апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Александр Проханов // "Завтра", №15, 18 апреля 2018 года
berlin
jewsejka
Плюс мобилизация всей страны

Мы помним, как свирепо разрушали Советский Союз. Как безумные толпы носились по площадям и валили памятники. Как сумасшедшие активисты врывались в университеты, в министерства, в гарнизоны. Срывали портреты, рылись в секретных сейфах, изгоняли директоров, академиков, меняли их на крикунов и выскочек, таких, как Собчак или Бурбулис. Помним, как Раиса Максимовна Горбачёва лепетала: "Европа — наш общий дом". И под этот убогий лепет сметалось всё, что служило Советскому Союзу защитой от вероломной и лукавой Европы. Велеречивые идеологи говорили о конвергенции, о слиянии двух политических и экономических систем, которые, сливаясь, должны были обогатить друг друга. В итоге мы увидели, как свирепый, беснующийся капитализм танцевал на костях убитого социализма.

"Экономисты в розовых штанишках", прошедшие скороспелые консультации в Гарварде или Принстоне, убеждали нас в торжестве глобализма, где каждой стране и народу выделялась узкая грядка в мировом огороде. И Россия, которая раньше представляла громадное поле, где колосились тысячи злаков, произрастали тысячи плодовых деревьев, превратилась в унылую нефтяную скважину для всего остального цветущего мира. Вся советская экономика была разгромлена. Уничтожена фармацевтика — и мы лишились своих лекарств. Уничтожено станкостроение — и теперь у нас нет ни одного станка, чтобы выточить шестерёнку ротора. Уничтожены тысячи технологий, кроме тех, что сумели спрятать и скрыть от врагов советские подвижники — учёные и инженеры. Сознание народа было взорвано и осквернено, из него зубилом выкалывали все прежние представления о неповторимости русского пути, о таинственном, через всю историю, движении русской мечты о справедливом и благом государстве, все представления о добре и зле, о земле и небе, о верности и предательстве. Предательство стало высшей ценностью, которая навязывалось недавнему советскому человеку пришедшими с Запада учителями. Плюнь в свою Родину — Советский Союз, и ты получишь выгодное место в новом укладе. Оскверни святыню, кинь комок грязи в Ленина, Сталина или в Зою Космодемьянскую, и ты станешь кумиром нового общества.

Были сломаны великие оборонные рубежи, защищавшие Советский Союз от атаки американских Б-52 через Северный полюс. Была умышленно разрушена арктическая советская цивилизация. Были уничтожены южные оборонные рубежи с передачей Крыма и Севастополя стратегическому сопернику России — проамериканской Украине. Был разрушен западный пояс безопасности и создан кордон от Балтики до Чёрного моря, отделяющий Россию от Европы. Оружие, оборона, армия были почти уничтожены. И новую Россию мог завоевать взвод американской морской пехоты.

Казалось бы, что европейское торжество совершилось: традиционная Россия в обличии красного Советского Союза пала безвозвратно. Европа гуляла на этих великих пространствах от Минска до Владивостока, "План Барбаросса", раз и навсегда ставящий крест на России, был приведён в исполнение.

Но русская тайна сохранила себя на той глубине, до которой не докопались европейские экскаваторы, что вычерпывали из русской истории эту великую тайну. Россия сохранила свой лишённый спиленного ствола глубинный корень, который некоторое время дремал в глубинах русской земли, а потом медленно двинулся в рост. И вновь Россия, пусть изуродованная, изувеченная, утратившая ствол, листья, цветы, эта Россия вновь стала прорастать — к великому недоумению и ужасу Европы. Россия вновь доказывает Европе и миру свою неповторимость, свой особый вид, выведенный Господом Богом в его поднебесных садах. Россия стала стряхивать со своей молодой листвы пепел девяносто первого года. Нет, Европа — не общий для России дом, а плацдарм, где извечно сосредотачиваются громадные армии, готовя свои нашествия на Россию. Нет, Европа — это не общечеловеческая артель, куда на равных принимаются дружественные страны и народы. Россию выкинули из мировой экономики, обложили красными флажками. И мы, лишённые ведущих отраслей, подавляемые санкциями и эмбарго, мучительно ищем, где у нас остались крохотные фабрички, способные производить русский инсулин. Где, в каких промёрзших ангарах ещё стоят несколько работающих станков, на которых мы можем вытачивать колёса и лопатки для роторов. Не имеется ли где-нибудь в деревенских захолустьях, в сельском овине последняя мастерская, способная производить шарикоподшипники.

