?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Entries by category: политика

Александр Проханов // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Не лупите, и не лупимы будете

Я не могу смотреть, как тяжеловесные омоновцы в стальных шлемах колотят дубинками молодых людей на Тверской у здания мэрии. Мне отвратительно видеть, как шестеро здоровенных мужиков тащат за руки, за ноги, дёргают за волосы молодую женщину, заволакивая её в автозак. Мне тяжко слышать, как силовики, используя дурацкие поводы, врываются ночью в квартиры, ведут аресты на улицах, выхватывают подозреваемых из автомобилей и тащат в участки. Всё это не по мне, и всё это вызывает у меня тяжкие воспоминания.

Я вспоминаю, как в 1992 году я с демонстрантами, состоящими из ветеранов войны и русских писателей, у Белорусского вокзала подвергся атаке ОМОНа. Мы все, желая избежать ударов, сели на асфальт, закрыв головы руками. А между нами ходили омоновцы и били дубинами по головам стариков-ветеранов и русских художников. Я помню, как на Тверской во время демонстрации я шёл в рядах моих соратников, а навстречу нам надвигалась чёрная стальная когорта вооружённых, со щитами, солдат, похожих на псов-рыцарей. Помню, как у Останкино нашу демонстрацию теснил ОМОН, и я задыхался в толпе. Люди вокруг меня, спасаясь от ударов, лезли на фонарные столбы. Во время осады Дома Советов среди мокрого снега и дождя я залез на фургон и старался в мегафон подержать народ. Но успел воскликнуть только одно: "Народ, держись!" И меня стянули за ноги вниз, где шёл грозный, в белых шлемах ОМОН, размахивая дубинами.

Я помню толпу у Останкино, по которой били крупнокалиберные пулемёты, и я слышал, как чмокнула пуля, попав в живую плоть. Наутро танки расстреляли Дом Советов, убивали баррикадников, а на стадионе "Асмарал" внутренние войска и милиция пытали и убивали захваченных в плен защитников Дома Советов.

Всё это тяжко вспомнить. Но я вспоминаю, кто были те, кто отдавал приказы стрелять и лупить дубинами. Из кого состояла та власть, которая пришла в Россию после девяносто первого года? Она состояла из тех же сегодняшних либералов. Там были Ельцин, Гайдар, Явлинский, Чубайс, Немцов. Это они руководили страной и отдавали приказ внутренним войскам и милиции разгонять протестующих. Это они, захватив власть, создали чудовищную касту олигархов, уничтоживших великую советскую цивилизацию, захвативших всю народную собственность, растливших чиновников, превративших взятки в инструмент управления экономикой, политикой и культурой. Это они устроили бойню в великой стране меж трёх океанов, соизмеримую разве что с мировой войной. Это они осуществили гитлеровские планы "Ост" и "Барбаросса", планы, которым не дала воплотиться Красная Армия, а в полной мере осуществили Ельцин и Гайдар.

Сегодня, когда на митингах я слышу страстные призывы жить не по лжи, бороться за человеческое достоинство, противопоставлять дубинкам высокие смыслы и возвышенные чувства, я вспоминаю тех интеллигентов, что в ночь перед расстрелом Дома Советов, вдохновляя расстрельщиков, говорили о нас: "Добейте гадину".

На митингах прозвучали призывы начать люстрацию. Люстрацию кого? Коммунистов? Их не допускать к управлению страной? Но ведь после девяносто первого года все, кто называл себя демократами и либералами, были коммунисты-расстриги. Коммунистами-расстригами были Ельцин и Гайдар. Ими были комитетчики, которые всей своей когортой с Лубянки перебежали в банки и крупные корпорации. Ими были красные директора, такие как Черномырдин и Вяхирев, которые украли у народа нефть и газ, сталь, алюминий и алмазы. Коммунистом был Бобков, который, уйдя из Комитета, основал Еврейский конгресс.

Когда я слышу все эти призывы к высоким чувствам и честным выборам, я ощущаю в этих пылких и страстных словах глубинный изъян, тёмную червоточину, притаившуюся неправду. Прежде чем призывать к чистоте и свободе, сегодняшние либералы должны вспомнить о событиях 1991 года, раскаяться в этих событиях, повести отсчёт событий с того времени, когда они, либералы, утратили власть в России, уступив её другим силам, другим политическим сословиям. Начать с 1991 года, разрушившего великую гармонию народов — великий Советский Союз. Ибо от той черты августа 1991 года ведутся события, позволяющие нам понять сегодняшнюю ужасную войну на Украине, непрерывную бойню в Киргизии, натовские танки в окрестностях Пскова.

У меня нет рецептов, с помощью которых можно утвердить в сегодняшней России гражданский мир. Я ничего не могу сказать о так называемых честных выборах, о свободной конкуренции кандидатов в депутаты, о независимых судах и правовом государстве. Я ничего не могу сказать об этом сегодня, пока не дана оценка событиям 1991 года. И когда я смотрю на бушующие толпы, на клинья ОМОНа, разрезающего неуёмную толпу, слышу удары дубинок по головам молодых людей, я не испытываю злорадства. Но не вы ли, либералы, били нас смертным боем? И я повторяю: "Не лупите, и не лупимы будете".

