?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Entries by category: история

Александр Проханов // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Не лупите, и не лупимы будете

Я не могу смотреть, как тяжеловесные омоновцы в стальных шлемах колотят дубинками молодых людей на Тверской у здания мэрии. Мне отвратительно видеть, как шестеро здоровенных мужиков тащат за руки, за ноги, дёргают за волосы молодую женщину, заволакивая её в автозак. Мне тяжко слышать, как силовики, используя дурацкие поводы, врываются ночью в квартиры, ведут аресты на улицах, выхватывают подозреваемых из автомобилей и тащат в участки. Всё это не по мне, и всё это вызывает у меня тяжкие воспоминания.

Я вспоминаю, как в 1992 году я с демонстрантами, состоящими из ветеранов войны и русских писателей, у Белорусского вокзала подвергся атаке ОМОНа. Мы все, желая избежать ударов, сели на асфальт, закрыв головы руками. А между нами ходили омоновцы и били дубинами по головам стариков-ветеранов и русских художников. Я помню, как на Тверской во время демонстрации я шёл в рядах моих соратников, а навстречу нам надвигалась чёрная стальная когорта вооружённых, со щитами, солдат, похожих на псов-рыцарей. Помню, как у Останкино нашу демонстрацию теснил ОМОН, и я задыхался в толпе. Люди вокруг меня, спасаясь от ударов, лезли на фонарные столбы. Во время осады Дома Советов среди мокрого снега и дождя я залез на фургон и старался в мегафон подержать народ. Но успел воскликнуть только одно: "Народ, держись!" И меня стянули за ноги вниз, где шёл грозный, в белых шлемах ОМОН, размахивая дубинами.

Я помню толпу у Останкино, по которой били крупнокалиберные пулемёты, и я слышал, как чмокнула пуля, попав в живую плоть. Наутро танки расстреляли Дом Советов, убивали баррикадников, а на стадионе "Асмарал" внутренние войска и милиция пытали и убивали захваченных в плен защитников Дома Советов.

Всё это тяжко вспомнить. Но я вспоминаю, кто были те, кто отдавал приказы стрелять и лупить дубинами. Из кого состояла та власть, которая пришла в Россию после девяносто первого года? Она состояла из тех же сегодняшних либералов. Там были Ельцин, Гайдар, Явлинский, Чубайс, Немцов. Это они руководили страной и отдавали приказ внутренним войскам и милиции разгонять протестующих. Это они, захватив власть, создали чудовищную касту олигархов, уничтоживших великую советскую цивилизацию, захвативших всю народную собственность, растливших чиновников, превративших взятки в инструмент управления экономикой, политикой и культурой. Это они устроили бойню в великой стране меж трёх океанов, соизмеримую разве что с мировой войной. Это они осуществили гитлеровские планы "Ост" и "Барбаросса", планы, которым не дала воплотиться Красная Армия, а в полной мере осуществили Ельцин и Гайдар.

Сегодня, когда на митингах я слышу страстные призывы жить не по лжи, бороться за человеческое достоинство, противопоставлять дубинкам высокие смыслы и возвышенные чувства, я вспоминаю тех интеллигентов, что в ночь перед расстрелом Дома Советов, вдохновляя расстрельщиков, говорили о нас: "Добейте гадину".

На митингах прозвучали призывы начать люстрацию. Люстрацию кого? Коммунистов? Их не допускать к управлению страной? Но ведь после девяносто первого года все, кто называл себя демократами и либералами, были коммунисты-расстриги. Коммунистами-расстригами были Ельцин и Гайдар. Ими были комитетчики, которые всей своей когортой с Лубянки перебежали в банки и крупные корпорации. Ими были красные директора, такие как Черномырдин и Вяхирев, которые украли у народа нефть и газ, сталь, алюминий и алмазы. Коммунистом был Бобков, который, уйдя из Комитета, основал Еврейский конгресс.

