну, — они пообещали «поднять уровень» преподавания родного языка в армянских классах в Грузии. Почему проявлено такое гостеприимство?

— Грузины позволили Пашиняну туда приехать в качестве жеста своего доверия, любви, братской дружбы. Такой визит знаменует собой, действительно, новые отношения проамериканской Грузии и казалось бы пророссийской Армении. Значит, Грузия знает о Пашиняне нечто большее, чем мы с вами. Видимо, грузинское руководство знает бэкграунд Пашиняна.

Но мне почему-то кажется, что это ошибка Тбилиси. Не стоило бы особенно доверять Пашиняну. В этом армянском анклаве Джавахети действительно сохраняются центробежные тенденции, сепаратистские настроения, там действительно зреет второй Карабах. Грузины уже хлебнули опыт этого внутреннего распада. Слава Богу, они удержали Аджарию, но потеряли и Абхазию, и Южную Осетию. Я не исключаю, что в случае больших геостратегических, мировых потрясений, армянский кусок Грузии тоже отвалится.

— Первые шаги Пашиняна говорят о нем как о хитром политике. Добившись власти, он сразу отказался от многих своих митинговых радикальных лозунгов и начал лавировать между разными политическими силами. Возможно, он лично сможет надолго удержаться у власти. Но есть ли у него шансы поднять Армению?

— Нет, Армения не сможет экономически при нем подняться, потому что нет потенциала. В Армении всецело уповают на вливания, которые они ждут не только от различных диаспор, главном образом американской, но и от международных финансовых организаций. Создать новое общество, новый социум, вдохнуть в этот социум оптимизм, сломать это огромное уныние, которое овладело сегодняшним армянским обществом? Вряд ли ему это удастся традиционными способами.

К тому же, все-таки война за Карабах не закончена, война идет. Чисто теоретически Пашинян мог бы сдвинуть с мертвой точки азербайджано-армянские отношения хоть каким-то образом. Он мог бы он хотя бы начать это движение, хотя бы издалека! Мог бы создавать вокруг карабахского конфликта атмосферу доброжелательного изучения, чтобы такая атмосфера сменила истерику, сменила тотальную ненависть.

Если Пашинян это сделает, это будет поставлено ему в заслугу и армянским обществом и российским в том числе. Но пока что я этого не наблюдаю.

Беседовал Олег Белозеров

Александр Проханов // «Завтра», №35, 1 сентября 2016 года
berlin
jewsejka
pic_8640663a.jpg

Невзороф.Live

главы из нового романа

Глава 2. Пик Невзорофа

Александр Глебович Невзороф завершил своё феерическое выступление на "Эхе Москвы", где дал определение Российской империи как пустоты, наполненной непроезжими дорогами, cказав, что чем больше становилась империя, тем непролазнее были дороги. Ещё он сделал блистательное умозаключение о том, как родилась теория относительности Эйнштейна. Он поведал, что Эйнштейн создавал свою теорию относительности, думая о России. Русская пустота, полагал Эйнштейн, переходит в русское безвременье, а русское время переходит в бесконечную русскую пустоту. Невзороф утверждал, что русский язык рождался из скрипа падающих деревьев, брачного крика совы и воплей истязаемого на дыбе мученика. Что русский мат есть перевод с татаро-монгольского слов известной песни "Я люблю тебя, Россия, дорогая моя Русь".

Окончив своё выступление, он собирался было покинуть студию "Эха Москвы", размещённую в гостинице "Гельвеция", которая с некоторых пор стала называться "Овсяный двор". И вдруг у выхода из гостиницы его перехватил гонец. У гонца было измождённое лицо землистого цвета, и Невзороф понял, что гонец, добираясь до него, загнал не одного коня, в том числе и знаменитую лошадь Вронского Фру-фру.

Известие, которое получил от гонца Невзороф, было ошеломляющим. Оказывается, именно он, Невзороф, является наследником русского престола. По достоверным сведениям гонца, великий князь Михаил Александрович не пал мученической смертью в окрестностях Перми, а продлил свои годы до середины ХХ века и под другим именем умер в Свято-Волочаевском монастыре, открыв своё происхождение настоятелю. В своём завещании великий князь передал право на российский престол Александру Невзорофу, чьё рождение было предсказано халдейскими звездочётами. С тяжёлым сердцем принял Невзороф на себя эту ношу, громадную, как глыба. И с тех пор стал называться Александр Глыбыч.

Теперь, когда он взял на себя бразды правления Российской империей, ему следовало подтвердить своё венценосное право. Империя нуждалась в расширении и утверждении, и он решил отправиться на её окраины. Его путь пролегал в Гималаи, к безымянной вершине, которую надлежало наречь Пиком Невзорофа. Глыбыч решил двигаться маршрутами известного путешественника Фёдора Конюхова. "Конюхов" — лошадиная фамилия, и с ней связаны представления о вкусном овсе и душистом клевере.

На проводах Невзорофа было людно. Ольга Бычкова отрезала у Невзорофа локон, а ему подарила серебряную ладанку со своей ресницей. Виталий Дымарский вызвался раздобыть для Невзорофа ездовых собак, которые оказались собачками Шувалова и не отзывались на возгласы Дымарского "цоб-цобе". Пришла проститься с Невзорофым монахиня Нектария, в миру Ксения Ларина.

Среди провожавших были замечены главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов и его дама сердца Леся Рябцева, которая погружала свою нежную руку в шевелюру Алексея Алексеевича в поисках там уха. В конце концов, ухо было найдено. И Леся Рябцева извлекала оттуда акции Газпрома и прятала их у себя на груди.

