?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Entries by category: общество

Александр Проханов // "Завтра", №33, 21 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Времена и сроки

Есть времена, а есть сроки. Есть признаки, а есть знамения. Сегодня Россия полна знамений. Сгорели русские леса от Ледовитого океана до Байкала, оставив громадное дымное пепелище, среди которого — тысячи обгорелых мёртвых медведей, землю устлали лоси, кабаны и лисы с ужасными ожогами. В горячем пепле комочки опалённых, потерявших оперение птиц.

На Дальнем Востоке — страшное половодье, похожее на всемирный потоп. Разверзлись хляби небесные, пролились чудовищные дожди, из земли выступили грунтовые воды, реки и озёра вышли из берегов, понеслись на города и селения, снося их с лица земли. В огромном ревущем потоке плыли дома, сорванные с мест мосты, сараи, и на крыше одного стояла ревущая, обречённая на гибель корова.

Что ни день, случаются катастрофы, будто русские машины взбесились и подняли смертоносное восстание. Едва не погибла в Баренцевом море секретная лодка, пожар на которой унёс десяток отважных подводников. В Белом море взорвался аппарат, на котором лопнул реактор, и ядовитые языки слизнули трёх инженеров‑атомщиков. Падают и разбиваются самолёты, на дорогах — автоаварии, на железной колее сходят с рельс поезда, гибнут люди. На полигонах рвутся снаряды, и ракеты разбрасывают свои свистящие осколки по окрестностям, разбивая стены домов.

В народе поселился зверь. Люди лютуют: пьют горькую, колются, дочери режут отцов, врачи убивают пациентов. Юноши с тоской в глазах кидаются с мостов, не желая жить. В обедневших деревнях и разорённых посёлках слышится вой несчастных. Люди бедствуют, тоскуют, берегут копейку, но её всё равно не хватает на прокорм детей.

А при этом обезумевшая российская знать ест на золотых тарелках. Демонстрирует свои роскошные дворцы, великолепные яхты, свои бриллианты и ожерелья, свои поместья, так, словно хочет сделать больно обездоленным и несчастным, казнит их за какой-то совершённый русскими грех.

Чиновники сошли с ума и воруют, гребут миллиарды. Если подсчитать те суммы, что они украли у государства, и сложить всё воедино, то этих денег хватит, чтобы построить по всей России новые города и больницы, разбить сады и высадиться русским на Марсе. Что с ними стало, с этими обезумевшими алчными рвачами? Что стало с Россией, в которой были Пушкин и Мусоргский, были "Евгений Онегин" и "Братья Карамазовы", был Петров-Водкин, со своим восхитительным красным конём? Была великая Мухина, создавшая скульптуру Рабочего и Колхозницы, этих двух серебряных, возносящихся в небо ангелов. Что сделалось с этими людьми, которые живут среди великих напоминаний о доброте и красе?

Партия "Единая Россия", ещё недавно вельможная, статусная, гордящаяся своей сплочённостью и приближённостью к власти, будучи сама этой властью, сегодня корчится, распадается, её не терпят, ей отказывают в доверии. И единороссы, идя на выборы, остерегаются назвать себя членами "Единой России". Так дезертиры срывают с себя погоны, зарывают в землю партийные документы, чтобы уцелеть среди ненавидящих их людей.

Молодёжь, часто сытая и холёная, оставив свои университетские аудитории, свои колледжи, дорогие офисные конторы, идёт митинговать на Тверскую, получая удары дубин, пропадая в автозаках, полицейских участках и следственных изоляторах. Ведомая умными и лукавыми предводителями, молодёжь требует к себе уважения, хочет диалога с властью, хочет видеть для себя осмысленное, благородное будущее, а не бессмыслицу, бедность и разложение.

В сегодняшней России копится беда, взбухают сгустки тьмы, огромные проблемы — одна больней другой — накапливаются, не разрешённые, сливаются друг с другом, порождая ещё большие проблемы. Сегодняшнюю Россию не понять, ибо она является сгустком этих горьких проблем, она напоминает огромный ком пластилина, в котором слиплись и растворились все цвета, все оттенки. То, что раньше было красным, зелёным, синим, сегодня превратилось в серый мучительный сгусток, внутри которого что-то шевелится, словно в этом сгустке поселился больной червяк.

А что же власть? Где она? Почему её не видно? Куда она скрылась? Почему не решает эти проблемы? Она словно окаменела, окостенела, словно погрузилась в летаргический сон, словно её околдовали. Она не понимает случившееся, не понимает сегодняшней измученной и горькой России. И это непонимание заставляет её молчать. И если она, с её непониманием, начинает что-то предпринимать, воздействует на непонятную, чужую ей Россию, то это воздействие ещё больше увеличивает хаос, увеличивает мучительную неопределённость сегодняшних времён.

Где найти ответ? Как понять таинственную грозную реальность? Телевидение в течение многих лет превращает разговор о современных проблемах в чудовищную сутолоку, в свару, в которой, как в дыму, появляются и исчезают чубатые украинцы, бессмысленные политологи. И разговор о мучительных проблемах Родины заслоняется этой огромной грохочущей камнедробилкой, в которой исчезают все смыслы, и которая является белым бессмысленным шумом, от чего, тем не менее, лопаются ушные перепонки.

Как тронуть этот сгусток проблем так, чтобы он не взорвался и не брызнул кровью? Нужна абсолютно новая, просветлённая, возвышенная идея, которая не повторяла бы собой идею советскую, канувшую после трагедии девяносто первого года. Которая не воспроизводила бы уродливую, античеловечную либеральную идею, что затолкала Россию в страшную тьму, превратила её в добычу для бессовестных стяжателей. Собирают с полумёртвой России последние богатства: бусы, кольца, браслеты — и её, полуживую, насилуют в сумерках наших дней.

Эта крупная идея, это огромное откровение назревает, оно копится среди безумного хаоса. Россия — это страна откровений, Россия — страна великих смыслов, страна великих сроков и великих знамений. Эта идея — о Русской Мечте, о русском чуде, это идея, которая живёт в глубинах народного сердца. Она постоянно бьётся и исходит то слезами, то стоном, то молитвой, то кровью. Из этой большой идеи — из Русской Мечты, могут последовать технологии, которые спасут сегодняшнее погибающее общество. Экономика Русской Мечты, общество Русской Мечты, армия Русской Мечты, внешняя и внутренняя политика Русской Мечты, культура Русской Мечты — всё это задачи для сегодняшней российской власти, для президента.

Но способны ли, хотят ли власти заняться этой проблемой? Являются ли они вместилищем для этой огромной лучезарной идеи?

Глядя на сегодняшнюю российскую действительность, я вспоминаю стихи Ван Вэя, китайского поэта VIII века:

В домах — печаль.
Пожары — словно буря.
Где государь?
Когда вернётся он?
А у пруда
"Сгустившейся лазури"
Гремят пиры,
И флейт несётся стон.

Александр Проханов // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Краснокаменск, любим тебя!

Город Краснокаменск в Забайкальской степи. Рядом Китай, Монголия. Кругом необозримые степи, по которым испокон века двигались людские потоки: проходили казаки, военные, торговцы, ремесленники, создавая удивительный мир русских евразийцев.

На краю Краснокаменска — громадный, тёмного цвета котлован. Здесь добывали уран. Из этого котлована уран забрали до последней крошки, и он стоит пустой, притихший, угрюмый, как глазница, из которой выкатился глаз. Настанет время, когда эти тёмные склоны будут засажены рощами, а на дне котлована, как чудесное око, разольётся голубое, окружённое лесами, озеро.

Люди стали съезжаться сюда десятки лет назад для того, чтобы добывать уран. Это был великий советский атомный проект, когда вся страна трудилась над созданием ядерной бомбы, не оставляя американцам шанса бомбить наши города. Страна строила лаборатории, военные заводы, ракетные и авиационные предприятия и искала уран. Его нашли геологи здесь, в Забайкальской степи, и стали добывать этот таинственный огненный металл, вычерпывая его из недр планеты.