Россия, стократ более слабая, чем Советский Союз, начинает свою извечную распрю с Западом, используя остатки неразграбленных ресурсов, вовлекая в эту борьбу преданных интеллектуалов, стратегов, экономистов, весь верящий, не охваченный унынием народ, способный запустить русский мобилизационный проект — единственное, что способно спасти нас от удушения. Мы пытаемся воспользоваться опытом великого Советского Союза, привлекая оборонные технологии, лежащие под спудом с девяносто первого года, а сейчас превращённые в "Сармат". Мы прибегаем к великим социальным технологиям, превратившим остатки рыхлой царской империи в единое братство, в единую рабочую артель, в единый, победивший в войне батальон.

Но как мучителен, как страшен этот процесс! Сколько зверских подрывных усилий наблюдаем мы сегодня со стороны тех, кто разрушал Советский Союз. Они по-прежнему здесь, в сегодняшней России, управляют экономикой, стратегией государственного развития, культурой, информацией, диктуют нравы, сеют уныние и страх, плодят неверие, называют Россию гиблым местом, отстойником всех мировых цивилизаций.

Россия проделает надлежащий ей путь. Она ещё раз, как это бывало в страшные часы её великой истории, сформулирует идеологию своей суверенности, своей неповторимости, своей пасхальной истории, в которой чёрные ямы сменяются великими взлётами и возрождениями. Изумит своей мировой миссией — принимать на себя всё самое чёрное и ужасное, что плодит в себе мир, что вынашивает в своих ядовитых колодцах Европа, и превращать тьму в свет, чёрные яды в кристальную святую воду. Через пожары и катастрофы, через наветы и предательство Россия вновь, как это бывало не раз, движется к своей неизбежной русской победе.

Александр Проханов ПАОЛА БОА + ЦИФРА // "Вече", 2018
berlin
jewsejka
Александр Проханов


Александр Проханов «Паола Боа». «Цифра»
// Москва: "Вече", 2018, твёрдый переплёт, 384 стр., тираж: ? экз., ISBN:978-5-4484-0122-0

от издателя: Издание этой книги приурочено к восьмидесятилетию замечательного русского писателя Александра Проханова, который продолжает удивлять, поражать, а временами - намеренно шокировать читателей, но именно так и должен вести себя талантливый писатель. Новые романы Александра Проханова "Паола Боа" и "Цифра" в аллегорической форме пророчествуют о судьбе России. В них смешаны сатира и лирика, бескомпромиссное обличение пороков российского общества и горячее признание в любви к Родине. Ни один из читателей не останется равнодушным!

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №1(57), 2018 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF

Александр Проханов // "Завтра", №15, 18 апреля 2018 года
berlin
jewsejka
Стальное копьё истории

Американцы не зря сгоняли в Средиземное море свои эсминцы и авианосцы, поднимали на поверхность подводные лодки, оснащённые крылатыми ракетами. Они обещали ударить по Дамаску — и они это сделали. Ракеты рвали дома, вспарывали улицы, терзали на части людей.