Когда я слышу все эти призывы к высоким чувствам и честным выборам, я ощущаю в этих пылких и страстных словах глубинный изъян, тёмную червоточину, притаившуюся неправду. Прежде чем призывать к чистоте и свободе, сегодняшние либералы должны вспомнить о событиях 1991 года, раскаяться в этих событиях, повести отсчёт событий с того времени, когда они, либералы, утратили власть в России, уступив её другим силам, другим политическим сословиям. Начать с 1991 года, разрушившего великую гармонию народов — великий Советский Союз. Ибо от той черты августа 1991 года ведутся события, позволяющие нам понять сегодняшнюю ужасную войну на Украине, непрерывную бойню в Киргизии, натовские танки в окрестностях Пскова.

У меня нет рецептов, с помощью которых можно утвердить в сегодняшней России гражданский мир. Я ничего не могу сказать о так называемых честных выборах, о свободной конкуренции кандидатов в депутаты, о независимых судах и правовом государстве. Я ничего не могу сказать об этом сегодня, пока не дана оценка событиям 1991 года. И когда я смотрю на бушующие толпы, на клинья ОМОНа, разрезающего неуёмную толпу, слышу удары дубинок по головам молодых людей, я не испытываю злорадства. Но не вы ли, либералы, били нас смертным боем? И я повторяю: "Не лупите, и не лупимы будете".

Александр Проханов // "Изборский клуб", 27 июня 2019 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов: Грузия забыла, что она сама — маленькая империя

События в Грузии сейчас чаще всего оценивают с политической, экономической и даже военной точек зрения, но русофобия, которую демонстрируют грузинские власти на протяжении последних лет, втянула в эту опасную игру и простых грузин. Уже выросло новое поколение, которое воспитано на этом разрушающем чувстве. И, конечно, росту подобных настроений во многом способствовала война в августе 2008 года, развязанная, к слову, тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили. Все это поднимает еще один, очень важный вопрос — пройдена ли та грань, после которой возврат к добрососедским отношениям невозможен? Об этом мы спросили председателя Изборского клуба, главного редактора газеты «Завтра», писателя Александра Андреевича Проханова.

Россия в свое время спасла Грузию от иноземного ига, уничтожения и взяла ее под свое крыло, под свой скипетр. Потом создавалась Российская империя, и Грузия была в составе империи. Грузия получила от России не просто свободу, она получила возможность собственную маленькую, автономную грузинскую культуру транслировать через этот имперский ретранслятор в мир. В итоге, помимо Шота Руставели, появилась могучая грузинская советская поэзия, появился грузинский кинематограф, грузинские художники. Грузинская культура в советское время расцветала. В конце концов, Грузия подарила Советскому Союзу Сталина — великого преобразователя красной империи.

И единомоментно, в недрах Советского Союза, в близких к Андропову кругах комитета госбезопасности, возникла идея рассечения, расчленения Советского Союза. И Советский Союз был разрублен топором на многие части, и одной из частей, отвалившихся от гигантской империи, была Грузия. Я повторяю, разрушала все это тайная концепция, которая гнездилась в андроповском сознании, внутри госбезопасности. Недаром среди конкретных разрушителей Советского Союза был Шеварнадзе, добившийся очень высоких позиций в советской элите. К тому же он был комитетчик, одно время он был главой КГБ Грузии. И он один из первых осуществлял этот процесс распада Советского Союза и автономизации, в данном случаи, Грузии.

Любой выход из такого вот имперского котла должен иметь идеологию, и идеологией для многих республик был антирусизм, русофобия, и Грузия тоже культивировала это качество.

Да, там были такие слои, которые изначально считали Россию поработительницей, они были маленькие, крохотные, они существовали в интеллигенции, но, когда власть перешла к Гамсахурдии, такому русофобу, не совсем даже вменяемому человеку, истероидному, он ввел в грузинскую идеологию, уже после выхода Грузии из состава СССР, вот эту действующую русофобию. Это культивировалось, и власть грузинская с тех пор не переставала быть русофобской. Не бывает так, что власти между собой враждуют, а народы дружат. Это утопия. Если власти начинают между собой враждовать, они вовлекают в это и народы. Тому пример Украина.