Труд, которым заняты краснокаменцы, велик и значителен. Без этого труда не смогли бы плыть в пучинах океанов атомные подводные лодки. Без этого труда не смогли бы существовать корпуса атомных электростанций, дающих жизнь целым регионам и отраслям промышленности. Без их труда не стояли бы на страже наших рубежей сверхскоростные ракеты с зарядами, отбивая у супостатов всякую охоту ринуться на наши границы. Благодаря их трудам в медицинских лабораториях искусные врачи используют радиоактивные элементы для лечения страшных, казалось бы, неизлечимых, болезней. Велик и прекрасен их труд. Они спускаются под землю и там, на глубине, выкалывают из земных пород драгоценную руду, поднимают её на поверхность и отправляют в корпуса химических предприятий, где из грубой породы с помощью химических превращений извлекают уран. Горняки, шахтёры, химики, промышленники, гидрологи, геологи, строители возвели этот прекрасный город. В этом городе — чудесные улицы, удобные дома, в этом городе бьют фонтаны. И все, кто здесь живёт: и шахтёры, и инженеры, и финансисты, и учителя, и воспитатели детских садов, и сами рождающиеся дети, — все они — урановые люди. На них, на этих людях — зиждется наше государство. Здесь, в Краснокаменске, поднимается невидимый столп, на котором держится кровля нашей великой державы.

И пусть кто-то из утомлённых людей отчаялся, отвернулся от великой русской истории. Пусть кто-то ропщет и выходит на нелепые демонстрации. Пусть кто-то злобно клевещет на Родину на враждебных радиостанциях. Здесь, в Краснокаменске, живёт крепкая урановая порода людей. Вся страна, вся Россия, поздравляет тебя, Краснокаменск, с 50-летием. Вся Россия поздравляет вас, дорогие краснокаменцы. Вы — прекрасные, вы — лучшие. Вам страна в дни ваших торжеств посылает свои поцелуи.

Александр Проханов // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Не лупите, и не лупимы будете

Я не могу смотреть, как тяжеловесные омоновцы в стальных шлемах колотят дубинками молодых людей на Тверской у здания мэрии. Мне отвратительно видеть, как шестеро здоровенных мужиков тащат за руки, за ноги, дёргают за волосы молодую женщину, заволакивая её в автозак. Мне тяжко слышать, как силовики, используя дурацкие поводы, врываются ночью в квартиры, ведут аресты на улицах, выхватывают подозреваемых из автомобилей и тащат в участки. Всё это не по мне, и всё это вызывает у меня тяжкие воспоминания.

Я вспоминаю, как в 1992 году я с демонстрантами, состоящими из ветеранов войны и русских писателей, у Белорусского вокзала подвергся атаке ОМОНа. Мы все, желая избежать ударов, сели на асфальт, закрыв головы руками. А между нами ходили омоновцы и били дубинами по головам стариков-ветеранов и русских художников. Я помню, как на Тверской во время демонстрации я шёл в рядах моих соратников, а навстречу нам надвигалась чёрная стальная когорта вооружённых, со щитами, солдат, похожих на псов-рыцарей. Помню, как у Останкино нашу демонстрацию теснил ОМОН, и я задыхался в толпе. Люди вокруг меня, спасаясь от ударов, лезли на фонарные столбы. Во время осады Дома Советов среди мокрого снега и дождя я залез на фургон и старался в мегафон подержать народ. Но успел воскликнуть только одно: "Народ, держись!" И меня стянули за ноги вниз, где шёл грозный, в белых шлемах ОМОН, размахивая дубинами.

Я помню толпу у Останкино, по которой били крупнокалиберные пулемёты, и я слышал, как чмокнула пуля, попав в живую плоть. Наутро танки расстреляли Дом Советов, убивали баррикадников, а на стадионе "Асмарал" внутренние войска и милиция пытали и убивали захваченных в плен защитников Дома Советов.

Всё это тяжко вспомнить. Но я вспоминаю, кто были те, кто отдавал приказы стрелять и лупить дубинами. Из кого состояла та власть, которая пришла в Россию после девяносто первого года? Она состояла из тех же сегодняшних либералов. Там были Ельцин, Гайдар, Явлинский, Чубайс, Немцов. Это они руководили страной и отдавали приказ внутренним войскам и милиции разгонять протестующих. Это они, захватив власть, создали чудовищную касту олигархов, уничтоживших великую советскую цивилизацию, захвативших всю народную собственность, растливших чиновников, превративших взятки в инструмент управления экономикой, политикой и культурой. Это они устроили бойню в великой стране меж трёх океанов, соизмеримую разве что с мировой войной. Это они осуществили гитлеровские планы "Ост" и "Барбаросса", планы, которым не дала воплотиться Красная Армия, а в полной мере осуществили Ельцин и Гайдар.

Сегодня, когда на митингах я слышу страстные призывы жить не по лжи, бороться за человеческое достоинство, противопоставлять дубинкам высокие смыслы и возвышенные чувства, я вспоминаю тех интеллигентов, что в ночь перед расстрелом Дома Советов, вдохновляя расстрельщиков, говорили о нас: "Добейте гадину".

На митингах прозвучали призывы начать люстрацию. Люстрацию кого? Коммунистов? Их не допускать к управлению страной? Но ведь после девяносто первого года все, кто называл себя демократами и либералами, были коммунисты-расстриги. Коммунистами-расстригами были Ельцин и Гайдар. Ими были комитетчики, которые всей своей когортой с Лубянки перебежали в банки и крупные корпорации. Ими были красные директора, такие как Черномырдин и Вяхирев, которые украли у народа нефть и газ, сталь, алюминий и алмазы. Коммунистом был Бобков, который, уйдя из Комитета, основал Еврейский конгресс.

Когда я слышу все эти призывы к высоким чувствам и честным выборам, я ощущаю в этих пылких и страстных словах глубинный изъян, тёмную червоточину, притаившуюся неправду. Прежде чем призывать к чистоте и свободе, сегодняшние либералы должны вспомнить о событиях 1991 года, раскаяться в этих событиях, повести отсчёт событий с того времени, когда они, либералы, утратили власть в России, уступив её другим силам, другим политическим сословиям. Начать с 1991 года, разрушившего великую гармонию народов — великий Советский Союз. Ибо от той черты августа 1991 года ведутся события, позволяющие нам понять сегодняшнюю ужасную войну на Украине, непрерывную бойню в Киргизии, натовские танки в окрестностях Пскова.

У меня нет рецептов, с помощью которых можно утвердить в сегодняшней России гражданский мир. Я ничего не могу сказать о так называемых честных выборах, о свободной конкуренции кандидатов в депутаты, о независимых судах и правовом государстве. Я ничего не могу сказать об этом сегодня, пока не дана оценка событиям 1991 года. И когда я смотрю на бушующие толпы, на клинья ОМОНа, разрезающего неуёмную толпу, слышу удары дубинок по головам молодых людей, я не испытываю злорадства. Но не вы ли, либералы, били нас смертным боем? И я повторяю: "Не лупите, и не лупимы будете".

Беседа Александра Проханова с Владимиром Волковым // "Завтра", №31, 7 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Одухотворение власти

Беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с главой Республики Мордовия Владимиром Волковым.

[Александр Проханов:]
— Владимир Дмитриевич, благодарю, что пригласили меня посетить дивный ваш край. И всё, что я здесь увидел, меня порадовало. Но сейчас народ в России живёт нелегко, замкнулся в себе, раздражён. Людей пронзило уныние. Народ хочет, чтоб с ним говорили. Когда вы встречаетесь с людьми, с какими словами вы к ним обращаетесь, с какой интонацией?

[Владимир Волков:]
— Мне приходится, Александр Андреевич, с разными людьми встречаться, и в деревнях, и в городах. Кто-то из них работает на успешных предприятиях, в семье более-менее достаток, кто-то на проблемных. Кто-то уже на заслуженном отдыхе. И ситуации у всех разные. Думаю, что прежде всего, нужно слушать людей, понять, какие у них проблемы. Потому что говорить с человеком не о том, что его волнует, что для него не является жизненно важным, а о чём-нибудь другом, даже самом прекрасном, не совсем правильно. В итоге попросту не найдёшь общего языка. Я стараюсь говорить с людьми именно о том, что их волнует. Иногда приходится говорить не только о сегодняшнем дне, а о завтрашнем, о задачах, о том, что предстоит сделать. И они мне могут подсказать что-то, и я им. Иногда и убеждать приходится. Люди не всегда объективно оценивают ситуацию, порой разгорячены, потому что сложилось серьёзное положение. Но когда ты их понял, откликнулся на то, что их волнует, то находим общий язык. Главное — встречаться, говорить и слушать.