А мы? Наше русское воинство, наши русские политики? Ещё несколько дней назад мы махали кулаками, обещая американцам ответный удар. Наши суровые генералы строго предупреждали, что мы станем не только сбивать крылатые ракеты, но и громить пусковые установки, с которых они взлетели. И где ответный удар? Пусковые установки, расположенные на эсминцах и лодках, как ни в чём не бывало плавают в Средиземном море. Американские военные рапортуют своему президенту о выполнении приказа. А что рапортуют Путину о выполнении приказа? Мы слышим лишь Марию Захарову, чьи стихи хорошо поются на музыку «жил-был у бабушки серенький козлик», да господина Косачёва, который утверждает, что военный ответ американцам исключён и мы будем действовать политически, то есть соберём опять Совет безопасности — эту яму, в которой тонут все русские инициативы. Где наш ответ? Потеря лица в политике подчас страшнее, чем военное поражение. Политик не должен терять лицо. Вы слышали об этом, господин Косачёв?

Однако теперь, когда мы дали волю своему негодованию и выпустили весь яд, взглянем на случившееся с трезвой и беспощадной ясностью. Американцы за последние десятилетия в совершенстве отработали стратегию, позволяющую им доминировать в мире и стирать с карты мира неугодные им режимы. Сначала они устраивают провокацию: взрывают газовый баллон или сыплют на землю белый порошок, символизирующий сибирскую язву. Потом этот казус разносится по всему миру проамериканскими СМИ, и мир убеждается в том, что совершено злодеяние. Называется имя злодея. Этот «злодей» усилиями телевидения, газет и интернета превращается в исчадие ада, в которое тычут пальцами изо всех уголков мира и требуют его истребления. Когда градус ненависти к названному злодею достигает высших степеней, начинают работать пусковые установки и крылатые ракеты. И вот уже нет Югославии, нет Ливии и Ирака. И теперь приходит очередь Сирии. Тупо, точно и безотказно.

Вернёмся на европейский театр военных действий. Уже весь Запад говорит о русской химической атаке в Солсбери, напоминающей химическую атаку Башара Асада в предместьях Дамаска. Запад указывает на Россию и её президента как на чудовище, несовместимое с законами цивилизации. Россия и Путин демонизированы. И самое крохотное и плюгавое государство, такое, как Эстония или Латвия, требует уничтожения России.

Не надо строить иллюзий по поводу того, что ядерное оружие России предотвратит атаку американских крылатых ракет. Дважды в истории Америка и Россия, тогда Советский Союз, сталкивались в жестокой войне. То была война в корейском небе, когда советские МиГи жгли американские летающие крепости. И во Вьетнаме, когда советские зенитные ракеты сбивали американские бомбардировщики. Сегодня неядерная война между Россией и США возможна. Это вынуждает нас усилить разработку боевых систем, исключающих падение хоть единой крылатой ракеты на российской территории. Россия должна быть прикрыта с северного направления, со стороны Средиземного моря, от Берингова пролива до Балтики. Оборонные программы России должны быть основаны на мобилизационном проекте, на подавлении «пятой колонны», которая занимается наведением американских ракет на кремлёвский кабинет президента. Таковы должны быть уроки для России, связанные с сегодняшней атакой на Дамаск.

Ответ американцам должен последовать. Нет ничего отвратительнее генералов и политических стратегов, у которых дрожат руки.

Американцы утверждают, что они применили в Дамаске тактику защиты слабых, проучили Башара Асада, убивающего детей и женщин. Но в течение нескольких лет на глазах у всей России на Донбассе украинская артиллерия, украинские установки залпового огня стирают с лица земли кварталы Донецка и Луганска, бесчисленно множа гробы, планомерно истребляя восставшее русское население. Россия должна заступиться за слабых. Российский огневой удар должен испепелить все киевские позиции под Донбассом. Этот огневой удар должен быть такой силы, чтобы больше ни один украинский танк, ни одна украинская гаубица не смели выйти на позиции в окрестностях Донецка и Луганска. Если вслед за этим ударом последует порыв ополченцев, желающих выйти, наконец, к Мариуполю, дальше, к Одессе, и дальше — к Приднестровью, соединив многострадальное Приднестровье через Украину с Россией, этому порыву мы не должны чинить препятствия. Мы должны поступить в Донбассе так, как американцы поступают в Сирии: око за око, зуб за зуб, остриё на остриё. Стальное копьё истории не должно бить только в русскую грудь. Стальное копьё истории — это и копьё Пересвета.