Повторяю, в Грузии сменяющиеся власти становились все более и более русофобскими. Чего стоит Саакашвили, проводивший доктрину русофобии. Но когда Грузия встала в афронт, антимосковский, антирусский, она почему-то забыла, что она сама маленькая империя. Грузия — это маленькая империя. В ней существовали Абхазия, Южная Осетия, Аджария, в ней были анклавы, где жили армяне. Да и сама Грузия была поделена на Сванетию, Мегрелию… много чего там было. И советский распад, который она инициировала, перенесся и на саму Грузию. И Грузия стала распадаться.

Грузия пыталась этот распад удержать силой, как и Россия, которая, когда стала распадаться, тоже использовала силу, очень мощную и страшную силу, давила чеченский сепаратизм, и это была гражданская война, это была огромная кровь. То же самое произошло и с Грузией. Но в Грузии Южная Осетия и Абхазия стали искать защиту у России, и Россия эту защиту дала, потому что сама Грузия была ей враждебна. Там уже были структуры НАТО, там уже был контингент американцев. Она превращалась в антироссийский форпост.

То, что сейчас там происходит — это продолжение этого процесса. И не нужно предаваться иллюзиям. Жалеть по этому поводу бессмысленно. Жалеть надо было в 1991 году, надо было признать, что 91-й год был причиной гигантской трагедии, когда распалась дружба народов, когда распался единый советский народ. Множество народов, населявших Советский Союз, складывались своим потенциалом, возможностями, умом, своими гениальными людьми — тогда Советский Союз был великой державой, а после распада мы скатились на мировую периферию.

Конечно, это горе. Это беда. Я сам родился в Грузии, в Тбилиси, но сейчас не могу туда въехать. Я нахожусь там под запретом, и мне от этого горько.

Александр Проханов // "Завтра", №25, 26 июня 2019 года
berlin
jewsejka
Зюганов — герой длинной воли

Геннадию Андреевичу Зюганову — 75. Своим служением Родине он совершил исторический подвиг. Когда компартия Советского Союза, ведомая Горбачёвым в пропасть, раскалывалась, рассыпалась, расплывалась, когда из неё убегали люди, жгли партбилеты, присягали новому центру власти, Зюганов оставался твёрдым коммунистом, сражался внутри партии с коммунистическими расстригами, сберегая не только свою честь, но и честь компартии, чтобы никто не смел назвать её партией отступников.

Когда случился распад Советского Союза и разгром КПСС, Зюганов перенёс партию через страшный разлом девяносто первого года. Так выводят из окружения разгромленные полки, сберегая полковое знамя и не сдавшийся личный состав. Зюганов в девяностые годы спасал компартию, заключая сложные компромиссы с беспощадной ельцинской властью. Собирал разрозненный контингент, уклонялся от множества ударов и провокаций, нашёл для партии средства существования, помещения для райкомов и обкомов, завоевал место в Государственной думе.

Зюганов сберёг компартию не просто как экзотический рудимент. Он сберёг партию как вместилище драгоценного красного ядра, и это ядро сохранило себя в ожидании лучших времён. Так сберегается и хранится малая горсть элитного зерна, чтобы потом, упав в плодородную пашню, приносить урожаи. Зюганов сохранял священный алый огонь — огонь «пятилеток», Победы, человеческого братства, дружбы народов великого небывалого государства, в котором люди впервые в человеческой истории решили построить рай на земле. Эта дерзновенная попытка завершилась крахом в 1991 году. Но она никуда не ушла. Компартия Зюганова сохранила в своих недрах великий красный проект, который в новых условиях возродится в виде левого проекта России.

Зюганов выдерживал чудовищное давление, клевету, подрывные операции, спасал компартию от прямых ударов ельцинизма. Он боролся с внутренними раздорами, когда нетерпеливые честолюбцы разрушали партию изнутри. Глубинный такт, терпение, поддержка партийцев помогали Зюганову ликвидировать и преодолевать эти внутренние заговоры. Ельцинское государство создавало множество ложных патриотических организаций с крикливыми беспардонными лидерами, которые стремились заманить в свои сети изнурённых и усталых людей. Зюганов отбивал эти коварные атаки. И сегодня он — лидер проверенной целостной организации, живущей ценностями справедливости и вселенского братства.

Дорогой Геннадий Андреевич, помнишь, как ты пришёл ко мне в редакцию, и мы сидели, составляя с тобой текст знаменитого «Слова к народу», которое вместе с нами подписали видные советские патриоты, обвиняя Горбачёва в предательстве и предупреждая о грозящем крахе?