[Александр Проханов:]
— Важно, мне кажется, найти и верную интонацию, и верные слова. На очередной "прямой линии" с президентом от людей со всей страны, от одного океана до другого, поступали всё те же вопросы: низкие заработки, высокие цены на ЖКХ, отсутствие поликлиник, детских садов, школ, хороших дорог, отношения с местной администрацией. И отвечать на эти вопросы становится всё сложнее. Потому что в бюджете денег немного, значит, "затыкать дыры" трудно. Обещания, что завтра будет лучше, а послезавтра ещё лучше, себя исчерпали. Но наши люди живут не только земными заботами, не только считают копейки. Они мечтают о возвышенном. Может быть, найти такие слова, которые, не отменяя неизбежных материальных разговоров, возвысили бы их над мирской суетой?

[Владимир Волков:]
— Я согласен. И интонацию, и слова необходимо найти для откровенного разговора с людьми. Но слова эти найти очень сложно, если говоришь одно, а люди видят, что положение дел иное. Приведу пример. У нас есть такая практика: когда мы проводим выборы депутатов всех уровней: президента, Главы республики, депутатов, — мы, как в старые времена, собираем наказы избирателей, систематизируем их. В этих наказах — всё то, о чём вы сказали. Дороги, жильё, вода. В республике 100%-ная газификация, и этой проблемы нет, вообще стараемся инфраструктуру в сёлах постоянно улучшать. Выполнение наказов, которые люди давали в конкретном селе, городе, и позволяет нам говорить с ними предельно откровенно. Люди знают, что их пожелания выполнят. Поскольку наказов — огромное количество, мы говорим честно: можем выполнить вот такие-то. Или говорим, что это мы сейчас сделать не можем, но будем над этим работать в дальнейшем. Сейчас есть новая программа, нацпроект "Безопасные и качественные автомобильные дороги" (БКАД), и если мы выполним эту программу, то исполним все полученные нами наказы избирателей! Ведь на 50% наказы избирателей касаются дорог. И я счастлив, что выйду к людям и скажу: "Уважаемые жители Республики Мордовия, мы до такого-то года выполним все ваши наказы, которые касаются дорог, и мы сделаем всё, о чём вы нас просили". Если выполняешь обещания, диалог с людьми получается.

[Александр Проханов:]
— Самый высший наказ — это указы президента и национальные проекты. Но даже сам Владимир Владимирович сетует, что многое из того, что предложено, не выполняется, много из того, что заявлено, не получает развитие. А что мешает? Отсутствие денег? Но наверняка все указы и нацпроекты обеспечены финансами. Может быть, мешает нерадивость управленцев, нерасторопность или какие-то дефекты системы? Почему очевидные вещи мучительно проходят? Что нам мешает совершить давно ожидаемый манёвр?

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №31, 7 августа 2019 года
berlin
jewsejka
От либерала до палача — один шаг

Президент Путин сделал заявление, что либерализм изжил себя. Это заявление было сделано с опозданием, ибо патриоты-государственники гораздо раньше, уже в 1991 году, видели в либерализме чудовище, разрушающее великие советские и русские ценности. Тогда либералы разрубили на части великое красное царство, отпуская на свободу пространства и народы. И эта свобода обернулась чудовищной бойней, колоссальным, невиданных масштабов распадом. Либералы Гайдар, Немцов и Чубайс были не более, чем скальпели в руках заморского патологоанатома, который рассекал умирающее государство.

Главный тезис либерализма состоит в том, что государство находится в подчинении у отдельно взятой личности. Либерализм провозглашает превосходство личности над государством. Государству отводится роль слуги, чистильщика сапог, полотёра — того, кто услаждает человеческие прихоти. Когда этот взгляд восторжествовал в СССР, от страны стали немедленно откалываться территории с населяющими их народами. А в местах разлома забурлила, закипела кровь. Распад СССР перекинулся и на Россию, в которой царствовали либералы, превратив страну в стихию разнузданных, осатанелых политиков, журналистов и шоуменов.

Сегодня Россия горит. Уже сгорело пол­Сибири. Пожар подбирается к региональным столицам, рабочим посёлкам и деревням. Либералы винят в этих страшных пожарищах государство, которое не в состоянии организовать защиту лесов, не умеет тушить пожары, не может заранее обнаруживать очаги возгорания. Но ведь это они, либералы, в своё время продавливали через Думу Лесной кодекс, ломая упорное сопротивление коммунистов. Утверждали новый Лесной кодекс, который упразднял лесную охрану, ликвидировал службы, защищающие лес от огня и вредителей.

Они отдали русский лес, когда-то воспетый Леонидом Леоновым, в руки частнику, который, по мнению либералов, должен был ухаживать за отведёнными ему участками вырубки, аккуратно вывозить срезанный лес и тут же высаживать деревья благородных пород. На деле же частник превратился в чёрного лесоруба, резал без зазрения совести все деревья подряд, оставляя после себя горы древесного гнилья, превращая кедровые и сосновые угодья в заросли ольхи и осины. И лес, который в советское время служил интересам страны, теперь в виде кругляка бессовестно, нарушая все таможенные правила, уводили за границу, не принося в российский бюджет ни копейки.

Сегодня дымит Москва. Разъярённая молодёжь собирается толпами, как низовой пожар, движется от Пушкинской площади по Тверской, расплывается через Камергерский переулок на Кузнецкий мост, Лубянку, атакует мэрию. Государство гасит этот пал, не давая ему распространиться на всю Москву. Какое счастье, что не может повториться девяносто первый год! Не могут повториться чудовищные кавказские войны, капризные суверенитеты Поволжья и Якутии. Россия сохраняет свою целостность, не превращается в груду тлеющих углей.

Что было бы, если бы президентом России стал Ходорковский, который взял бы страну в свои ежовые рукавицы, те, что он в течение десяти лет шил в колонии под Краснокаменском? Что было бы, если бы премьером стал Михаил Касьянов? Наверняка он провёл бы ещё одну пенсионную реформу, принуждающую граждан выходить на пенсию в возрасте ста лет. А Шендерович, эта крошка Цахес? Если бы он стал главой ФСБ, сколько репрессий обрушилось бы на головы патриотов — такая лютая ненависть сверкает в его глазах — чёрных, как у мохнатого паука. Любовь Соболь стала бы министром обороны. И горе тогда российским самолётам, кораблям, танкам, космическим группировкам. Она сидела бы верхом на белом пони и на Красной площади принимала гей-парад.

Министром юстиции стал бы Илья Яшин, запретив все патриотические организации, введя закон, не позволяющий патриотам занимать государственные должности, учинив по всей России политические расправы над патриотами. А матерщинница Ксения Собчак, став министром культуры, показывала бы молодым либералам свои обнажённые ляжки.

В этой новой либеральной власти место нашлось бы всем. Шахматист Гарри Каспаров, эта политическая пешка, оседлав ладью, стал бы грести обратно в Россию, превратив шахматную доску России в одну большую чёрную клетку — чёрный квадрат Каспарова.

Евгения Альбац стала бы строить свой "третий храм" среди вологодских васильков и ромашек. А Глеб Павловский вместе с Мистером Паркером стали бы создавать новую российскую идеологию под контролем Бильдербергского клуба. Леонид Радзиховский возглавил бы министерство внутренних дел и раздал полицейским вместо дубинок хризантемы.

Всему этому безумию мешает осуществиться государство Российское. Оно сбрасывает с себя гнилые либеральные покровы, взрастает в муках, в дымах, в наводнениях, среди ропота и клеветы отступающих либералов. Государство Российское неопалимо среди пожаров. Непотопляемо среди наводнений. Несокрушимо среди фронды мелкотравчатых либералов.