Александр Проханов // "Завтра", №31, 7 августа 2019 года
berlin
jewsejka
От либерала до палача — один шаг

Президент Путин сделал заявление, что либерализм изжил себя. Это заявление было сделано с опозданием, ибо патриоты-государственники гораздо раньше, уже в 1991 году, видели в либерализме чудовище, разрушающее великие советские и русские ценности. Тогда либералы разрубили на части великое красное царство, отпуская на свободу пространства и народы. И эта свобода обернулась чудовищной бойней, колоссальным, невиданных масштабов распадом. Либералы Гайдар, Немцов и Чубайс были не более, чем скальпели в руках заморского патологоанатома, который рассекал умирающее государство.

Главный тезис либерализма состоит в том, что государство находится в подчинении у отдельно взятой личности. Либерализм провозглашает превосходство личности над государством. Государству отводится роль слуги, чистильщика сапог, полотёра — того, кто услаждает человеческие прихоти. Когда этот взгляд восторжествовал в СССР, от страны стали немедленно откалываться территории с населяющими их народами. А в местах разлома забурлила, закипела кровь. Распад СССР перекинулся и на Россию, в которой царствовали либералы, превратив страну в стихию разнузданных, осатанелых политиков, журналистов и шоуменов.

Сегодня Россия горит. Уже сгорело пол­Сибири. Пожар подбирается к региональным столицам, рабочим посёлкам и деревням. Либералы винят в этих страшных пожарищах государство, которое не в состоянии организовать защиту лесов, не умеет тушить пожары, не может заранее обнаруживать очаги возгорания. Но ведь это они, либералы, в своё время продавливали через Думу Лесной кодекс, ломая упорное сопротивление коммунистов. Утверждали новый Лесной кодекс, который упразднял лесную охрану, ликвидировал службы, защищающие лес от огня и вредителей.

Они отдали русский лес, когда-то воспетый Леонидом Леоновым, в руки частнику, который, по мнению либералов, должен был ухаживать за отведёнными ему участками вырубки, аккуратно вывозить срезанный лес и тут же высаживать деревья благородных пород. На деле же частник превратился в чёрного лесоруба, резал без зазрения совести все деревья подряд, оставляя после себя горы древесного гнилья, превращая кедровые и сосновые угодья в заросли ольхи и осины. И лес, который в советское время служил интересам страны, теперь в виде кругляка бессовестно, нарушая все таможенные правила, уводили за границу, не принося в российский бюджет ни копейки.

Сегодня дымит Москва. Разъярённая молодёжь собирается толпами, как низовой пожар, движется от Пушкинской площади по Тверской, расплывается через Камергерский переулок на Кузнецкий мост, Лубянку, атакует мэрию. Государство гасит этот пал, не давая ему распространиться на всю Москву. Какое счастье, что не может повториться девяносто первый год! Не могут повториться чудовищные кавказские войны, капризные суверенитеты Поволжья и Якутии. Россия сохраняет свою целостность, не превращается в груду тлеющих углей.

Что было бы, если бы президентом России стал Ходорковский, который взял бы страну в свои ежовые рукавицы, те, что он в течение десяти лет шил в колонии под Краснокаменском? Что было бы, если бы премьером стал Михаил Касьянов? Наверняка он провёл бы ещё одну пенсионную реформу, принуждающую граждан выходить на пенсию в возрасте ста лет. А Шендерович, эта крошка Цахес? Если бы он стал главой ФСБ, сколько репрессий обрушилось бы на головы патриотов — такая лютая ненависть сверкает в его глазах — чёрных, как у мохнатого паука. Любовь Соболь стала бы министром обороны. И горе тогда российским самолётам, кораблям, танкам, космическим группировкам. Она сидела бы верхом на белом пони и на Красной площади принимала гей-парад.

Министром юстиции стал бы Илья Яшин, запретив все патриотические организации, введя закон, не позволяющий патриотам занимать государственные должности, учинив по всей России политические расправы над патриотами. А матерщинница Ксения Собчак, став министром культуры, показывала бы молодым либералам свои обнажённые ляжки.

В этой новой либеральной власти место нашлось бы всем. Шахматист Гарри Каспаров, эта политическая пешка, оседлав ладью, стал бы грести обратно в Россию, превратив шахматную доску России в одну большую чёрную клетку — чёрный квадрат Каспарова.

Евгения Альбац стала бы строить свой "третий храм" среди вологодских васильков и ромашек. А Глеб Павловский вместе с Мистером Паркером стали бы создавать новую российскую идеологию под контролем Бильдербергского клуба. Леонид Радзиховский возглавил бы министерство внутренних дел и раздал полицейским вместо дубинок хризантемы.

Всему этому безумию мешает осуществиться государство Российское. Оно сбрасывает с себя гнилые либеральные покровы, взрастает в муках, в дымах, в наводнениях, среди ропота и клеветы отступающих либералов. Государство Российское неопалимо среди пожаров. Непотопляемо среди наводнений. Несокрушимо среди фронды мелкотравчатых либералов.