Правительство Российской Федерации позволило, наконец, гражданам России собирать в лесу валежник. Это великая льгота. Русские люди пошли собирать валежник. Когда в России собирают валежник, в Европе начинает звучать воздушная тревога.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 14 апреля 2018 года
berlin
jewsejka

Александр Проханов // "Завтра", №14, 11 апреля 2018 года
berlin
jewsejka
Пасха — попрание тьмы

Последние недели — такие тягостные, такие тёмные, такие невыносимые. Кажется, что Россия превратилась в чашу, в которую сливается вся мировая тьма. Это пожарище в Кемерово, ожог, который получила вся Россия, всяк живущий в ней человек, ему не зажить и через десять лет.

Запад обложил Россию от Берингова пролива до Калининграда, словно хочет скребком соскрести её с карты мира. Как свора собак, гоняется за страной, гоняется за каждым отдельным человеком, гоняется за президентом. Травит, как травят волков, оставляя средь красных флажков прогал, где стоят стрелки со взведёнными курками. Дело Скрипалей — это история предательства, история ужасных ядов, которые вливают в бокал с вином или во флакон с духами. Изгнание послов — оскорбительное, под улюлюканье, под мерзкие свисты газет не из одних только Штатов, а и из самой мелкой, самой плюгавой европейской страны. Желание пнуть побольней, освистать, уколоть, как это сделали с нашими олимпийскими спортсменами, поправ их достоинство, лишив их чести, заставив пройти под белым, как простыня в гостиничном номере, флагом.

Доморощенные российские либералы, они слово взбесились. Проиграв безнадёжно выборы, они тут же выползли из-под обломков и превратились в свирепую могучую силу, которая радуется каждому нашему промаху, льёт спирт в любую нашу рану. Ненавидят Россию так, будто Россия кормит их не хлебом, а камнями, поит не водой, а уксусом.

Эта ненависть рождена преисподней, и сквозь скважины, которые пробурили «Это Москвы» и «Дождь», эта ненависть заливает Россию расплавленной магмой. Чего стоит Невзоров, который каждую среду откладывает змеиные яйца, а потом их высиживает. И рождённые змеёныши называют его мамой.

Кажется, нет сил больше это выдерживать. Кажется, что тьма безгранична, что она торжествует победу, если бы в недрах этой тьмы не вспыхнул вдруг маленький светоч, крохотная алая лампада, а рядом с ней другая, золотая. А затем на тысячах подсвечников запылали свечи, и хлынул благодатный огонь. И все церкви на Руси озарились дивным светом. И в этом свете торжественно заблестели кресты. И священники, ликуя, облачаясь в драгоценные мантии, то в белые, то в голубые, то в алые, то в изумрудно зелёные, вылетают из алтаря, подобно чудесным ангелам, восклицают: «Христос воскресе!». И среди этой русской непроглядной тьмы — русская светоносная Пасха. Она побеждает тьму. Собирает в себе эту тьму, чтобы превратить её в свет. Она, Пасха, и есть сама Россия. Россия — Пасха, которая каждый век идёт на крест. В кровавых рубцах, с копьём в ребре, с уксусной тряпкой на обожжённых устах, Россия восходит на крест и умирает, чтобы потом, в озарении, стать светозарной, превратить тьму в убегающую прочь тень, вернуть ликование и силы в русские сердца. Чтобы усталый, унылый народ сбросил свои ветхие одежды, облачился в золотые ризы и стал новым народом.