Явился Шнур, который вернулся из Милана, где был на гастролях. В театре Ла Скала он собрал на своих выступлениях весь цвет европейских меломанов и натолкал им в рот такое количество половых органов, что евроманы в течение месяца принимали отхаркивающее.

Явились известный блогер Шендерович, носивший в правом ботинке ломтик плавленого сырка, и барышня Красовский, который переживал свою первую — восемьдесят четвёртую по счёту — любовь. Барышня Красовский тоже любила оперное пение, особенно оперу Пуччини "Севильский цирюльник" и арию, в которой многократно повторялось: "Пидаро здесь, пидаро там".

Невзорофа провожали под колокола и рыдания. По пути он сделал привал на ферме Маши Слоним. Маша ходила по двору в шлёпанцах и кормила гусей. Гуси приближались к Маше и общипывали голубоватый мох, которым порой обрастали её ноги. Невзороф провёл с Машей Слоним несколько упоительных дней. Но империя требовала подвига, и он продолжил свой путь.

На этом пути его подстерегли напасти. На него несколько раз налетали разбойники из газеты "Завтра". Это были страшные бородатые мужики в рубахах навыпуск. От них пахло луком и лежалой селёдкой. Они размахивали кистенями и набрасывались на Невзорофа, пытаясь отобрать у него серебряную ладанку, в которой тот хранил ресничку, подаренную ему глазастой обаятельной Ольгой Бычковой. Невзорофа спасла его подземная покровительница богиня Астарта, она же Юлия Латынина.

Недалеко от вершины, где дул морозный ветер, он набрёл на джакузи, полное льда. Из ледяной глыбы была видна очаровательная голая ножка вмороженной в лёд Леси Рябцевой. Александр Глыбыч собрался было ледорубом выкалывать Лесю Рябцеву, но подумал, что в этом виде она лучше сохранится.

Подходя к вершине, он услышал странные звуки, напоминавшие скрип падающих деревьев, брачный крик совы и вопли истязаемого на дыбе мученика. Кто-то на татаро-монгольском языке пел песню "Я люблю тебя, Россия, дорогая моя Русь". Этим певцом оказался Алексей Венедиктов. Прелестная Леся Рябцева погружала свою дивную руку в волосы Алексея, нащупывая там ухо. На этот раз она извлекла бриллиантовые часы, подаренные Венедиктову Песковым, и Венедиктов смотрел на них так внимательно, словно хотел угадать, через сколько минут наступит конец света.

Невзороф был поражён, удручён: его опередили, отняли победу. Пик носил имя Леси Рябцевой. В гневе Невзороф извлёк из своих красных австрийских панталон антенну веры, пытаясь снести этим устройством двух негодников, отнявших у него блистательную победу. Однако то ли из-за холода, то ли из-за низкого давления, какое обычно бывает на вершинах высоких гор, антенна веры не выдвигалась.

Спуск с Гималаев был столь же продолжительным, как и подъём. Невзороф покинул гостиницу "Овсяный двор" в пору крещенских морозов, а вернулся, когда уже была весна. С крыши Зимнего дворца капало. Это были капли Вассермана. Сам же Вассерман восседал на кровле Зимнего дворца в характерном галифе с кожаной кобурой, в которую то и дело засовывал деревянный кольт. Вассерман был девственник от рождения. Рядом с ним Александр Глыбыч увидел Лесю Рябцеву, искусительницу и кокетку. Леся Рябцева погружала свою руку в галифе Вассермана, пытаясь обнаружить там то, что делало Вассермана девственником. Её поиски ничего не дали. В её ладошке оказалось семя льна, то самое семя, от которого не рождаются дети. Встреча Невзорофа и Вассермана ничем не напоминала встречу барышни Красовского с Элтоном Джоном

Обнимая за талию монахиню Нектарию, Невзороф удалился в сторону конногвардейских конюшен.

продолжение

Александр Проханов ПРОЗРАЧНАЯ ГОРА (стихотворение)
berlin
jewsejka

ПРОЗРАЧНАЯ ГОРА

Мои поэмы сложены не мной.
Они лежат в сокровищнице неба,
Где брезжит свет прозрачный, неземной
И где никто из нас доселе не был.

Они лежат в небесной кладовой,
Как бусы из бриллиантов и сапфиров.
Томят, как цепи звезд над головой,
Как музыка в таинственном эфире.

Я лишь внимаю колдовскому звуку,
Как будто в небе раздаются трели.
Я в небеса протягиваю руку,
И мне в ладонь стекают ожерелья.

Но иногда златые цепи рвутся.
Колье рассыплется в туманном блеске.
В протянутой ладони остаются
Всего два-три бриллиантовых подвеска.

Read more...Collapse )
.

Александр Проханов ДИАНА (стихотворение)
berlin
jewsejka

ДИАНА

Дивизии вьетнамцев, опаленные,
Рвались в Лаос, вторгались в Кампучию.
Тайланд, от поля битвы удаленный,
Вдыхал войну, ловил лучи ее.

Война, дымясь в Юго-Восточной Азии,
Являла спор Москвы и Вашингтона.
Она, при всем своем своеобразии,
Грозила стать войною мегатонной.

Как в сумерках невидимые птицы
Слетаются, не задевая веток,
Так в Кампучию, затуманив лица,
Слетались представители разведок.

Меня послал разведать генерал
Ведущую в Тайланд стальную ветку,
Готовность колеи и прочность шпал.
И вот я, журналист, служу в разведке.

Железная дорога пролегала
От самого Пномпеня до границы.
И я, майор, с усердьем нелегала
Хотел понять, на что она годится.

Read more...Collapse )
.