?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Entries by category: армия

Александр Проханов // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Краснокаменск, любим тебя!

Город Краснокаменск в Забайкальской степи. Рядом Китай, Монголия. Кругом необозримые степи, по которым испокон века двигались людские потоки: проходили казаки, военные, торговцы, ремесленники, создавая удивительный мир русских евразийцев.

На краю Краснокаменска — громадный, тёмного цвета котлован. Здесь добывали уран. Из этого котлована уран забрали до последней крошки, и он стоит пустой, притихший, угрюмый, как глазница, из которой выкатился глаз. Настанет время, когда эти тёмные склоны будут засажены рощами, а на дне котлована, как чудесное око, разольётся голубое, окружённое лесами, озеро.

Люди стали съезжаться сюда десятки лет назад для того, чтобы добывать уран. Это был великий советский атомный проект, когда вся страна трудилась над созданием ядерной бомбы, не оставляя американцам шанса бомбить наши города. Страна строила лаборатории, военные заводы, ракетные и авиационные предприятия и искала уран. Его нашли геологи здесь, в Забайкальской степи, и стали добывать этот таинственный огненный металл, вычерпывая его из недр планеты.

Труд, которым заняты краснокаменцы, велик и значителен. Без этого труда не смогли бы плыть в пучинах океанов атомные подводные лодки. Без этого труда не смогли бы существовать корпуса атомных электростанций, дающих жизнь целым регионам и отраслям промышленности. Без их труда не стояли бы на страже наших рубежей сверхскоростные ракеты с зарядами, отбивая у супостатов всякую охоту ринуться на наши границы. Благодаря их трудам в медицинских лабораториях искусные врачи используют радиоактивные элементы для лечения страшных, казалось бы, неизлечимых, болезней. Велик и прекрасен их труд. Они спускаются под землю и там, на глубине, выкалывают из земных пород драгоценную руду, поднимают её на поверхность и отправляют в корпуса химических предприятий, где из грубой породы с помощью химических превращений извлекают уран. Горняки, шахтёры, химики, промышленники, гидрологи, геологи, строители возвели этот прекрасный город. В этом городе — чудесные улицы, удобные дома, в этом городе бьют фонтаны. И все, кто здесь живёт: и шахтёры, и инженеры, и финансисты, и учителя, и воспитатели детских садов, и сами рождающиеся дети, — все они — урановые люди. На них, на этих людях — зиждется наше государство. Здесь, в Краснокаменске, поднимается невидимый столп, на котором держится кровля нашей великой державы.

И пусть кто-то из утомлённых людей отчаялся, отвернулся от великой русской истории. Пусть кто-то ропщет и выходит на нелепые демонстрации. Пусть кто-то злобно клевещет на Родину на враждебных радиостанциях. Здесь, в Краснокаменске, живёт крепкая урановая порода людей. Вся страна, вся Россия, поздравляет тебя, Краснокаменск, с 50-летием. Вся Россия поздравляет вас, дорогие краснокаменцы. Вы — прекрасные, вы — лучшие. Вам страна в дни ваших торжеств посылает свои поцелуи.

Беседа Александра Проханова с Александром Бурутиным // "Завтра", №32, 14 августа 2019 года
berlin
jewsejka
Урановые люди

Беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с заместителем генерального директора по стратегии Горнорудного дивизиона Госкорпорации «Росатом» Александром Бурутиным.

[Александр Проханов:]
— Александр Германович, я с вами познакомился в тот период, когда вы работали в администрации Президента Российской Федерации в должности советника по вопросам военно-технической политики. И завязалась наша с вами, не боюсь сказать, дружба. Потом по просьбе президента вы стали собирать осколки великого советского кораблестроения, создавать кораблестроительную корпорацию. Недавно я смотрел парад военно-морских сил нашей страны и думал, что это — бурутинские фрегаты и бурутинские корветы.