Александр Проханов // "Завтра", №30, 31 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Вспомним Тяньаньмэнь

В очередной раз либералы атаковали власть. Отчаянные молодцы, мелкие политики и журналисты шли стеной на ОМОН, получая удары дубин в брюхо, попадали в автозаки и оттуда взывали к отмщению. Так филин, ослепнув от солнца, превращается из ночного охотника в беспомощный ком перьев. На него со всех сторон безнаказанно для себя налетает лесная мелюзга, клюёт его, пищит, а филин в ответ открывает хищный клюв и шипит. Филин — это власть. Крикливые и злые пичуги — оппозиция.

Операция, которую оппозиция провела на Тверской, условно именуется "накопление". Раз за разом, собирая неразрешённые митинги, попадая под удары ОМОНа, оппозиция выступает в качестве невинной жертвы. Крики боли и ненависти разгоняемой демонстрации превращаются в сгусток ненависти, которую средства массовой информации транслирует в народ, где копится гремучая смесь "цветной революции".

Недавняя акция на Тверской кончилась победой оппозиции. Она не собрала протестный митинг и не хотела его собирать. Она хотела столкновения с полицией. А для себя — роль жертвы, которая подвергается свирепому насилию.

Близится август, который пробуждает тяжёлые воспоминания о девяносто первом годе. Этот год венчался первой цветной революцией, которая сама по себе явилась венцом "перестройки", то есть периода, именуемого накоплением. Тогда, как и теперь, происходило множество мелких стычек в Москве, в провинциальных городах, в республиках Советского Союза, и эти стычки раз от раза становились всё радикальнее. И вылились, в конце концов, в расстрел телецентра в Вильнюсе, в сапёрные лопатки в Тбилиси, в стрельбу в Алма-Ате. Теперь, как и тогда, государственные СМИ работают на оппозицию. Тогда это был "Огонёк" Коротича, "Московские новости" Егора Яковлева, телевидение со "Взглядом", "Известия" с Лаптевым. Теперь это "Эхо Москвы" на содержании у "Газпрома", "Дождь", получающий государственные транши, радиостанции поменьше, которые явно или неявно поддерживают либералов.

Тогда и теперь стремительно ухудшалось благосостояние людей, и начинались протесты трудящихся. Тогда и теперь техногенные катастрофы погружали общественное сознание во мглу и безысходность. Тогда — Чернобыль, сегодня — катастрофа "Суперджета", наводнение в Иркутской области, погибший батискаф. И тогда, и теперь властная элита способствовала крушению государства. Тогда — Шеварднадзе, Яковлев и сам государственный лидер Горбачёв, которые, по словам главы КГБ Крючкова, были агентами влияния Запада. Сегодня — обширный пласт управленцев, пропагандистов, коммерсантов, давно уже духовно откочевавших на Запад, поселивших на швейцарских виллах и в лондонских дворцах своих жён, детей и снох, а здесь, в России, проповедующих любовь к стране и верность государству. Их бегающие лживые глазки то и дело мелькают на телевизионных экранах.

Как тогда, так и теперь властные политические структуры оказались предельно ослабленными или вовсе парализованными. КПСС в те годы переживала чудовищные раскол и ослабление. Сегодня "Единая Россия" испытывает кризис, и множество депутатов предпочитает не связывать себя с "Единой Россией", а, двигаясь на выборы, выступают как самовыдвиженцы. Беспомощным оказался Общероссийский народный фронт. Единственной живой организацией стало волонтёрское движение, но оно контролируется либералами.

Как долго это может продолжаться? Когда накопление достигнет предела, и социальный протест хлынет из переполненной чаши? Едва ли завтра. Но когда-нибудь — непременно. Государство продолжает спонсировать бесчисленные театры, в которых режиссёры прямо или косвенно издеваются над государством, оскверняют государственные ценности. Каждый театр, будучи микроскопическим, входит в огромное поле антигосударственных представлений. Министерство культуры спонсирует пятый фильм, посвящённый Цою. Цой в восьмидесятые годы был кумиром молодёжи, звал её к переменам, то есть к свержению советского строя.

Блестящий Александр Невзоров, которому нет равных по интеллекту и разящей иронии, еженедельно выступая в "Невзоровских средах" по "Эху Москвы", сносит целые пласты государственных представлений — тех, что с таким трудом намываются земснарядами государства. Если, по утверждениям патриарха, каждый день в России строится три новых храма, то Невзоров своими выступлениями тут же сносит их до основания.

Чудовищное воровство силовиков и чиновников, безумная, демонстрируемая напоказ роскошь, в которой живут главы крупнейших корпораций и олигархи, повсеместные бесчинства делают власть абсолютно уязвимой. Восстановлению репутации не помогают никакие точечные аресты. Немало вчерашних патриотов и государственников дрогнули под напором истерической либеральной пропаганды, разуверились в государстве, изменили своим убеждениям, примкнув к либералам.