Помнишь, когда случилась беда, когда пал Советский Союз, и компартия была под запретом, у неё не было ни своей газеты, ни помещений, ни опытного актива, мы собирались с тобой на заседаниях «теневого правительства», не давая угаснуть советской аналитике, подвергая критике убийственные решения Гайдара, предлагая измученному народу свои рекомендации и рецепты?

Помнишь, как мы шли рядом на великих шествиях по весенней Москве в дни победных праздников? Громадная весенняя толпа от Октябрьской площади двигалась к Каменному мосту и дальше, мимо Манежа, к «Театральной». Люди несли букеты весенних цветов, портреты Ленина, Сталина, иконы Богородицы, хоругви с ликом Спасителя, звучали ростовские звоны, «Варшавянка», «Священная война».

Помнишь, как на заседаниях «Фронта национального спасения» мы собирали воедино коммунистов и беспартийных, верующих и атеистов, русских и все населявшие Советский Союз народы? «Фронт национального спасения» шаг за шагом завоёвывал большинство в Верховном Совете, который бросил вызов Ельцину, а в дни ельцинского переворота возглавил народное восстание.

Помнишь, когда в Москве уже был комендантский час, повсюду шныряли омоновцы в масках, арестовывая патриотов, мы на твоих стареньких «Жигулях» уходили от «наружки», колесили по Москве, озабоченные одним: не дать патриотам впасть в уныние, не дать согнуться под тяжестью поражения.

Помнишь, как мы создавали Народно-патриотический союз, столь необходимый в те годы, как и в нынешние дни, когда по-прежнему Родина в беде, и необходимы совместные усилия всех патриотов?

Компартия — это убежище для русских, которые сегодня несут огромное бремя, подвергаются чудовищному давлению. Благодаря твоим усилиям и твоему разумению партия присутствует во Всемирном русском соборе, где величавые владыки соседствуют с коммунистами. Ты — герой длинной воли, никогда не падал духом, служил и служишь примером стоицизма, честности, благородства. Какая радость, что сегодня, в твои 75, вместе со всеми твоими друзьями, сторонниками я могу пожать твою руку и сказать: «Да здравствует Россия! Да здравствует Советский Союз! Да здравствует Сталин! Да здравствует неизбежная русская Победа!»

Александр Проханов // "Завтра", №19, 15 мая 2019 года
berlin
jewsejka
«Волки» русской мечты

Молодой мужчина садится на мотоцикл, сжимает бёдрами грохочущую раскалённую машину — ослепительную "Ямаху" — и мчится сломя голову по миру. Он один, он горд, он лучше всех, он — кентавр. Он превосходит своей силой и мощью унылых пешеходов и тех слабаков, что скрываются в железных коробах автомобилей. Он лавирует, мчится, он бесконечен.

Появляется второй, ему подобный. Их двое, и они летят в своих рыцарских шлемах, а за их спинами, обнимая мотоциклистов, сидят красавицы. Они переглядываются, показывают руками друг другу знаки и мчатся то ли в поля, то ли в бесконечность.

Потом их десять, двадцать, сто. Они уже — грохочущая стая, которая покидает свои урочища и носится по миру без цели, без осмысленной задачи, без корысти, а просто, чтобы нестись, чтобы изрыгать грохот, чтобы быть быстрее, лучше, прекраснее всех. Они — группа, они — отряд, они — воинство. И, как всякий отряд, они находят лидера, находят вожака. Он должен быть самый сильный, самый красивый, самый умный, самый отважный. Он должен помогать в беде, он должен вытаскивать их из ям, он должен, если они налетят на фонарный столб, вынимать из их тел осколки, накладывать швы. У них есть лидер, у них есть предводитель.

Если у них есть лидер и предводитель, если у них есть братство, у них должен быть устав, должен быть кодекс, должен быть гимн. Они складываются в нечто обособленное, возвышенное и рыцарское. Появляется рыцарский Орден. У этого Ордена есть своя идея, своя эмблематика, своя форма, свои знаки, свои, им одним понятные, символы, им одним известная идеология.