Русские — вечно новый народ. Русские умирают, чтобы не умереть никогда. Мы пьём чашу горести, чтобы потом возликовать. Возликовать не только нам, русским, но и всему миру. Пасха красная, принеси в каждый дом серебряное пасхальное яйцо. Услади уста каждого сдобным пышным куличом. Нет места унынию, нет места бесконечным скорбям. Наше утешение — Пасха. Наша награда — Пасха. Наша победа - Пасха. Наш русский путь, путь Бессмертного полка — это пасхальный путь. На Руси столько праведников, известных и неизвестных, столько великих страстотерпцев, таких, как Евгений Родионов, что России быть всегда. Там, где кончается Россия, там начинается Царствие Небесное.

Миновало полвека с тех пор, как я шёл со своим другом отцом Львом Лебедевым по старой Смоленской дороге. Отшумела, отсверкала пасхальная служба. И я несу крест, а отец Лев несёт церковный разноцветный фонарь. Мы идём в русской ночи по чёрным хлябям, и ни одного огонька по сторонам, только в фонаре. И наши мысли — о русском чуде, о русской победе, о России предвечной, о великой русской мечте, которая и есть пасхальная мечта. И кажется, что впереди нас движется по этим смоленским просёлкам чудесный столб света, и мы среди ночного ветра поём: «Христос воскресе из мертвых». И над нами звёзды. Вокруг ненаглядная, бессмертная, родившая нас Россия, которая когда-нибудь примет нас обратно в божественную пасхальную землю, священную и обожаемую.

Александр Проханов // "Завтра", №13, 4 апреля 2018 года
berlin
jewsejka
Воплощение русской мечты

Дорогой Виктор Гаврилович, солнечный вы наш человек! В дни вашего юбилея, в дни ваших торжеств обнимаем вас, целуем ваши прозорливые всевидящие глаза. Этими глазами вам даётся видеть несказанную красоту этого мира, несказанную красоту нашей русской родины. Кругом царят печали, но они одолимы, они временны. Люди под бременем невзгод опускают головы, поддаются унынию, но его победят русская сила, русский дух и русская надежда, его победят ваши изумительные концерты, каждый из которых является русским чудом.

От ваших концертов пахнет мёдом. Когда видишь дивные пляски, дивные лихие казачьи рубки, слышишь дивные песнопения, веришь, что именно таким Господь Бог сотворил русский народ. Ваше высокое искусство, ваше мистическое чувство русской красоты – это и есть воплощение русской мечты, русской победы, нетленного русского мира.

Ещё раз в эти дорогие для всех нас дни ваших торжеств поздравляем вас и чувствуем себя вашими учениками и вашими последователями.

Александр Проханов // "Завтра", №13, 4 апреля 2018 года
berlin
jewsejka
Блаженны миротворцы

Ракета "Сармат", которая недавно взлетела с Плесецка, как она прекрасна и величава! Стройная и прелестная, как юная девушка. Элегантная, не уступающая в своих манерах студентам Оксфорда. Глубокомысленная, как молодой учёный, посвятивший себя наукам. Пытливая, с неутомимостью исследователя разглядывающая карту мира, отыскивающая на ней Вашингтон или Нью-Йорк. Её интерес к Америке не праздный, не дань дешёвому поклонению, не пустое низкопоклонство. Ракета "Сармат" ценит Америку, уважает её и любит. Уважает её демократические институты, свободный выбор её народа, любит Голливуд и Лас-Вегас.

Иногда пристрастие "Сармата" к Америке даже немного пугает. И ты спрашиваешь себя: разве нет Канады или Англии, или Германии? Но ты не решаешься упрекнуть "Сармат" в американоцентризме. Видимо, есть у него на это особые причины, особая духовная связь. Как знать, может быть, среди его кумиров числятся Джон Кеннеди или Мартин Лютер Кинг. Может быть, он в детстве зачитывался Хемингуэем или Скоттом Фицджеральдом. Его не смущают голливудские скандалы с приставаниями к хорошеньким актрисам. Он выше этого. Он не считает для себя достойным внимания высылки из Америки русских дипломатов. Пусть себе высылают из Америки русских, лишь бы там остались американцы. Остались Хиллари Клинтон и Трамп, остались инженеры и ученые НАСА и разведчики Нейвэл Интеллидженс. Вот с кем приятно иметь дело! Вот те, кто готов поднять бокалы шампанского в день, когда "Сармат" полетит в Америку. Они устроят там торжественную встречу, не менее торжественную, чем та, которой удостоился Чкалов, прилетевший в Америку через Северный полюс.