Александр Проханов // "Завтра", №30, 31 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Вспомним Тяньаньмэнь

В очередной раз либералы атаковали власть. Отчаянные молодцы, мелкие политики и журналисты шли стеной на ОМОН, получая удары дубин в брюхо, попадали в автозаки и оттуда взывали к отмщению. Так филин, ослепнув от солнца, превращается из ночного охотника в беспомощный ком перьев. На него со всех сторон безнаказанно для себя налетает лесная мелюзга, клюёт его, пищит, а филин в ответ открывает хищный клюв и шипит. Филин — это власть. Крикливые и злые пичуги — оппозиция.

Операция, которую оппозиция провела на Тверской, условно именуется "накопление". Раз за разом, собирая неразрешённые митинги, попадая под удары ОМОНа, оппозиция выступает в качестве невинной жертвы. Крики боли и ненависти разгоняемой демонстрации превращаются в сгусток ненависти, которую средства массовой информации транслирует в народ, где копится гремучая смесь "цветной революции".

Недавняя акция на Тверской кончилась победой оппозиции. Она не собрала протестный митинг и не хотела его собирать. Она хотела столкновения с полицией. А для себя — роль жертвы, которая подвергается свирепому насилию.

Близится август, который пробуждает тяжёлые воспоминания о девяносто первом годе. Этот год венчался первой цветной революцией, которая сама по себе явилась венцом "перестройки", то есть периода, именуемого накоплением. Тогда, как и теперь, происходило множество мелких стычек в Москве, в провинциальных городах, в республиках Советского Союза, и эти стычки раз от раза становились всё радикальнее. И вылились, в конце концов, в расстрел телецентра в Вильнюсе, в сапёрные лопатки в Тбилиси, в стрельбу в Алма-Ате. Теперь, как и тогда, государственные СМИ работают на оппозицию. Тогда это был "Огонёк" Коротича, "Московские новости" Егора Яковлева, телевидение со "Взглядом", "Известия" с Лаптевым. Теперь это "Эхо Москвы" на содержании у "Газпрома", "Дождь", получающий государственные транши, радиостанции поменьше, которые явно или неявно поддерживают либералов.

Тогда и теперь стремительно ухудшалось благосостояние людей, и начинались протесты трудящихся. Тогда и теперь техногенные катастрофы погружали общественное сознание во мглу и безысходность. Тогда — Чернобыль, сегодня — катастрофа "Суперджета", наводнение в Иркутской области, погибший батискаф. И тогда, и теперь властная элита способствовала крушению государства. Тогда — Шеварднадзе, Яковлев и сам государственный лидер Горбачёв, которые, по словам главы КГБ Крючкова, были агентами влияния Запада. Сегодня — обширный пласт управленцев, пропагандистов, коммерсантов, давно уже духовно откочевавших на Запад, поселивших на швейцарских виллах и в лондонских дворцах своих жён, детей и снох, а здесь, в России, проповедующих любовь к стране и верность государству. Их бегающие лживые глазки то и дело мелькают на телевизионных экранах.

Как тогда, так и теперь властные политические структуры оказались предельно ослабленными или вовсе парализованными. КПСС в те годы переживала чудовищные раскол и ослабление. Сегодня "Единая Россия" испытывает кризис, и множество депутатов предпочитает не связывать себя с "Единой Россией", а, двигаясь на выборы, выступают как самовыдвиженцы. Беспомощным оказался Общероссийский народный фронт. Единственной живой организацией стало волонтёрское движение, но оно контролируется либералами.

Как долго это может продолжаться? Когда накопление достигнет предела, и социальный протест хлынет из переполненной чаши? Едва ли завтра. Но когда-нибудь — непременно. Государство продолжает спонсировать бесчисленные театры, в которых режиссёры прямо или косвенно издеваются над государством, оскверняют государственные ценности. Каждый театр, будучи микроскопическим, входит в огромное поле антигосударственных представлений. Министерство культуры спонсирует пятый фильм, посвящённый Цою. Цой в восьмидесятые годы был кумиром молодёжи, звал её к переменам, то есть к свержению советского строя.

Блестящий Александр Невзоров, которому нет равных по интеллекту и разящей иронии, еженедельно выступая в "Невзоровских средах" по "Эху Москвы", сносит целые пласты государственных представлений — тех, что с таким трудом намываются земснарядами государства. Если, по утверждениям патриарха, каждый день в России строится три новых храма, то Невзоров своими выступлениями тут же сносит их до основания.

Чудовищное воровство силовиков и чиновников, безумная, демонстрируемая напоказ роскошь, в которой живут главы крупнейших корпораций и олигархи, повсеместные бесчинства делают власть абсолютно уязвимой. Восстановлению репутации не помогают никакие точечные аресты. Немало вчерашних патриотов и государственников дрогнули под напором истерической либеральной пропаганды, разуверились в государстве, изменили своим убеждениям, примкнув к либералам.

Что делать тем, кто остаётся верен своей глубинной присяге государству Российскому и видит, как это государство слабеет, готово впасть в паралич, и в ответ на либеральный реванш не может предложить ничего другого, кроме обысков, арестов и омоновских дубинок? Возможен ли русский Тяньаньмэнь? Есть ли гениальный экономист, который изменит пагубную политику Центробанка и министерства финансов, загнавших русскую промышленность в кризис, планирующих экономический крах России? Есть ли философы, способные дать сегодняшней России всеобъемлющую русскую идеологию? Огласит ли президент наряду с проектами "Арктика", "Россия тихоокеанская" и "Россия средиземноморская" новый нацпроект, именуемый "Очищение"? Когда мы станем освобождать Россию от свалок мусора, освобождать российский социум от коррупции и стяжательства? Когда станем очищать историю от мерзких русофобских мифов, а каждую душу нашего человека обратим к возвышенному и прекрасному, отключив от этой души чудовищные трубы с нечистотами, которые ежедневно льются с телевизионных экранов?

Нужна ли нам картина Делакруа, где — пышная женщина с огромной грудью и с лицом Любови Соболь? Нужен ли нам диван, наполненный клопами, который либералы хотели бы выставить в музее будущей русской революции? Нужна ли нам матерщинница Собчак, которую власть в очередной раз пригласит на выборы? Или мы со стоическим терпением станем спасать государство Российское, как делали это в девяносто первом году, принимая на себя страшные удары разрушения?

"Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!" — произнёс Пётр Столыпин перед тем, как в его сердце всадил пулю кто-то, очень похожий на Шендеровича.

Александр Проханов // "Завтра", №29, 24 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Роза «Ушаков»

Столица Мордовии Саранск — прелестный город. В нём светло, просторно, вдоль проспектов дует свежий ветер, пахнущий душистыми табаками. Здесь легко, свободно, чудесно. Не верится, что здесь, в Саранске, во дни моей молодости я видел деревянные тротуары и покосившиеся домишки.

Великолепные кварталы с жилыми домами-башнями, прекрасные улицы, переходящие через множество затейливых бетонных развязок в кольцевую дорогу. Саранск — это город театров, музеев, великолепных соборов, город фонтанов и памятников, город восхитительного стадиона, возведённого в те дни, когда Саранск во время чемпионата мира стал столицей мирового футбола. Скверы в городе громадные, как леса. И кажется, что весь город переливается, как огромная морская раковина со множеством перламутровых оттенков. Саранск постоянно меняется, хорошеет, напоминает гнездо какой-то волшебной птицы, которая обитает среди этих театров и фонтанов и непрерывно благоустраивает своё гнездовье. Что ни день, появляется хотя бы малое перламутровое пёрышко или хрустальная прозрачная ветка. И ты ждёшь, что из этого гнезда птица прянет ввысь — в синее мордовское небо. И из этого неба на землю спустится ещё не ведомая нам, но ожидаемая, страстно выкликаемая жизнь, где не будет тьмы и страданий, а только свет, благоухание цветов, хрустальные переливы.

Так думал я, может быть, с излишними восторгами, начиная своё странствие по Мордовии — земле мечтателей.