Откуда взять идеологию? Она уже есть, она пришла из-за океана. Там уже носятся безумные байкеры, увешанные цепями, с черепами на своих кожаных куртках, с весёлой руганью, выведенной на их тужурках. Это "Ангелы ада", это дети преисподней, это вихри, вырвавшиеся в этот пошлый и скучный мир из смертной тьмы. Сначала такая идеология воспринимается этим отрядом как инъекция, впрыскивается шприцем. Но русские байкеры, облачившись в мундиры с черепами и символами, мчатся среди русских березняков и перелесков, мимо русских колоколен, проносятся сквозь русские городки, минуют стоящие на постаментах танки Т-34, врываются в города-герои. И эта витающая вокруг них красота, мистика русской истории, русской судьбы, русской боли и русского величия постепенно вытесняют из их среды заморское, чужеродное. И вот вместо раскрашенных, размалёванных, написанных фосфорными красками девиц появляется Богородица. Вместо чудовищных танцующих клоунов и уродцев появляется генералиссимус Сталин. Сами русские байкеры становятся волками Русской весны, их ведёт предводитель Хирург.

Крым, который мучился, печалился под гнётом Киева, старался вырваться из-под этого гнёта, — Крым ликовал, увидев на севастопольских улицах ревущих мотоциклистов с развевающимся красным знаменем. И севастопольские байк-шоу собирали тысячные молодёжные толпы, которые скандировали: "Крым — наш! Крым — наш! Да здравствует Россия!"

А их байк-шоу в Сталинграде, когда они мчались мимо Мамаева кургана, неся огромные портреты генералиссимуса? И весь город выходил встречать их овациями и скандировал: "Сталин! Сталинград! Сталин! Сталинград!"

Явление "Ночных волков" — это мистическое знамение нашего времени. Постепенно, шаг за шагом, от лихих рейдов, от грохочущих маршей Хирург вёл своё воинство к великим свершениям. Он — художник, поэт, изобретатель, мечтатель — создал удивительные представления и мистерии, в которых эти грохочущие моторы, эти ликующие и рискующие жизнью светоносные мотоциклисты создавали великие метафоры, что он черпал из русской истории.

Его байк-шоу "Пятая империя", где он славил возникновение нового русского государства — государства, которое принимает в своё лоно, в своё сердце все предшествующие великие русские империи… Его байк-шоу "Русский реактор", где он говорит о том, как из застывшей мёртвой руины усопших цивилизаций начинает разгораться новая русская идея, новый русский символизм и русская сила, толкающая русскую историю дальше — вперёд и в бесконечность… Его байк-шоу "Русское чудо", когда из чёрной мёртвой страшной громады, оставшейся от рухнувшего истлевшего мира, вдруг излетают огни, светочи, и всё начинает сверкать и блистать, и вместо чёрной уродины вдруг возникает ослепительный бриллиант русской Победы и русского чуда…

И сквозь бриллиантовый свет несутся эти восхитительные ангелы, эти птицы на грохочущих моторах. И Хирург, как великий демиург, правит этой русской мистерией.

И вот его "Русская мечта". Русская мечта — это стремление русского человека к бесконечности: к бесконечной правде, к бесконечной красоте, к бессмертию. И это выражается абсолютно новым восхитительным языком не театральных подмостков, не камерных сцен, а громадных, превышающих любые стадионы, мистерий, где собираются многотысячные толпы, зачарованно глядя на эту светомузыку, слушая эти оглушительные грохоты русских сфер и русской музыки. И Хирург среди всех волшебных превращений и претворений — как божество, освещён прожекторами русского величия и русской мечты.

Явление "Ночных волков", явление Хирурга, явление этих мистерий — поразительное чудо наших дней. Оно подобно "Бессмертному полку". Это два близких друг другу откровения. Эти волны возникли из глубин нашей народной жизни. Они не были инициированы властью, они ничем не напоминают мелкотравчатые однодневки разного рода организаций, которые возникают по воле хитрецов и потом тут же исчезают. Это могучая волна, могучая лава народной проснувшейся жизни. И если "Бессмертный полк" — это пасхальное шествие, которое воскрешает всех наших павших — мучеников, убитых, не даёт нам их забыть, это шествие, которое возглавляют герои былых времён, то байкеры Хирурга — это огненная мистерия, мистерия сегодняшних и завтрашних дней, которая порождает в русских сердцах ощущение победы, ощущение бесконечности и незыблемости.