Потом мы встретились в очень мучительный для России период. Вы тогда являлись первым заместителем начальника Генштаба и были озабочены тем, что делать с базой Черноморского флота в Севастополе, которая была закупорена украинцами, флот там погибал, украинцы не позволяли восполнять убывающий состав.

И вот теперь вы — в абсолютно новом качестве: крупный управленец "Росатома", ведаете добычей урана, добычей ископаемых для нашей атомной промышленности, для всего нашего ядерного, в том числе военного, комплекса. А в чём заключается ваша деятельность? О чём вы хлопочете, что вас заставляет метаться из края в край России?

[Александр Бурутин:]
— Александр Андреевич, в администрации президента в должности советника по вопросам военно-технической политики я находился более пяти лет. Это были самые яркие и счастливые для меня годы. Эта работа позволила мне расширить кругозор, завязать интересные знакомства, в том числе с вами. Сама эта деятельность окрыляла, вселяла надежды на будущее, на выход страны из кризиса, в том числе — и на выход из кризиса всей военной организации, которая включает в себя наши Вооружённые Силы, другие войска и, конечно, оборонно-промышленный комплекс. И всё, что было связано с военно-технической политикой, каждый вопрос, в том числе и строительство судостроительной отрасли как Объединённой судостроительной корпорации, решалось вместе с военными и было исключительно интересно. Я никогда не терял связи с Министерством обороны, с судостроителями, особенно Санкт-Петербургского куста судостроения, с конструкторскими бюро. Очень интересная работа, которую я не оставил и на должности первого заместителя начальника Генерального штаба, где мы уже на практике продолжали испытание наших новых кораблей, подводных лодок, перспективных видов вооружения и военной техники, которые сегодня находятся в серийном производстве. И у меня есть чувство гордости за то, что я занимался этим делом, а в некоторых проектах находился у их истоков.

Сегодня моя работа в урановом холдинге "Атомредметзолото" связана с добычей природного урана. Я не ушёл далеко от того, чем занимался первоначально. Более того: вспоминаю, что, ещё учась в 837-й московской средней школе, после 9-го класса получил приглашение поработать в геологической партии в Северном Казахстане. Никто официально не говорил, что мы ищем уран. Геологическая партия работала под какой-то легендой. Но вечерами у костра, разговаривая о буднях геологоразведчиков, мы понимали, чем занимаемся и что ищем. Искали природный уран.

[Александр Проханов:]
— А кем вы были в той геологической партии?

[Александр Бурутин:]
— Простым рабочим. Поехал, чтобы познакомиться с интересными людьми, но и поработать, конечно. Сначала был рабочим-техником: забивал электроды в землю, разбрасывал их через каждые сто метров по Северо-Казахстанской степи. А поскольку мы, шестеро московских школьников, работавшие в геологической партии, были пытливыми мальчишками, то очень быстро превратились из рабочих — в техников, и уже работали на осциллографах, которые снимали напряжение с земной коры в том или ином месте. Потом эта информация (секретная) обрабатывалась, и учёные делали выводы: есть ли там уран, в каком количестве и насколько глубоко залегает.

Прекрасное было время: молодость, романтика!

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №28, 17 июля 2019 года
berlin
jewsejka
Сокровенная власть

Некий немец напечатал в германском издании статью, в которой утверждает, будто никакой русской победы под Курском не было. Не было кровопролитных боёв, разгрома, русские потеряли в сражении 250 танков, а немцы только пять.

И не стоило бы реагировать на этот мелкий плевок, упавший на броню танка Т-34 и тут же испарившийся. Но этот случай есть показатель непрекращающейся атаки. Запад атакует русскую Победу сорок пятого года, желая уничтожить великую идеологию, на которой зиждется и сегодняшнее государство Российское. Эту идеологию вместе с красным знаменем Победы перенесли из остывающей красной эры в эпоху новую, авангардную. Из разрушенной советской цивилизации удалось вынести красное знамя. Его обмотали вокруг своих израненных тел баррикадники Дома Советов, уберегли от осквернений и сожжений. Его развернули, и под этим красным победным знаменем стали формироваться полки нового государства Российского. Уничтожая Победу, стратегический противник уничтожает коды русского сознания, которые обеспечили Победу, вошли в неё как её тайное наполнение, продлевая жизнь самой Победы и самого государства.