Что делать тем, кто остаётся верен своей глубинной присяге государству Российскому и видит, как это государство слабеет, готово впасть в паралич, и в ответ на либеральный реванш не может предложить ничего другого, кроме обысков, арестов и омоновских дубинок? Возможен ли русский Тяньаньмэнь? Есть ли гениальный экономист, который изменит пагубную политику Центробанка и министерства финансов, загнавших русскую промышленность в кризис, планирующих экономический крах России? Есть ли философы, способные дать сегодняшней России всеобъемлющую русскую идеологию? Огласит ли президент наряду с проектами "Арктика", "Россия тихоокеанская" и "Россия средиземноморская" новый нацпроект, именуемый "Очищение"? Когда мы станем освобождать Россию от свалок мусора, освобождать российский социум от коррупции и стяжательства? Когда станем очищать историю от мерзких русофобских мифов, а каждую душу нашего человека обратим к возвышенному и прекрасному, отключив от этой души чудовищные трубы с нечистотами, которые ежедневно льются с телевизионных экранов?

Нужна ли нам картина Делакруа, где — пышная женщина с огромной грудью и с лицом Любови Соболь? Нужен ли нам диван, наполненный клопами, который либералы хотели бы выставить в музее будущей русской революции? Нужна ли нам матерщинница Собчак, которую власть в очередной раз пригласит на выборы? Или мы со стоическим терпением станем спасать государство Российское, как делали это в девяносто первом году, принимая на себя страшные удары разрушения?

"Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!" — произнёс Пётр Столыпин перед тем, как в его сердце всадил пулю кто-то, очень похожий на Шендеровича.

Александр Проханов // "Завтра", №29, 24 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Между миром и войной

На Украине состоялись выборы в Раду. Рада изменилась в одночасье. В ней произошли перемены столь разительные, что кажется, будто в выборах участвовал другой народ. Но это всё тот же украинский народ, прошедший сквозь ужас государственного переворота, войны, распад территории, чудовищное обнищание, непрерывное физическое и моральное насилие. Именно этот народ, голосуя на выборах, сделал Раду неузнаваемо новой.

Главная новизна — с треском провалилась "партия войны", этот чванливый, упитанный, хлюпающий кровью, как плохо прожаренная котлета, Порошенко сошёл на нет. А с ним сошла на нет лютая пропаганда ненависти, войны, русофобии. Остальная часть Рады по-разному, с разной лексикой и подходами, демонстрирует объединённую "партию мира". Зеленский, Медведчук, Тимошенко — все они в разной степени миротворцы. Это громадная победа украинского народа, двух славянских народов — украинцев и русских, всех народов планеты, каждый из которых, пусть в самой малой степени, ощущал дыхание гражданской войны на Украине. Крохотные ростки мира — робкие, уязвимые, появились в отдельных местах политического ландшафта Украины.

Есть договорённость по обмену пленных "всех на всех", будь то представители Киева, Донбасса или России. Настойчивы разговоры в верхах о возможности обменять журналиста Вышинского, томящегося в тюрьме СБУ, на украинского режиссёра Сенцова, сидящего в ямальской тюрьме в Лабытнангах.

Достигнуто соглашение о прекращении огня — не на время, а навсегда. Уже артиллерия уходит со своих огневых позиций, перемещаясь подальше от Луганска и Донецка. Перестали рваться снаряды по обе стороны линии фронта. По решению Москвы русский газ пойдёт на Украину по сниженной цене. И украинцы не смогут не испытать благодарности. Рассматривается схема, согласно которой уголь, добытый на Донбассе, пойдёт в полном объёме на Украину, что будет означать начало торговли.

Несмотря на свирепую геббельсовскую пропаганду русофобии украинский народ сберегает в себе представления о единстве украинцев и русских, о единой православной вере, и "томос", любимое детище Порошенко, испарился на глазах, как нелепый фабрикат. Триста лет совместной истории, где украинцы и русские вместе сражались, возводили великие заводы, строили великие самолёты и реакторы, создавали великие кинофильмы, триста лет совместной исторической жизни и творчества, где каждый второй русский — это украинец, а каждый второй украинец — это русский, всё это не могло быть испепелено чудовищными ожогами, когда Порошенко прикладывал раскалённый шкворень к сознанию украинских людей.

Похоже, что крымская проблема для большинства украинцев уже перестала быть болезненной. Но Донбасс по‑прежнему является камнем преткновения, о который спотыкаются все переговоры. Сейчас бессмысленно и рано предлагать конкретный план по умиротворению в Донбассе. Этот план будет умозрительным, кабинетным. Такой план возникнет, когда в Донбассе установится прочный мир, когда перестанут бить вулканы ненависти, когда возникнет атмосфера доверия между Киевом и Донбассом. Это возможно лишь при прямых переговорах обеих сторон. Тогда в мирном воздухе и возникнет этот проект, как коллективный труд миротворцев — тех, о ком в Евангелии сказано: "Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими".

Быть может, этот взгляд на итоги украинских выборов слишком прекраснодушен, ожидания чрезмерно завышены. Снаряды продолжают падать на окраины Донецка и Луганска, хирурги принимают в свои операционные раненых с осколочными ранениями. Но перелом на Украине случился. Он не мог не случиться — тьма не может быть вечной.