Слава тебе, Хирург! Стой в перекрестии аметистовых прожекторов. Мы любуемся тобой, мы смотрим на тебя. Лети на своём грохочущем крылатом мотоцикле!

Александр Проханов // «Завтра», №35, 1 сентября 2016 года
berlin
jewsejka
pic_8640663a.jpg

Невзороф.Live

главы из нового романа

Глава 2. Пик Невзорофа

Александр Глебович Невзороф завершил своё феерическое выступление на "Эхе Москвы", где дал определение Российской империи как пустоты, наполненной непроезжими дорогами, cказав, что чем больше становилась империя, тем непролазнее были дороги. Ещё он сделал блистательное умозаключение о том, как родилась теория относительности Эйнштейна. Он поведал, что Эйнштейн создавал свою теорию относительности, думая о России. Русская пустота, полагал Эйнштейн, переходит в русское безвременье, а русское время переходит в бесконечную русскую пустоту. Невзороф утверждал, что русский язык рождался из скрипа падающих деревьев, брачного крика совы и воплей истязаемого на дыбе мученика. Что русский мат есть перевод с татаро-монгольского слов известной песни "Я люблю тебя, Россия, дорогая моя Русь".

Окончив своё выступление, он собирался было покинуть студию "Эха Москвы", размещённую в гостинице "Гельвеция", которая с некоторых пор стала называться "Овсяный двор". И вдруг у выхода из гостиницы его перехватил гонец. У гонца было измождённое лицо землистого цвета, и Невзороф понял, что гонец, добираясь до него, загнал не одного коня, в том числе и знаменитую лошадь Вронского Фру-фру.

Известие, которое получил от гонца Невзороф, было ошеломляющим. Оказывается, именно он, Невзороф, является наследником русского престола. По достоверным сведениям гонца, великий князь Михаил Александрович не пал мученической смертью в окрестностях Перми, а продлил свои годы до середины ХХ века и под другим именем умер в Свято-Волочаевском монастыре, открыв своё происхождение настоятелю. В своём завещании великий князь передал право на российский престол Александру Невзорофу, чьё рождение было предсказано халдейскими звездочётами. С тяжёлым сердцем принял Невзороф на себя эту ношу, громадную, как глыба. И с тех пор стал называться Александр Глыбыч.

Теперь, когда он взял на себя бразды правления Российской империей, ему следовало подтвердить своё венценосное право. Империя нуждалась в расширении и утверждении, и он решил отправиться на её окраины. Его путь пролегал в Гималаи, к безымянной вершине, которую надлежало наречь Пиком Невзорофа. Глыбыч решил двигаться маршрутами известного путешественника Фёдора Конюхова. "Конюхов" — лошадиная фамилия, и с ней связаны представления о вкусном овсе и душистом клевере.

На проводах Невзорофа было людно. Ольга Бычкова отрезала у Невзорофа локон, а ему подарила серебряную ладанку со своей ресницей. Виталий Дымарский вызвался раздобыть для Невзорофа ездовых собак, которые оказались собачками Шувалова и не отзывались на возгласы Дымарского "цоб-цобе". Пришла проститься с Невзорофым монахиня Нектария, в миру Ксения Ларина.

Среди провожавших были замечены главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов и его дама сердца Леся Рябцева, которая погружала свою нежную руку в шевелюру Алексея Алексеевича в поисках там уха. В конце концов, ухо было найдено. И Леся Рябцева извлекала оттуда акции Газпрома и прятала их у себя на груди.

Явился Шнур, который вернулся из Милана, где был на гастролях. В театре Ла Скала он собрал на своих выступлениях весь цвет европейских меломанов и натолкал им в рот такое количество половых органов, что евроманы в течение месяца принимали отхаркивающее.