Я хотел понять, как мечта, поселившись в человеке, делает его творцом, который превращает пустыню в сад. В шестидесяти верстах от Саранска в селе Новотроицком я познакомился с Владимиром Викторовичем Руженковым. Он — уроженец этих мест, покинул село в те годы, когда оно было мощным, цветущим хозяйством. Он учился, получал одно за другим образования, занимался политикой, экономикой. А когда возвращался в родные места, ужасался тому, что совершили с селом окаянные 90-е годы. Хозяйство рухнуло в одночасье: коровники превратились в руины, словно их обстреливала артиллерия, люди разбежались в поисках работы, оставив после себя зарастающие земли. Народ горевал, спивался. И невыносимая боль при виде гибнущего села, любовь и сострадание к землякам породили в нём мечту — одолеть катастрофу, спасти любимую Родину. Обладая властью, влиянием, средствами Руженков первым делом построил в обездоленном селе храм: светлый, чудесный с золотыми крестами. Эти золотые кресты заглядывали в мутные окна неопрятных домов, смотрели на заросшие лебедой огороды, влекли к себе унылые, утратившие веру глаза. К храму потянулись людские души, стали съезжаться покинувшие село люди. Начали строить на новых усадьбах первые дома. Руженков неутомимо убеждал, ходил с односельчанами на службы. Сам, подобно священнику, проповедовал, вдохновляя людей не посулами, не обещаниями немедленной благополучной жизни, а увлекал их в свою мечту, в свою, казалось, утопию, где на месте обезлюдевших улиц, возникнут чудесные дома, загомонит детвора, на стадионе зашумят спартакиады. Каждое своё мечтание он подкреплял делами, не позволяя угаснуть этим искоркам веры, которые зажглись в сердцах изнурённых, изверившихся людей.

Как прекрасно сегодня село Новотроицкое! Как просты и великолепны огромные стальные коровники, похожие на ангары для самолётов! Как чудесны улицы с новыми домами! Вот дом, где живёт семья с тремя детьми, есть гараж с прекрасной машиной. И откуда хозяин дома уходит на работу, чтобы сесть за руль тяжеловесного грузовика, а хозяйка отправляется учительствовать в школу.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №29, 24 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Между миром и войной

На Украине состоялись выборы в Раду. Рада изменилась в одночасье. В ней произошли перемены столь разительные, что кажется, будто в выборах участвовал другой народ. Но это всё тот же украинский народ, прошедший сквозь ужас государственного переворота, войны, распад территории, чудовищное обнищание, непрерывное физическое и моральное насилие. Именно этот народ, голосуя на выборах, сделал Раду неузнаваемо новой.

Главная новизна — с треском провалилась "партия войны", этот чванливый, упитанный, хлюпающий кровью, как плохо прожаренная котлета, Порошенко сошёл на нет. А с ним сошла на нет лютая пропаганда ненависти, войны, русофобии. Остальная часть Рады по-разному, с разной лексикой и подходами, демонстрирует объединённую "партию мира". Зеленский, Медведчук, Тимошенко — все они в разной степени миротворцы. Это громадная победа украинского народа, двух славянских народов — украинцев и русских, всех народов планеты, каждый из которых, пусть в самой малой степени, ощущал дыхание гражданской войны на Украине. Крохотные ростки мира — робкие, уязвимые, появились в отдельных местах политического ландшафта Украины.

Есть договорённость по обмену пленных "всех на всех", будь то представители Киева, Донбасса или России. Настойчивы разговоры в верхах о возможности обменять журналиста Вышинского, томящегося в тюрьме СБУ, на украинского режиссёра Сенцова, сидящего в ямальской тюрьме в Лабытнангах.

Достигнуто соглашение о прекращении огня — не на время, а навсегда. Уже артиллерия уходит со своих огневых позиций, перемещаясь подальше от Луганска и Донецка. Перестали рваться снаряды по обе стороны линии фронта. По решению Москвы русский газ пойдёт на Украину по сниженной цене. И украинцы не смогут не испытать благодарности. Рассматривается схема, согласно которой уголь, добытый на Донбассе, пойдёт в полном объёме на Украину, что будет означать начало торговли.

Несмотря на свирепую геббельсовскую пропаганду русофобии украинский народ сберегает в себе представления о единстве украинцев и русских, о единой православной вере, и "томос", любимое детище Порошенко, испарился на глазах, как нелепый фабрикат. Триста лет совместной истории, где украинцы и русские вместе сражались, возводили великие заводы, строили великие самолёты и реакторы, создавали великие кинофильмы, триста лет совместной исторической жизни и творчества, где каждый второй русский — это украинец, а каждый второй украинец — это русский, всё это не могло быть испепелено чудовищными ожогами, когда Порошенко прикладывал раскалённый шкворень к сознанию украинских людей.

Похоже, что крымская проблема для большинства украинцев уже перестала быть болезненной. Но Донбасс по‑прежнему является камнем преткновения, о который спотыкаются все переговоры. Сейчас бессмысленно и рано предлагать конкретный план по умиротворению в Донбассе. Этот план будет умозрительным, кабинетным. Такой план возникнет, когда в Донбассе установится прочный мир, когда перестанут бить вулканы ненависти, когда возникнет атмосфера доверия между Киевом и Донбассом. Это возможно лишь при прямых переговорах обеих сторон. Тогда в мирном воздухе и возникнет этот проект, как коллективный труд миротворцев — тех, о ком в Евангелии сказано: "Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими".

Быть может, этот взгляд на итоги украинских выборов слишком прекраснодушен, ожидания чрезмерно завышены. Снаряды продолжают падать на окраины Донецка и Луганска, хирурги принимают в свои операционные раненых с осколочными ранениями. Но перелом на Украине случился. Он не мог не случиться — тьма не может быть вечной.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 24", 21 июля 2019 года
berlin
jewsejka



В поисках русской мечты. Мой Дагестан. Документальный фильм Александра Проханова

О чем мечтает Дагестан, о чем мечтает дагестанский народ — аварец, лакец, даргинец, живущие в Дагестане армяне, азербайджанцы, русские? Как угадать эту сокровенную живущую в народе мечту, которая влечет его к извилистым ущельям исторической судьбы?

Беседа Александра Проханова с Алексеем Текслером // "Завтра", №28, 17 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Как сконструировать чудо

Беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с временно исполняющим обязанности губернатора Челябинской области Алексеем Текслером.

[Александр Проханов:]
— Спасибо, Алексей Леонидович, что, несмотря на свою занятость, нашли время для встречи со мной.

[Алексей Текслер:]
— Александр Андреевич, мы, челябинцы, с радостью приветствуем вас в нашей области. Знаю о вас с детства, и очень рад лично познакомиться, пообщаться с вами, замечательным писателем, публицистом. Вы всегда очень трепетно относились к истории нашей страны. Во многом вы были правы, когда, обращаясь в своих романах и статьях к народу, к руководству страны, говорили про опасность слома существовавшей системы, про то, что мы многое потеряли. Когда бездумно ломаешь фундамент, то может покоситься всё здание. Отчасти это и произошло. Как показало время, исторически, философски были правы вы. Вызывает уважение, что вы всегда свою позицию отстаивали.

[Александр Проханов:]
— Есть нечто более загадочное и грандиозное, чем наше участие в истории — сама история. И, находясь на Урале, начинаешь ощущать, что сменяющиеся эпохи, эры возникают и исчезают не без участия каких-то магических, в том числе — уральских, сил. Урал таинственен. Здесь, в Ипатьевском доме, завершилась романовская эпоха — Урал поглотил её, Ганина яма — то чрево, куда ушла романовская эра вместе с Пушкиным, с Синодом, вместе с великими музыкантами, художниками, победоносцами. И появление в Свердловске Бориса Николаевича Ельцина, который сначала разрушил Ипатьевский дом, а потом Советский Союз, — тоже явление загадочное. Урал поглотил и эту эру. А Аркаим? Это фантастическое место, это матка, откуда вышли не эпохи даже, а целые цивилизации. Значит, Урал в своей южной части, у вас, в Челябинский области, породил несколько грандиозных цивилизаций, которые сейчас живут и дышат этими воспоминаниями — о прародине.