Александр Проханов // "Завтра", №26, 3 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Последняя ночь либерализма

Поздней ночью президент Путин дал интервью редакторам «Файнэншл таймс», где заявил о несостоятельности либерализма. Либерализм устарел, время его прошло, диктатура либерализма рухнула.

Почему эти заявления Владимир Владимирович сделал ночью? По милосердию своему. Он хотел, чтобы либералы провели эту свою последнюю ночь спокойно. Мы же, патриоты, ночью – совы, а утром – соловьи.

Либерализм – страшное для русских людей слово. Десятилетиями Россия, как рыба, плавала в серной кислоте либерализма. Горбачёвский либерализм привёл к гибели великого красного царства. Либерализм рассёк территории и перессорил народы. Либерализм разгромил великую советскую индустрию, уничтожив тысячи изумительных технологий. Либерализм испепелил великую армию и оставил от советского флота обломки кораблей. Либерализм отверг великие ценности, которые питали Россию во всю её историю, и заставил русских поклоняться «золотому тельцу». Либерализм ввёл в моральный кодекс человечества гомосексуализм, людоедство, суицид, ненасытное потребление, ядовитую иронию и нигилизм.

Либерализм установил господство либерально мыслящего меньшинства над всем остальным народом, создав узкий класс миллиардеров, помышляющих о своём бессмертии, и миллионы обездоленных, страдающих людей, обречённых на унылую жизнь и скорую смерть.

Теперь президент Путин отказывается от религии либерализма, и нам предстоит понять, что придёт на смену этому идолопоклонству. Мы откажемся от либеральной экономики, которая остановила развитие России, привела её к постоянному кризису и сделала сателлитом транснациональных монополий. Эту экономику сменит плановая, рациональная, основанная на цифровом регулировании. Искусственный интеллект станет управлять отраслями и производствами. Либерализм уйдёт из внешней политики, которая оставила руины от Советского Союза, пепелища Ирака и Ливии, бомбовые воронки в Сирии.

Россия, избежав страшных искушений Запада, будет укреплять свой суверенитет, будет отстаивать свои национальные интересы, основанные на ядерных ракетах, молитвенных песнопениях, обожании всего человечества.

Русская мечта не станет частью американской мечты, а вознесётся своими белоснежными сияющими храмами над поднебесными кручами русской истории. Движущей силой народа станет не безумный эгоизм отдельно взятой аморальной личности, не свирепое стяжательство, не поклонение чудовищному божеству, во имя которого совершаются злодеяния, насилие, разворовывание несметных богатств России. Труд вновь вернётся в сердцевину человеческих отношений. Государство вновь обретёт своё русское мистическое значение, сохранившее русский народ среди бессчётных войн и напастей.

Консервативные ценности, которые мы сберегли от расхищений либерализма, являются драгоценным ресурсом, используя который, русские люди сложили государство из одиннадцати часовых поясов. Оно строилось военной силой, хозяйственными трудами, переселениями. Но оно строилось также с использованием великих духовных представлений, которые вдохновляли народ не в меньшей степени, чем суворовские возгласы, посылающие солдат на штурм Измаила, не меньше, чем указы и уложения царей, строивших дороги до Тихого океана, спускающих корабли то в Чёрное, то в Белое моря. Эти духовные постулаты сделали Россию неповторимым содружеством народов, языков и верований, где каждый народ является государствообразующим, столпом, поддерживающим звёздное небо государства Российского.

Русская Мечта, русское чудо, пасхальный смысл русской истории, философия русского мира, религия русской Победы, святость русского оружий, русская история как эхо Херсонеса – эти и другие сокровенные представления лежат в глубинных основах нашего сознания, обеспечивали в прошлом, сохранили в настоящем, повлекут в будущее нашу российскую суверенность и мощь.

«Но тихо в мире, тихо так,
Что внятен осторожный шаг
Ночного зверя и полёт
Совы, кочевницы высот»


Нас ждёт утренняя свежесть русского возрождения – утренний кошмар проснувшегося либерала.

Александр Проханов // "Завтра", №25, 26 июня 2019 года
berlin
jewsejka
Зюганов — герой длинной воли

Геннадию Андреевичу Зюганову — 75. Своим служением Родине он совершил исторический подвиг. Когда компартия Советского Союза, ведомая Горбачёвым в пропасть, раскалывалась, рассыпалась, расплывалась, когда из неё убегали люди, жгли партбилеты, присягали новому центру власти, Зюганов оставался твёрдым коммунистом, сражался внутри партии с коммунистическими расстригами, сберегая не только свою честь, но и честь компартии, чтобы никто не смел назвать её партией отступников.

Когда случился распад Советского Союза и разгром КПСС, Зюганов перенёс партию через страшный разлом девяносто первого года. Так выводят из окружения разгромленные полки, сберегая полковое знамя и не сдавшийся личный состав. Зюганов в девяностые годы спасал компартию, заключая сложные компромиссы с беспощадной ельцинской властью. Собирал разрозненный контингент, уклонялся от множества ударов и провокаций, нашёл для партии средства существования, помещения для райкомов и обкомов, завоевал место в Государственной думе.