Надо сказать, "Сармат" готовится к своему визиту в Америку. Он уже обзавёлся гардеробом, заучил торжественные речи, с которыми обратится к первым лицам государства. Он привезёт в Америку скромные подарки. И на первом же брифинге, данном в его честь, в Конгрессе или Белом доме, он скажет американцам: "Давайте любить друг друга! Я вестник мира, у меня добрый русский нрав. Я люблю водку и красную икру. Однако первое, что я хочу сделать, опустившись в Вашингтоне, это отслужить молебен по миротворцам, ибо они блаженны." Это они на уральских и волжских заводах, украшенные золотыми нимбами, сделали "Сармат". Они сделали его на славу: благословляли каждый винтик, которым укрепляли его прекрасное могучее тело. Поэтому "Сармат" так любезен человечеству, поэтому его появление подобно весне.

"Сармат" — приверженец семейных ценностей. Он член большой и дружной семьи. И у всех у них — хороший английский. У него много братьев и сестёр. Например, ракета "Кинжал", которая превращается в шар огня и сгусток светящейся плазмы и прилетает к Терезе Мэй, чтобы той перед сном было удобно читать Евангелие и всё ту же Нагорную проповедь со словами о миротворцах.

Или ракета с ядерным двигателем — настоящая русская забава. Она способна неделями безо всякого дела праздно слоняться по космосу, как по Даунинг-стрит, а потом нанести незапланированный визит, смутив своей эксцентричностью чопорных англосаксов.

Или морская торпеда, поклонница авианосцев. Всегда готова поднырнуть под "Дуайт Эйзенхауэр" или "Саратогу" и, не соблюдая этикет, запросто, по-русски похлопать их по плечам.

Хорошо жить в стране, у которой есть Байкал. Хорошо жить в стране, у которой есть храм Василия Блаженного. Чудесно жить в стране, у которой есть "Сармат".

А помойки? Дойдёт и до них дело. Построили "Сармат" и "Кинжал", теперь можно и помойки убирать. Не обязательно сразу под Волоколамском. Сначала можно убрать "Дом-2", откуда происходят особенно ядовитые выбросы. Потом, не торопясь, взяться за малаховскую "Пусть говорят". Но прежде — обязательно обзавестись респираторами. Эту свалку можно разделить на пищевые и непищевые отходы. Пищевые с удовольствием съедят свиньи. А из непищевых можно сшить Малахову сюртучок. Пусть он слегка попахивает тухлой селёдкой, зато ему нет износа.

Что касается "Эха Москвы", тут дело посложнее. Надо понять, как проходит пуповина, соединяющая "Эхо Москвы" и Газпром. Начнёшь ликвидировать "Эхо Москвы" — и повредишь пуповину. И, глядишь, у Газпрома начнутся утечки. А ведь тоже — газ, неприятно, этого никак допустить нельзя, потому что Газпром — национальное достояние. Когда "Эхо Москвы" будет отделено от Газпрома, когда из Александра Глебовича Невзорова перестанет капать чёрная жидкость, когда Матвей Ганапольский при слове "Россия" перестанет покрываться сыпью, вот тогда мы возьмёмся за Волоколамск. Там в 1941‑м русские люди отбили танковый удар немецкой группы "Центр". Отобьём и помойки.