Конечно, горько, что мы потеряли великую родину и великую страну. И замечательно, что сумели сохраниться как исторический субъект и восстановить государство.

[Алексей Текслер:]
— Нашей истории, мне кажется, свойственно это — уходящие эпохи. Киевская Русь — это соединение государства, потом его распад, связанный с междоусобицей, с приходом монголов. Потом снова соединение вокруг Москвы. И вновь распад, смута — времена Лжедмитрия. Романовская династия. Последующие грандиозные изменения — Октябрьская революция. И опять слом. Но каждый раз страна выходила из ситуации обновлённой, более сильной, продолжала жить и работать, будучи всегда одним из мировых центров: духовных, цивилизационных, религиозных, культурных, политических. У нас этакая прививка, которая была сделана даже непонятно когда, может быть, как раз в те времена, когда появился Аркаим. Но и до этого, во времена палеолита, здесь, на нашей земле, жили люди. Есть древние стоянки людей — Игнатьевская пещера, другие объекты.

Так что, эти "прививки" в нашей истории делались регулярно. В итоге мы становились более сильными, более устойчивыми к разного рода проблемам. Действительно наша область является одним из "сердец" страны, может быть, железных сердец, поскольку у нас развита промышленность, металлургия. Но не только железных.

Челябинск, Челябинская область — это моя родина, я здесь родился, закончил школу. Моя взрослая жизнь проходила на Севере, в Красноярском крае, где я получил большой опыт. Но хочу отдать дань тому месту, где я родился, откуда вышел. Приход сюда — мой осознанный выбор, выбор важный, потому что я люблю эту землю, люблю этих людей, знаю и люблю историю. И это глубоко внутри меня. Я вам очень благодарен, Александр Андреевич, за то, что вы приехали, что разделяете эту любовь. Вы расскажете жителям нашей страны о Челябинской области: какие здесь живут люди, расскажете о нашей истории, об уникальной природе.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №28, 17 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Сокровенная власть

Некий немец напечатал в германском издании статью, в которой утверждает, будто никакой русской победы под Курском не было. Не было кровопролитных боёв, разгрома, русские потеряли в сражении 250 танков, а немцы только пять.

И не стоило бы реагировать на этот мелкий плевок, упавший на броню танка Т-34 и тут же испарившийся. Но этот случай есть показатель непрекращающейся атаки. Запад атакует русскую Победу сорок пятого года, желая уничтожить великую идеологию, на которой зиждется и сегодняшнее государство Российское. Эту идеологию вместе с красным знаменем Победы перенесли из остывающей красной эры в эпоху новую, авангардную. Из разрушенной советской цивилизации удалось вынести красное знамя. Его обмотали вокруг своих израненных тел баррикадники Дома Советов, уберегли от осквернений и сожжений. Его развернули, и под этим красным победным знаменем стали формироваться полки нового государства Российского. Уничтожая Победу, стратегический противник уничтожает коды русского сознания, которые обеспечили Победу, вошли в неё как её тайное наполнение, продлевая жизнь самой Победы и самого государства.

Именно в Победе живёт имперская идея содружества множества братских народов, сложившихся в единый победный народ. В Победе живёт великое свойство русского народа приносить себя в жертву возвышенным целям, претерпевая невиданные страдания — такие, как блокадный Ленинград, погибающие под Сталинградом советские армии, невиданные муки в застенках гестапо. В Победе мы вновь — народ-коллективист, существуем единой рабочей артелью, боевым батальоном, молящимся монастырём. В Победе мы остаёмся мечтателями, озарёнными божественной целью о праведном мире, об идеальном государстве, о великой миссии русских. В Победе открывается истинный смысл лидера и вождя, который в страшный мглистый ноябрь сорок первого года обратился к народу со словами: "Братья и сёстры!" Народ, измученный коллективизациями, надрывными стройками, репрессиями ГУЛАГа, услышав от вождя эти "братья и сёстры", простил власти все обиды и беды, принял Сталина в свой страждущий хоровод, объединился с вождём, сам стал вождём.

Убить Победу — значит погасить множество драгоценных формул, которые наполняют русское сознание, являются незаменимым ресурсом в руках государственной власти. Используя этот ресурс, власть ведёт народ через все страдания, беды в негасимое лучезарное будущее. Никакими финансами и денежными реформами, никакими оборонными заводами со сверхточным и гиперзвуковым оружием, никакими фестивалями или Олимпийскими играми не обеспечить долгожданное движение вперёд, если не использовать эти таинственные волшебные коды. Соединение этих невидимых кодов с видимыми, очевидными потенциалами, коими являются казна, арсеналы ракетно-ядерного оружия, новые технологии, добытые на Западе или изобретённые нашими умельцами, сочетание русского видимого и русского невидимого обеспечивает стране движение вперёд.

Сегодня это русское невидимое существует как сокровенное, не обретённое, оно спрятано в исторический сейф, куда запихали его перестройщики, а ключ выбросили в Мировой океан. Вся "перестройка" — это уничтожение западными идеологами драгоценных основ русского сознания, из которых важнейшая — Победа. Когда потух последний код, и обезумевший, лишённый слуха и глаз народ внёс на руках в Кремль Ельцина, тогда и пала великая держава.

Сегодня противник, собираясь растоптать Россию, топчет эти волшебные русские коды. Имея к ним доступ, заглядывает в тайные хранилища и там умертвляет животворящие силы русской истории, чтобы они никогда не попали в руки российской власти, ибо нынешняя власть не ведает о содержании сейфа. Она действует рефлекторно и инстинктивно. У неё многое не получается — оттого, что свой земной ресурс она не умеет сочетать с ресурсом небесным, о котором она мало что знает.

Задача русского сознания и его историков, философов, культурологов, его военных интеллектуалов и прозревающих небо священников — открыть этот сейф, обнаружить его бесценное состояние, оснастить этими кодами власть.

Учение Русской Мечты, Пасхальный смысл русской истории, Поступь Русской Победы, Святость русского оружия, Россия — ковчег спасения, Пятый Сталин — эти и многие другие краеугольные постулаты русского сознания должны быть освоены властью осторожно, как осваивают драгоценное оружие. Это не прихоть историков, не каприз политологов — это оружие, с которым сражается другое. Мировая история есть схватка мифов, схватка национальных постулатов, схватка видимых и невидимых идей, от столкновения которых происходят войны, меняются границы держав, появляются новые государства. Немец, посягнувший на Курскую Победу, — это крохотная огневая точка, которая подавляется без помощи гранатомёта, а одним лишь презрительным взглядом.

Александр Невзоров, выступающий по "Эху Москвы", осуществляет ковровые бомбёжки по самым сокровенным целям русского сознания. Он подобрался к русскому коду, играючи уничтожает беззащитные святыни. Невзорова не подавить гневным окриком, не пустить в амбразуру, откуда он выглядывает, реактивную гранату, не скинуть сверху на его бункер сверхбомбу. Его можно уничтожить только иными средствами: запустить в гостиницу "Гельвеция", откуда он ведёт своё вещание, множество комаров, чтобы они увидели Невзорова и сплотились вокруг него, и он ощутил себя первым среди равных. Тогда его страсть к доминированию и управлению миром будет утолена.

Александр Проханов (интервью) // «Вечерний Саранск», 10 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов — о русской мечте и мордовском колдовстве

На минувшей неделе Мордовию посетил выдающийся русский журналист, писатель и общественный деятель Александр Проханов. В течение трех дней он искал в республике русскую мечту, суть которой сформулировал на встрече с журналистами. Как она выглядит и можно ли ее достичь? В числе прочих вопросы писателю задавал и корреспондент «ВС».