Зюганов сберёг компартию не просто как экзотический рудимент. Он сберёг партию как вместилище драгоценного красного ядра, и это ядро сохранило себя в ожидании лучших времён. Так сберегается и хранится малая горсть элитного зерна, чтобы потом, упав в плодородную пашню, приносить урожаи. Зюганов сохранял священный алый огонь — огонь «пятилеток», Победы, человеческого братства, дружбы народов великого небывалого государства, в котором люди впервые в человеческой истории решили построить рай на земле. Эта дерзновенная попытка завершилась крахом в 1991 году. Но она никуда не ушла. Компартия Зюганова сохранила в своих недрах великий красный проект, который в новых условиях возродится в виде левого проекта России.

Зюганов выдерживал чудовищное давление, клевету, подрывные операции, спасал компартию от прямых ударов ельцинизма. Он боролся с внутренними раздорами, когда нетерпеливые честолюбцы разрушали партию изнутри. Глубинный такт, терпение, поддержка партийцев помогали Зюганову ликвидировать и преодолевать эти внутренние заговоры. Ельцинское государство создавало множество ложных патриотических организаций с крикливыми беспардонными лидерами, которые стремились заманить в свои сети изнурённых и усталых людей. Зюганов отбивал эти коварные атаки. И сегодня он — лидер проверенной целостной организации, живущей ценностями справедливости и вселенского братства.

Дорогой Геннадий Андреевич, помнишь, как ты пришёл ко мне в редакцию, и мы сидели, составляя с тобой текст знаменитого «Слова к народу», которое вместе с нами подписали видные советские патриоты, обвиняя Горбачёва в предательстве и предупреждая о грозящем крахе?

Помнишь, когда случилась беда, когда пал Советский Союз, и компартия была под запретом, у неё не было ни своей газеты, ни помещений, ни опытного актива, мы собирались с тобой на заседаниях «теневого правительства», не давая угаснуть советской аналитике, подвергая критике убийственные решения Гайдара, предлагая измученному народу свои рекомендации и рецепты?

Помнишь, как мы шли рядом на великих шествиях по весенней Москве в дни победных праздников? Громадная весенняя толпа от Октябрьской площади двигалась к Каменному мосту и дальше, мимо Манежа, к «Театральной». Люди несли букеты весенних цветов, портреты Ленина, Сталина, иконы Богородицы, хоругви с ликом Спасителя, звучали ростовские звоны, «Варшавянка», «Священная война».

Помнишь, как на заседаниях «Фронта национального спасения» мы собирали воедино коммунистов и беспартийных, верующих и атеистов, русских и все населявшие Советский Союз народы? «Фронт национального спасения» шаг за шагом завоёвывал большинство в Верховном Совете, который бросил вызов Ельцину, а в дни ельцинского переворота возглавил народное восстание.

Помнишь, когда в Москве уже был комендантский час, повсюду шныряли омоновцы в масках, арестовывая патриотов, мы на твоих стареньких «Жигулях» уходили от «наружки», колесили по Москве, озабоченные одним: не дать патриотам впасть в уныние, не дать согнуться под тяжестью поражения.

Помнишь, как мы создавали Народно-патриотический союз, столь необходимый в те годы, как и в нынешние дни, когда по-прежнему Родина в беде, и необходимы совместные усилия всех патриотов?

Компартия — это убежище для русских, которые сегодня несут огромное бремя, подвергаются чудовищному давлению. Благодаря твоим усилиям и твоему разумению партия присутствует во Всемирном русском соборе, где величавые владыки соседствуют с коммунистами. Ты — герой длинной воли, никогда не падал духом, служил и служишь примером стоицизма, честности, благородства. Какая радость, что сегодня, в твои 75, вместе со всеми твоими друзьями, сторонниками я могу пожать твою руку и сказать: «Да здравствует Россия! Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Сталин! Да здравствует неизбежная русская Победа!»

Александр Проханов (интервью) // "Москва-Баку", 4 июня 2018 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов: Грузия знает о Пашиняне нечто большее, чем мы с вами

В конце мая лидеры Армении — и декоративный, и реальный — Армен Саркисян и Никол Пашинян зачастили в Грузию. 25-26 мая туда съездил Саркисян и это был его первый зарубежный рабочий визит, впрочем, давно назначенный. А уже 30-31 мая в Грузию поехал Пашинян, для которого это тоже был первый полноценный зарубежный визит, но спонтанный. Ведь командировка Пашиняна в Сочи, где его принимал Путин, была связана с саммитом ЕАЭС, поэтому официальным визитом не считается.

Как известно, курсы Грузии и Армении во внешней политике до сих пор шли как бы в противофазе. Грузия ориентируется на Запад и до недавних пор игнорировала и даже опасалась Армению, поскольку та ориентировалась на Россию и даже держит у себя на базе в Гюмри российскую военную базу. Дружить Тбилиси предпочитает не только с Западом, но и с Баку и Анкарой. В сотрудничестве с ними грузины построили трубопровод Баку—Тбилиси—Джейхан или железную дорогу Баку—Тбилиси—Карс. Обе грандиозные магистрали, напомним, прошли мимо Армении.