Именно в Победе живёт имперская идея содружества множества братских народов, сложившихся в единый победный народ. В Победе живёт великое свойство русского народа приносить себя в жертву возвышенным целям, претерпевая невиданные страдания — такие, как блокадный Ленинград, погибающие под Сталинградом советские армии, невиданные муки в застенках гестапо. В Победе мы вновь — народ-коллективист, существуем единой рабочей артелью, боевым батальоном, молящимся монастырём. В Победе мы остаёмся мечтателями, озарёнными божественной целью о праведном мире, об идеальном государстве, о великой миссии русских. В Победе открывается истинный смысл лидера и вождя, который в страшный мглистый ноябрь сорок первого года обратился к народу со словами: "Братья и сёстры!" Народ, измученный коллективизациями, надрывными стройками, репрессиями ГУЛАГа, услышав от вождя эти "братья и сёстры", простил власти все обиды и беды, принял Сталина в свой страждущий хоровод, объединился с вождём, сам стал вождём.

Убить Победу — значит погасить множество драгоценных формул, которые наполняют русское сознание, являются незаменимым ресурсом в руках государственной власти. Используя этот ресурс, власть ведёт народ через все страдания, беды в негасимое лучезарное будущее. Никакими финансами и денежными реформами, никакими оборонными заводами со сверхточным и гиперзвуковым оружием, никакими фестивалями или Олимпийскими играми не обеспечить долгожданное движение вперёд, если не использовать эти таинственные волшебные коды. Соединение этих невидимых кодов с видимыми, очевидными потенциалами, коими являются казна, арсеналы ракетно-ядерного оружия, новые технологии, добытые на Западе или изобретённые нашими умельцами, сочетание русского видимого и русского невидимого обеспечивает стране движение вперёд.

Сегодня это русское невидимое существует как сокровенное, не обретённое, оно спрятано в исторический сейф, куда запихали его перестройщики, а ключ выбросили в Мировой океан. Вся "перестройка" — это уничтожение западными идеологами драгоценных основ русского сознания, из которых важнейшая — Победа. Когда потух последний код, и обезумевший, лишённый слуха и глаз народ внёс на руках в Кремль Ельцина, тогда и пала великая держава.

Сегодня противник, собираясь растоптать Россию, топчет эти волшебные русские коды. Имея к ним доступ, заглядывает в тайные хранилища и там умертвляет животворящие силы русской истории, чтобы они никогда не попали в руки российской власти, ибо нынешняя власть не ведает о содержании сейфа. Она действует рефлекторно и инстинктивно. У неё многое не получается — оттого, что свой земной ресурс она не умеет сочетать с ресурсом небесным, о котором она мало что знает.

Задача русского сознания и его историков, философов, культурологов, его военных интеллектуалов и прозревающих небо священников — открыть этот сейф, обнаружить его бесценное состояние, оснастить этими кодами власть.

Учение Русской Мечты, Пасхальный смысл русской истории, Поступь Русской Победы, Святость русского оружия, Россия — ковчег спасения, Пятый Сталин — эти и многие другие краеугольные постулаты русского сознания должны быть освоены властью осторожно, как осваивают драгоценное оружие. Это не прихоть историков, не каприз политологов — это оружие, с которым сражается другое. Мировая история есть схватка мифов, схватка национальных постулатов, схватка видимых и невидимых идей, от столкновения которых происходят войны, меняются границы держав, появляются новые государства. Немец, посягнувший на Курскую Победу, — это крохотная огневая точка, которая подавляется без помощи гранатомёта, а одним лишь презрительным взглядом.