«Храм на холме»

— Вот уже год я двигаюсь по России. Придумал себе программу под несколько высокопарным названием «В поисках русской мечты». Мне совершенно ясно, что без мечты не существует народа, не существует народной истории. И все народы, и огромные, и крохотные, имеют свою мечту. Мечта сберегает народ, сопутствует ему во всех его драмах, во всех его трагедиях, победах, озарениях. Мечта не кончается! Она недостижима. Достижима только цель. Русская мечта, как я ее определяю, звучит примерно так: «Храм на холме». Американская мечта — это град на холме или крепость на холме. Американцы доминируют над всем остальным миром. Они установили на высокой горе величие своей имперской истории и следят за поведением народов, живущих в долинах. Если американцам кажется, что в этих долинах возникает некая смута, они этих смутьянов укрощают, вплоть до того, что посылают на них крылатые ракеты. А Россия — это страна, которая сформулировала свою историю и судьбу устами самых выдающихся своих представителей, которые возникали в нашей истории на разных ее этапах. Сформулировали эту мечту как храм! Ведь что такое храм? Храм — это, по существу, образ царствия небесного. Люди строят храм, приходят туда, чтобы помолиться, достичь высших чертогов Царя небесного. Россия — это страна молитвы, стремящаяся обрести идеал существования в царствии небесном. Достижима ли эта мечта? Думаю, что достижима. Во всяком случае, об этом думали и верили в это самые великие русские люди. Начиная от русских сказочников, которые относились к живой и мертвой воде не как к сказке, а как к некой реальности. К этому так же относились наши великие православные мистики, такие, как старец Филофей, создавший теорию Москвы — третьего Рима, и великий мордвин Патриарх Никон, основавший новый Иерусалим в Подмосковье. К идее достижимого бессмертия относились русские писатели, верившие, что Россия — это святыня. Об этом же мечтали большевики. «Купание красного коня» Петрова-Водкина — это икона молодого, раннего большевизма. Словом, русская мечта, связанная с храмом на холме, присутствует во всех наших землях. Русских и нерусских. Если для православных людей храмом является наша церковь с крестами, то в Марий Эл, где я был недавно, этим храмом является священная роща. Таким образом, каждый мой вояж, а их было уже двадцать, — это тоже поиск русской мечты.

— Александр Андреевич, как вы считаете, может быть, нам тоже стоит мечтать о граде на холме, как это делают американцы, а не о храме?

— А вы думаете, у американцев нет проблем? Хотите, я вас в Гарлем приглашу, и вас там ночью негры изнасилуют! Зачем идеализировать Америку? Нам не подходит их мечта. Нам подходит образ храма на холме, который вечно соперничает с градом. Эти две мечты несовместимы! Отсюда и наша непрерывная конфронтация. Все мечтают о дружбе с Америкой, но она возможна на определенных условиях. Например, Россия освобождается от своих ракет. А потом таинственным, странным образом, какой бы ни пришел в России правитель, опять начинаются ссоры, споры. Возможно, это споры за ресурсы или за силовое доминирование в определенных частях света, но это — споры глубинных кодов. Это споры мечтаний.

Read more...Collapse )

беседовал Алексей Константинов

Александр Проханов // "Изборский клуб", 27 июня 2019 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов: Грузия забыла, что она сама — маленькая империя

События в Грузии сейчас чаще всего оценивают с политической, экономической и даже военной точек зрения, но русофобия, которую демонстрируют грузинские власти на протяжении последних лет, втянула в эту опасную игру и простых грузин. Уже выросло новое поколение, которое воспитано на этом разрушающем чувстве. И, конечно, росту подобных настроений во многом способствовала война в августе 2008 года, развязанная, к слову, тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили. Все это поднимает еще один, очень важный вопрос — пройдена ли та грань, после которой возврат к добрососедским отношениям невозможен? Об этом мы спросили председателя Изборского клуба, главного редактора газеты «Завтра», писателя Александра Андреевича Проханова.

Россия в свое время спасла Грузию от иноземного ига, уничтожения и взяла ее под свое крыло, под свой скипетр. Потом создавалась Российская империя, и Грузия была в составе империи. Грузия получила от России не просто свободу, она получила возможность собственную маленькую, автономную грузинскую культуру транслировать через этот имперский ретранслятор в мир. В итоге, помимо Шота Руставели, появилась могучая грузинская советская поэзия, появился грузинский кинематограф, грузинские художники. Грузинская культура в советское время расцветала. В конце концов, Грузия подарила Советскому Союзу Сталина — великого преобразователя красной империи.

И единомоментно, в недрах Советского Союза, в близких к Андропову кругах комитета госбезопасности, возникла идея рассечения, расчленения Советского Союза. И Советский Союз был разрублен топором на многие части, и одной из частей, отвалившихся от гигантской империи, была Грузия. Я повторяю, разрушала все это тайная концепция, которая гнездилась в андроповском сознании, внутри госбезопасности. Недаром среди конкретных разрушителей Советского Союза был Шеварнадзе, добившийся очень высоких позиций в советской элите. К тому же он был комитетчик, одно время он был главой КГБ Грузии. И он один из первых осуществлял этот процесс распада Советского Союза и автономизации, в данном случаи, Грузии.

Любой выход из такого вот имперского котла должен иметь идеологию, и идеологией для многих республик был антирусизм, русофобия, и Грузия тоже культивировала это качество.

Да, там были такие слои, которые изначально считали Россию поработительницей, они были маленькие, крохотные, они существовали в интеллигенции, но, когда власть перешла к Гамсахурдии, такому русофобу, не совсем даже вменяемому человеку, истероидному, он ввел в грузинскую идеологию, уже после выхода Грузии из состава СССР, вот эту действующую русофобию. Это культивировалось, и власть грузинская с тех пор не переставала быть русофобской. Не бывает так, что власти между собой враждуют, а народы дружат. Это утопия. Если власти начинают между собой враждовать, они вовлекают в это и народы. Тому пример Украина.

Повторяю, в Грузии сменяющиеся власти становились все более и более русофобскими. Чего стоит Саакашвили, проводивший доктрину русофобии. Но когда Грузия встала в афронт, антимосковский, антирусский, она почему-то забыла, что она сама маленькая империя. Грузия — это маленькая империя. В ней существовали Абхазия, Южная Осетия, Аджария, в ней были анклавы, где жили армяне. Да и сама Грузия была поделена на Сванетию, Мегрелию… много чего там было. И советский распад, который она инициировала, перенесся и на саму Грузию. И Грузия стала распадаться.

Грузия пыталась этот распад удержать силой, как и Россия, которая, когда стала распадаться, тоже использовала силу, очень мощную и страшную силу, давила чеченский сепаратизм, и это была гражданская война, это была огромная кровь. То же самое произошло и с Грузией. Но в Грузии Южная Осетия и Абхазия стали искать защиту у России, и Россия эту защиту дала, потому что сама Грузия была ей враждебна. Там уже были структуры НАТО, там уже был контингент американцев. Она превращалась в антироссийский форпост.

То, что сейчас там происходит — это продолжение этого процесса. И не нужно предаваться иллюзиям. Жалеть по этому поводу бессмысленно. Жалеть надо было в 1991 году, надо было признать, что 91-й год был причиной гигантской трагедии, когда распалась дружба народов, когда распался единый советский народ. Множество народов, населявших Советский Союз, складывались своим потенциалом, возможностями, умом, своими гениальными людьми — тогда Советский Союз был великой державой, а после распада мы скатились на мировую периферию.

Конечно, это горе. Это беда. Я сам родился в Грузии, в Тбилиси, но сейчас не могу туда въехать. Я нахожусь там под запретом, и мне от этого горько.

Александр Проханов // "Завтра", №26, 3 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Последняя ночь либерализма

Поздней ночью президент Путин дал интервью редакторам «Файнэншл таймс», где заявил о несостоятельности либерализма. Либерализм устарел, время его прошло, диктатура либерализма рухнула.

Почему эти заявления Владимир Владимирович сделал ночью? По милосердию своему. Он хотел, чтобы либералы провели эту свою последнюю ночь спокойно. Мы же, патриоты, ночью – совы, а утром – соловьи.