Явились известный блогер Шендерович, носивший в правом ботинке ломтик плавленого сырка, и барышня Красовский, который переживал свою первую — восемьдесят четвёртую по счёту — любовь. Барышня Красовский тоже любила оперное пение, особенно оперу Пуччини "Севильский цирюльник" и арию, в которой многократно повторялось: "Пидаро здесь, пидаро там".

Невзорофа провожали под колокола и рыдания. По пути он сделал привал на ферме Маши Слоним. Маша ходила по двору в шлёпанцах и кормила гусей. Гуси приближались к Маше и общипывали голубоватый мох, которым порой обрастали её ноги. Невзороф провёл с Машей Слоним несколько упоительных дней. Но империя требовала подвига, и он продолжил свой путь.

На этом пути его подстерегли напасти. На него несколько раз налетали разбойники из газеты "Завтра". Это были страшные бородатые мужики в рубахах навыпуск. От них пахло луком и лежалой селёдкой. Они размахивали кистенями и набрасывались на Невзорофа, пытаясь отобрать у него серебряную ладанку, в которой тот хранил ресничку, подаренную ему глазастой обаятельной Ольгой Бычковой. Невзорофа спасла его подземная покровительница богиня Астарта, она же Юлия Латынина.

Недалеко от вершины, где дул морозный ветер, он набрёл на джакузи, полное льда. Из ледяной глыбы была видна очаровательная голая ножка вмороженной в лёд Леси Рябцевой. Александр Глыбыч собрался было ледорубом выкалывать Лесю Рябцеву, но подумал, что в этом виде она лучше сохранится.

Подходя к вершине, он услышал странные звуки, напоминавшие скрип падающих деревьев, брачный крик совы и вопли истязаемого на дыбе мученика. Кто-то на татаро-монгольском языке пел песню "Я люблю тебя, Россия, дорогая моя Русь". Этим певцом оказался Алексей Венедиктов. Прелестная Леся Рябцева погружала свою дивную руку в волосы Алексея, нащупывая там ухо. На этот раз она извлекла бриллиантовые часы, подаренные Венедиктову Песковым, и Венедиктов смотрел на них так внимательно, словно хотел угадать, через сколько минут наступит конец света.

Невзороф был поражён, удручён: его опередили, отняли победу. Пик носил имя Леси Рябцевой. В гневе Невзороф извлёк из своих красных австрийских панталон антенну веры, пытаясь снести этим устройством двух негодников, отнявших у него блистательную победу. Однако то ли из-за холода, то ли из-за низкого давления, какое обычно бывает на вершинах высоких гор, антенна веры не выдвигалась.

Спуск с Гималаев был столь же продолжительным, как и подъём. Невзороф покинул гостиницу "Овсяный двор" в пору крещенских морозов, а вернулся, когда уже была весна. С крыши Зимнего дворца капало. Это были капли Вассермана. Сам же Вассерман восседал на кровле Зимнего дворца в характерном галифе с кожаной кобурой, в которую то и дело засовывал деревянный кольт. Вассерман был девственник от рождения. Рядом с ним Александр Глыбыч увидел Лесю Рябцеву, искусительницу и кокетку. Леся Рябцева погружала свою руку в галифе Вассермана, пытаясь обнаружить там то, что делало Вассермана девственником. Её поиски ничего не дали. В её ладошке оказалось семя льна, то самое семя, от которого не рождаются дети. Встреча Невзорофа и Вассермана ничем не напоминала встречу барышни Красовского с Элтоном Джоном

Обнимая за талию монахиню Нектарию, Невзороф удалился в сторону конногвардейских конюшен.

продолжение

Александр Проханов ОКО на ОЗОНе
berlin
jewsejka

Александр Проханов ОКО

Александр Проханов
ОКО

Один из лучших романов известного российского писателя Александра Проханова рассказывает о драматическом строительстве атомной станции. Конец 80-х. Совсем ещё недавно прогремел Чернобыль. Страна на глазах разваливается, но в болотах и лесах, в центре России, идет новая стройка, и от того, бросят ли рабочие и инженеры государственное дело, разбегаясь кто куда, или доведут начатое до конца, зависит судьба страны.

издательство: Амфора, 2010 г.
твердый переплет, 672 стр.
ISBN 978-5-367-01333-7
тираж: 4.000 экз.

265 руб.