Александр Невзоров, выступающий по "Эху Москвы", осуществляет ковровые бомбёжки по самым сокровенным целям русского сознания. Он подобрался к русскому коду, играючи уничтожает беззащитные святыни. Невзорова не подавить гневным окриком, не пустить в амбразуру, откуда он выглядывает, реактивную гранату, не скинуть сверху на его бункер сверхбомбу. Его можно уничтожить только иными средствами: запустить в гостиницу "Гельвеция", откуда он ведёт своё вещание, множество комаров, чтобы они увидели Невзорова и сплотились вокруг него, и он ощутил себя первым среди равных. Тогда его страсть к доминированию и управлению миром будет утолена.

Александр Проханов // "Завтра", №27, 10 июля 2019 года
berlin
jewsejka
«Наверх вы, товарищи!»

Четырнадцать блистательных русских моряков погибли при пожаре на батискафе. Невосполнимая потеря. Рыдают жёны и дети, рыдает флот, рыдает Россия. Но среди плача и церковных панихид слышатся фальшивые соболезнования, смешанные с хулой государства. Сотни интернетчиков хлюпают ненавистью, клянут государство Российское, тайно злорадствуют, сеют тьму, стремясь объяснить смерть четырнадцати героев убогостью русской военной техники, обречённостью русского государства. Тщетно. И после смерти моряки служат своему государству.

Когда случился Чернобыль, пожарные кидались на свирепый четвёртый блок, тушили огонь и тут же падали замертво, сражённые радиацией. Отважные шахтёры Донбасса били штольню под разрушенный смертоносный реактор. Вертолётчики нависали над страшным жерлом, сбрасывая в него слитки свинца. Солдаты химзащиты в резиновых бахилах и респираторах бросались на куски урана и крошки графита, сметая их в контейнер. Тогда либералы­перестроечники клеймили советское государство, винили его, усматривали в страшной катастрофе признаки близкой гибели советского строя, не видели в ликвидаторах аварии героев, а только несчастные жертвы бессовестного режима.

Когда случилась авария "Курска", и в ледяной пучине погиб экипаж громадного подводного крейсера, моряки, умирая, били в железные обшивки, взывая о помощи, и помощь не сумела прийти, всё те же либералы хотели свалить вину на хрупкое, едва зародившееся государство Российское. Но рыдающий народ не бросился врассыпную от страшного места аварии, не проклял государство. Обнимаясь и рыдая, сошлись вокруг трагического "Курска" богатый и бедный, татарин и русский, православный и мусульманин. Народ объединился в горе, сплотился и вынес на своих плечах всю страшную беду катастрофы. Быть может, точкой отсчёта, с которой начался рост государства Российского, следует считать катастрофу "Курска". Омытое слезами, сбережённое любовью, государство стало взрастать. Путин на базе подводных лодок, входя в Дом культуры, где собрались вдовы и сироты, окунулся в нестерпимое горе, в вопли и надгробные рыдания, принял на себя эту невыносимую боль и непомерные страдания. Именно тогда, в том Доме культуры, состоялось его помазание на пост президента.

Моряки батискафа выполняли боевое задание Родины. Государство Российское, взрастая, сумело создать подводный аппарат, которому нет мировых аналогов, отправило батискаф не просто в море, но на линию фронта, туда, где, не видимая миру, идёт война, состязаются системы лодок, системы оружия, гидрофоны и гидролокаторы, состязаются воли экипажей. Гибель русских подводников — это не жертва несчастного случая, это смерть на поле боя. И все, кто в этот час беды стремится очернить государство, стреляют в спину народу, оскверняют память русских мучеников и героев.

В день погребения рыдала вся Россия, весь флот. Но пройдут дни траура, и повреждённая лодка будет восстановлена. И новая когорта боевых офицеров ступит на борт батискафа, пойдёт на линию фронта.

"Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг",
Пощады никто не желает".