О том, изменятся отношения Армении и Грузии, не ослабеет ли теперь в Закавказье влияние России, в интервью порталу «Москва—Баку» рассказал глава Изборского клуба политологов, писатель Александр Проханов.


— Александр Андреевич, вы согласны со своим коллегой по Изборскому клубу Максимом Шевченко, который назвал Пашиняна «вскормленным Соросом» политиком? Действительно, новый секретарь Совбеза и министр образования работали в организации «Трансперенси Интернешнл», которую опекает Сорос. Пост замминистра диаспоры занял Бабкен Тер-Григорян, бывший координатор программ Сороса...

— Дело в том, что Пашинян знаменует собой новый период в истории Армении. Он отталкивается от всего предшествующего, очень тяжелого периода, когда Армения вступила в конфликт с Азербайджаном, кровавый и безнадежный для нее, когда произошло оскудение казны, когда огромные потоки эмиграции вымыли более половины населения. И Пашинян хотел бы получить допинг от богатого Запада, от МВФ.

Вряд ли Сорос прямо причастен к карьере самого Пашиняна. Присутствие в его правительстве людей Сороса — это не более чем штрих, просто знак общей переориентации армянской геостратегии.

— Можно ли назвать вполне естественным тот факт, что первый свой официальный визит Никол Пашинян нанес в Грузию? Ведь это важнейший сосед Армении. Или это тоже признак новой ориентации?

— Хотя Пашинян клянется в дружбе с Россией, подтверждая стратегическое партнерство с Москвой, однако, — мы все понимаем, — вектор нового лидера направлен на Запад и на круги огромного армянского проамериканского лобби. Те круги, которые хотят, чтобы Армения выбилась из объятий России и двинулась в сторону Запада. К тому же эти круги, по-видимому, волнуют и такие проблемы, как выход к морю, выход к натовским берегам.

Открытая часть переговоров — вполне нейтральна и демагогична. Но что звучало в глубине этих переговоров, какие ставки сделаны? Возможно, обсуждалась экспансия американцев через Грузию в Армению. Чтобы понять, о чем Пашинян разговаривал в Тбилиси, потребуется время и усилие разведок.

— Со времен первого президента Тер-Петросяна Пашинян стал первым лидером Армении, который наведался в Джавахети. Этот грузинский регион на 90% населен армянами. Раньше армянских лидеров туда не приглашали, чтобы ненароком не разогреть там сепаратистские настроения. Но в этот раз грузинские власти сделали исключение, а по итогам визита даже подыграли Пашиняну, — они пообещали «поднять уровень» преподавания родного языка в армянских классах в Грузии. Почему проявлено такое гостеприимство?

— Грузины позволили Пашиняну туда приехать в качестве жеста своего доверия, любви, братской дружбы. Такой визит знаменует собой, действительно, новые отношения проамериканской Грузии и казалось бы пророссийской Армении. Значит, Грузия знает о Пашиняне нечто большее, чем мы с вами. Видимо, грузинское руководство знает бэкграунд Пашиняна.

Но мне почему-то кажется, что это ошибка Тбилиси. Не стоило бы особенно доверять Пашиняну. В этом армянском анклаве Джавахети действительно сохраняются центробежные тенденции, сепаратистские настроения, там действительно зреет второй Карабах. Грузины уже хлебнули опыт этого внутреннего распада. Слава Богу, они удержали Аджарию, но потеряли и Абхазию, и Южную Осетию. Я не исключаю, что в случае больших геостратегических, мировых потрясений, армянский кусок Грузии тоже отвалится.

— Первые шаги Пашиняна говорят о нем как о хитром политике. Добившись власти, он сразу отказался от многих своих митинговых радикальных лозунгов и начал лавировать между разными политическими силами. Возможно, он лично сможет надолго удержаться у власти. Но есть ли у него шансы поднять Армению?

— Нет, Армения не сможет экономически при нем подняться, потому что нет потенциала. В Армении всецело уповают на вливания, которые они ждут не только от различных диаспор, главном образом американской, но и от международных финансовых организаций. Создать новое общество, новый социум, вдохнуть в этот социум оптимизм, сломать это огромное уныние, которое овладело сегодняшним армянским обществом? Вряд ли ему это удастся традиционными способами.

К тому же, все-таки война за Карабах не закончена, война идет. Чисто теоретически Пашинян мог бы сдвинуть с мертвой точки азербайджано-армянские отношения хоть каким-то образом. Он мог бы он хотя бы начать это движение, хотя бы издалека! Мог бы создавать вокруг карабахского конфликта атмосферу доброжелательного изучения, чтобы такая атмосфера сменила истерику, сменила тотальную ненависть.

Если Пашинян это сделает, это будет поставлено ему в заслугу и армянским обществом и российским в том числе. Но пока что я этого не наблюдаю.