Либерализм – страшное для русских людей слово. Десятилетиями Россия, как рыба, плавала в серной кислоте либерализма. Горбачёвский либерализм привёл к гибели великого красного царства. Либерализм рассёк территории и перессорил народы. Либерализм разгромил великую советскую индустрию, уничтожив тысячи изумительных технологий. Либерализм испепелил великую армию и оставил от советского флота обломки кораблей. Либерализм отверг великие ценности, которые питали Россию во всю её историю, и заставил русских поклоняться «золотому тельцу». Либерализм ввёл в моральный кодекс человечества гомосексуализм, людоедство, суицид, ненасытное потребление, ядовитую иронию и нигилизм.

Либерализм установил господство либерально мыслящего меньшинства над всем остальным народом, создав узкий класс миллиардеров, помышляющих о своём бессмертии, и миллионы обездоленных, страдающих людей, обречённых на унылую жизнь и скорую смерть.

Теперь президент Путин отказывается от религии либерализма, и нам предстоит понять, что придёт на смену этому идолопоклонству. Мы откажемся от либеральной экономики, которая остановила развитие России, привела её к постоянному кризису и сделала сателлитом транснациональных монополий. Эту экономику сменит плановая, рациональная, основанная на цифровом регулировании. Искусственный интеллект станет управлять отраслями и производствами. Либерализм уйдёт из внешней политики, которая оставила руины от Советского Союза, пепелища Ирака и Ливии, бомбовые воронки в Сирии.

Россия, избежав страшных искушений Запада, будет укреплять свой суверенитет, будет отстаивать свои национальные интересы, основанные на ядерных ракетах, молитвенных песнопениях, обожании всего человечества.

Русская мечта не станет частью американской мечты, а вознесётся своими белоснежными сияющими храмами над поднебесными кручами русской истории. Движущей силой народа станет не безумный эгоизм отдельно взятой аморальной личности, не свирепое стяжательство, не поклонение чудовищному божеству, во имя которого совершаются злодеяния, насилие, разворовывание несметных богатств России. Труд вновь вернётся в сердцевину человеческих отношений. Государство вновь обретёт своё русское мистическое значение, сохранившее русский народ среди бессчётных войн и напастей.

Консервативные ценности, которые мы сберегли от расхищений либерализма, являются драгоценным ресурсом, используя который, русские люди сложили государство из одиннадцати часовых поясов. Оно строилось военной силой, хозяйственными трудами, переселениями. Но оно строилось также с использованием великих духовных представлений, которые вдохновляли народ не в меньшей степени, чем суворовские возгласы, посылающие солдат на штурм Измаила, не меньше, чем указы и уложения царей, строивших дороги до Тихого океана, спускающих корабли то в Чёрное, то в Белое моря. Эти духовные постулаты сделали Россию неповторимым содружеством народов, языков и верований, где каждый народ является государствообразующим, столпом, поддерживающим звёздное небо государства Российского.

Русская Мечта, русское чудо, пасхальный смысл русской истории, философия русского мира, религия русской Победы, святость русского оружий, русская история как эхо Херсонеса – эти и другие сокровенные представления лежат в глубинных основах нашего сознания, обеспечивали в прошлом, сохранили в настоящем, повлекут в будущее нашу российскую суверенность и мощь.

«Но тихо в мире, тихо так,
Что внятен осторожный шаг
Ночного зверя и полёт
Совы, кочевницы высот»


Нас ждёт утренняя свежесть русского возрождения – утренний кошмар проснувшегося либерала.

Александр Проханов // "Завтра", №25, 26 июня 2019 года
berlin
jewsejka
Зюганов — герой длинной воли

Геннадию Андреевичу Зюганову — 75. Своим служением Родине он совершил исторический подвиг. Когда компартия Советского Союза, ведомая Горбачёвым в пропасть, раскалывалась, рассыпалась, расплывалась, когда из неё убегали люди, жгли партбилеты, присягали новому центру власти, Зюганов оставался твёрдым коммунистом, сражался внутри партии с коммунистическими расстригами, сберегая не только свою честь, но и честь компартии, чтобы никто не смел назвать её партией отступников.

Когда случился распад Советского Союза и разгром КПСС, Зюганов перенёс партию через страшный разлом девяносто первого года. Так выводят из окружения разгромленные полки, сберегая полковое знамя и не сдавшийся личный состав. Зюганов в девяностые годы спасал компартию, заключая сложные компромиссы с беспощадной ельцинской властью. Собирал разрозненный контингент, уклонялся от множества ударов и провокаций, нашёл для партии средства существования, помещения для райкомов и обкомов, завоевал место в Государственной думе.

Зюганов сберёг компартию не просто как экзотический рудимент. Он сберёг партию как вместилище драгоценного красного ядра, и это ядро сохранило себя в ожидании лучших времён. Так сберегается и хранится малая горсть элитного зерна, чтобы потом, упав в плодородную пашню, приносить урожаи. Зюганов сохранял священный алый огонь — огонь «пятилеток», Победы, человеческого братства, дружбы народов великого небывалого государства, в котором люди впервые в человеческой истории решили построить рай на земле. Эта дерзновенная попытка завершилась крахом в 1991 году. Но она никуда не ушла. Компартия Зюганова сохранила в своих недрах великий красный проект, который в новых условиях возродится в виде левого проекта России.

Зюганов выдерживал чудовищное давление, клевету, подрывные операции, спасал компартию от прямых ударов ельцинизма. Он боролся с внутренними раздорами, когда нетерпеливые честолюбцы разрушали партию изнутри. Глубинный такт, терпение, поддержка партийцев помогали Зюганову ликвидировать и преодолевать эти внутренние заговоры. Ельцинское государство создавало множество ложных патриотических организаций с крикливыми беспардонными лидерами, которые стремились заманить в свои сети изнурённых и усталых людей. Зюганов отбивал эти коварные атаки. И сегодня он — лидер проверенной целостной организации, живущей ценностями справедливости и вселенского братства.

Дорогой Геннадий Андреевич, помнишь, как ты пришёл ко мне в редакцию, и мы сидели, составляя с тобой текст знаменитого «Слова к народу», которое вместе с нами подписали видные советские патриоты, обвиняя Горбачёва в предательстве и предупреждая о грозящем крахе?

Помнишь, когда случилась беда, когда пал Советский Союз, и компартия была под запретом, у неё не было ни своей газеты, ни помещений, ни опытного актива, мы собирались с тобой на заседаниях «теневого правительства», не давая угаснуть советской аналитике, подвергая критике убийственные решения Гайдара, предлагая измученному народу свои рекомендации и рецепты?

Помнишь, как мы шли рядом на великих шествиях по весенней Москве в дни победных праздников? Громадная весенняя толпа от Октябрьской площади двигалась к Каменному мосту и дальше, мимо Манежа, к «Театральной». Люди несли букеты весенних цветов, портреты Ленина, Сталина, иконы Богородицы, хоругви с ликом Спасителя, звучали ростовские звоны, «Варшавянка», «Священная война».

Помнишь, как на заседаниях «Фронта национального спасения» мы собирали воедино коммунистов и беспартийных, верующих и атеистов, русских и все населявшие Советский Союз народы? «Фронт национального спасения» шаг за шагом завоёвывал большинство в Верховном Совете, который бросил вызов Ельцину, а в дни ельцинского переворота возглавил народное восстание.

Помнишь, когда в Москве уже был комендантский час, повсюду шныряли омоновцы в масках, арестовывая патриотов, мы на твоих стареньких «Жигулях» уходили от «наружки», колесили по Москве, озабоченные одним: не дать патриотам впасть в уныние, не дать согнуться под тяжестью поражения.

Помнишь, как мы создавали Народно-патриотический союз, столь необходимый в те годы, как и в нынешние дни, когда по-прежнему Родина в беде, и необходимы совместные усилия всех патриотов?

Компартия — это убежище для русских, которые сегодня несут огромное бремя, подвергаются чудовищному давлению. Благодаря твоим усилиям и твоему разумению партия присутствует во Всемирном русском соборе, где величавые владыки соседствуют с коммунистами. Ты — герой длинной воли, никогда не падал духом, служил и служишь примером стоицизма, честности, благородства. Какая радость, что сегодня, в твои 75, вместе со всеми твоими друзьями, сторонниками я могу пожать твою руку и сказать: «Да здравствует Россия! Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Сталин! Да здравствует неизбежная русская Победа!»