Александр Проханов // "Завтра", №12, 28 марта 2018 года
berlin
jewsejka
Империя помоек

Свалки движутся по России. Из деревень, посёлков, малых и больших городов, они сползаются, увеличиваются в размерах, превращаются в горы, затмевают собой небоскрёбы. Шевелящиеся, зловонные, погребающие под собой зелёные луга, синие озёра, арктические сверкающие льды… Уже не видны дали, не видны сияющие звёзды. Свалки совокупляются, размножаются, плодят семейства, архипелаги. На этих свалках — осколки бутылок и целлофановые пакеты, обёртки от пельменей и объедки рыбин. Из свалок торчат обломки памятников вождям, отрубленные бронзовые головы царей. На свалках — ракеты и спутники, не умеющие взлететь в небо, старые дома с оборванными обоями и шевелящимися клопами.

В этих свалках — исторические события, от которых никак не умеем отлепиться и которые своей гнилью загромождают пространство современной истории. В этих свалках — репутации казнокрадов, строящих дворцы на Лазурном берегу. Но и там настигают их свалки. В свалках — обветшавшие теории, которые десятилетиями засоряют экономические форумы и создают ложных кумиров. В этих свалках — неработающие заводы и нелетающие самолёты, непишущие писатели и немолящиеся священники. Русская свалка грандиозна, необъятна. Она, как новое оледенение, покрывает собой пространство России. Свалка дышит, хлюпает, выбрасывает из своих чёрных ноздрей ядовитый дым и зловонные газы. В ней разлагаются трупы, живёт множество странных, неведомых доселе существ: головастиков, долгоносиков, сороконожек, кусачих паучков. Всё это пропитано ядом, жалит, язвит.

В этих свалках — сквернословия, которыми полнятся произведения модных писателей и песни модных певцов. На свалках — ненависть одного человека к другому, безграничная алчность и стяжательство, величие одних, основанное на попрании других. Эта свалка проникает в души, в разум. Заглатывает политиков, погребает под собой духовидцев. Эта свалка — от Смоленска до Владивостока, от Ростова-на-Дону до Северного полюса. Как быть с этой свалкой? Как жить рядом с ней и в ней? Самому превратиться в гнилую слизь или падаль, захлебнуться мерзкой жижей, задохнуться зловонными выхлопами?

Эта свалка, казалось, вчера ещё незаметная, вдруг открылась во всей своей очевидной жути сразу после выборов президента. Президент, победивший на выборах своих конкурентов, в том числе и шутовских, сбросив их на свалку, только увеличил объёмы мусора, который заполонил Россию. Теперь ему придётся бороться не с Собчак, не с англичанкой Мэй, не с нехваткой денег в бюджете. Ему придётся бороться с этой чудовищной свалкой, которая надвинулась на Россию, надвинулась на Кремль, надвинулась на рабочий кабинет президента. Эти отходы человеческой материи, этот мусор человеческих отношений преодолимы. Всю жизнь человечество борется с отходами, которые достались ему от животной и звериной поры, когда скрежетали челюсти, рыдали возводимые на костёр, беззвучно плакали униженные и оскорблённые.

Священник, принимая исповедь, берёт на себя людские грехи, людские мерзости, людские страдания, перерабатывает их, освобождая прихожанина от грехов, давая ему возможность жить дальше. Литература во все времена уничтожает отходы, отделяет гнилое от целостного, подвиг от подлости, возвышенную жертву от тёмного предательства.

Россия — страна, во все века берущая на себя тьму мира, всю страшную мировую злобу, все мировые козни и напасти, которые движутся сюда то с войсками Наполеона, то с армией Гитлера. И ценою страшных жертв, ценою жизни самых лучших и прекрасных своих сыновей, Россия перерабатывает эти отходы, превращая тьму в свет. Господь Бог, моля Отца своего, чтобы тот пронёс мимо "чашу сию", страшился не плетей, не кованых железных гвоздей, не тернового венца. Он страшился чудовищных пороков, переполнявших чашу. Он знал, что должен будет испить до дна эту чашу и переработать в себе всю вселенскую тьму.

Президент Путин стоит перед огромной помойкой. И не избежать чистки, не избежать страшных усилий, для которых будет мало и шести отпущенных лет. Старый мир превратился в огромную смердящую свалку. Наступает новый мир, готовый к преображению, наполненный пасхальной святостью, мир, берущий свою основу не из адской зловонной ямы, а из небесных цветущих садов. Этот мир вступает в схватку с удушающим злом, с мировой помойкой.