Беседовал Олег Белозеров

Александр Проханов // «Завтра», №43, 27 октября 2016 года
berlin
jewsejka
8627751c41fe028fea24706253c77980.jpg

КОЛДУНЫ ВОЙНЫ

В Берлине состоялись переговоры в нормандском формате. Президент Путин встретился за круглым столом с президентом Франции Олландом, канцлером Германии Меркель, президентом Украины Порошенко. Эта поездка далась Путину нелегко. Ещё несколько месяцев назад, когда украинские диверсанты проникли на территорию Крыма, убили полицейского, были задержаны и уличены в терроризме, возмущению Путина не было предела. Он заявил, что порывает с нормандским форматом, что Порошенко для него больше не существует, и отношения Украины с Россией переходят в новую бескомпромиссную фазу.

Недавно президент Франции Олланд в оскорбительной для Путина форме заявил, что отказывается встретиться с ним, если тот прилетит в Париж на открытие православного центра. А до этого Меркель, давно превратившись из друга России в её ярого врага, сказала, что Россия заслуживает ужесточения санкций. Выступление же Порошенко во время его скандинавского визита выходит за все рамки приличия. И всё-таки Путин полетел в Берлин, в стан неприятелей, и сел за стол переговоров один против трёх недругов.

Переговоры в Берлине мало что дали, хотя некоторые – микроскопические – сдвиги в лучшую сторону они обнаружили. Но урок берлинской встречи состоит в поведении президента России, который, невзирая на оскорбления, нарушения дипломатических норм, всё-таки поехал в Берлин и тем самым проявил высшую дипломатическую пластичность, продемонстрировал предпочтение национальных интересов России сиюминутным обидам. Именно так поступают крупные государственные деятели, ведущие дипломатическую схватку с превосходящими силами противника.

У России два фронта: Донбасс, где продолжает грохотать артиллерия, безнаказанно убивают мирных жителей и героев новороссийского сопротивления, как это произошло с Моторолой. И Сирия, где конфликт с каждым днём разрастается, вовлекая в себя всё новые и новые военные и политические ресурсы. Эти два фронта достаются России немалой ценой – ценой напряжения военных, политических и моральных сил. В случае победы на американских выборах Хиллари Клинтон, этой воинственной русоненавистницы, вполне вероятно открытие третьего фронта – на Кавказе, куда хлынут несметные деньги на поддержку террористов, как это уже было во время двух чеченских войн. Возможен и четвёртый фронт: в республиках Средней Азии, где слабые, несформировавшиеся режимы уже подвергаются атакам экстремистов, и оранжевые революции, свержения законных правительств весьма реальны. Не допустить возникновения третьего и четвёртого фронтов, снизить военные риски на донбасском и сирийском направлениях – вот сегодня цель русской дипломатии, цель президента Путина. Этой цели противостоит всё нарастающее многоаспектное воздействие на Россию со стороны Запада, задача которого – разрушить представление русских о своём государстве, о своей истории, о своих лидерах, о своём историческом пути. Это воздействие столь обширно и тотально, что многие уже перестали жеманиться и говорят о «холодной войне», той войне, что разрушила Советский Союз без единого выстрела. Советское государство окружали множеством региональных конфликтов, направляли информационные удары на базовые ценности нашей страны, превращали их в пыль, опираясь при этом на те слои населения, что уповали на Запад, испытывали враждебность к советскому строю.

Сегодня такого рода воздействия на российское общество изощрённее прежних. Они адресованы каждому общественному слою отдельно и всему обществу в целом. Особенно мощным воздействиям подвергается президент России. Его оскорбляют, демонизируют, пытаются сбить с намеченных целей, искушают, обольщают, обманывают, грозят Гаагским трибуналом, пугают чудовищным компроматом. России обещают термоядерную войну, в которой государство сгорит. Предрекают международный трибунал, на котором страна, её лидеры и военные предстанут преступниками, совершающими злодеяния против человечества. России угрожают всё новыми санкциями и крахом экономики. Русских обвиняют в хакерских атаках на американские структуры и обещают ответные кибератаки, которые парализуют всю российскую экономику, приведут к серии глобальных катастроф. На Россию направлено мощное организационное оружие Запада, способное разрушать любые организации: не только корпорации, но и само государство, саму общественную целостность. Авторами этих воздействий являются политики, экономисты, политологи, социальные психологи, историки, мастера информационной войны, специалисты по теории образов и управляемого хаоса, религиозные деятели, экстрасенсы, литераторы, знатоки русской культуры. Все эти «колдуны войны» ставят целью парализовать возрастающую мощь государства российского. Остановить его продвижение в мире. Лишить союзников, загнать в стратегическую ловушку.

Но мы научены горькими уроками Советского Союза, который не выдержал давления, был обольщён западной пропагандой, имел элиту и лидера, которые предали Родину. Сегодня русский народ оснащён трагическим опытом потери своего государства. Во главе России стоит лидер, обладающий политической волей, прозорливостью и мистическим опытом, который указывает ему верные пути среди лабиринтов современной политики. Вот почему президент Путин поехал в Берлин и сел за стол переговоров с недругами России, которые все трое в своей совокупности оказались слабее его.