Президент Путин, надевай спецодежду, начинай чистить Россию!

Александр Проханов // "Завтра", №12, 28 марта 2018 года
berlin
jewsejka
Самосожжение России

Произошло чудовищное. Кромешное, необъяснимое. В дни путинского торжества, когда телеканалы полнились восторгами и величальными фильмами, в Кемерово сгорело сорок детей. Они обугливались, умирали и истекали кровавыми слезами в ту пору, когда присяжные витии славили выборный марафон и утверждали грандиозную, на все века, президентскую победу.

Случившееся не поддаётся простому политическому трактованию, что якобы губернатор Тулеев, заплывший в своём бесконечном пребывании во власти, создал регион, где бандиты, коммерсанты и воры творят свою политику, отбиваясь от всех попыток русских людей взять под контроль их бесчинства. Здесь мало разговора о недосмотрах ответственных служб, которые не проверяли торговый центр, не ведали, что он построен из взрывных, как порох, материалов, и эти материалы вспыхивают и сгорают от любой искры, испепеляя всё живое вокруг. В последнюю очередь здесь следует говорить о нерадивости арендаторов и хозяев центра, закупоривших все входы-выходы и отключивших пожарную сигнализацию.

Случившееся является страшным и таинственным знаком, который не разгадаешь сразу, под горячую руку. В этом знаке таится огромная сущность, огромное пророчество, огромное предупреждение, которое могут разгадать лишь русские духовидцы, глубинно чувствующие Русь поэты и сами мученики, что отданы сегодня огню и потопу.

Торговые центры, которые заполонили наши города, также страшны, как свалки. Потому что именно в этих застеклённых, пластиковых, цветных, как мыльные пузыри, огромных сооружениях хранятся все отходы сегодняшней аморальной среды, заставившей людей отвернуться от возвышенных целей, от братской любви, от творчества и направившей их интересы на поедание, на потребление, на вкушение ядовитых яств.

Эти торговые центры являются современными церквами, по сравнению с которыми пятиглавые храмы кажутся робкими и почти ненужными. Ибо из этих пластмассовых церквей возносятся молитвы чудовищному божеству, что пришло править в Россию, чудовищной мамоне, чудовищному золотому тельцу, для которого боль, любовь, совесть, нежность, обожание являются пустыми словами. У этого божества есть множество жрецов. Эти жрецы — особого рода. Они не могли возникнуть из русских деревень, городков, из русских предместий, из русских университетов и русских гарнизонов. Это пришедшее племя, которому чужды человеческие инстинкты, чужды человеческие чувства, оно не знает и не ведает ничего, кроме денег, для него деньги являются той субстанцией, чтоуправляет планетами и мирозданием.

Сожжение сорока детей, сорока невинных агнцев — это предупреждение библейское. Ответы, толкование этого предупреждения следует искать у пророка Даниила. Это знак того, что Россия больше не выдерживает чудовищного нашествия и закабаления и предаёт себя самосожжению.

Развитие, о котором десятилетиями безнадёжно говорит страна, рывок, о котором время от времени говорит президент Путин, не связаны с созданием заводов, способных выпускать отечественные самолёты, не связаны с возрождением производств, где строятся современные станки и приборы. Возрождение России есть преодоление не упадка, не деградации, а чудовищной ямы, в которую свалилась Родина после 1991 года. Это возрождение — не плод инженерных усилий, не результат самоотверженной педагогической деятельности, не итог самозабвенного творчества писателей и музыкантов. Чтобы разгадать этот знак, нужны не просто толкователи. Нужны толкователи времён и сроков, нужны те самые старцы, к которым нет-нет, да и отправится президент Путин во время рождественских или пасхальных торжеств. Пусть в тишине своих скитов, в тишине своих приходов они укажут ему на беду, в которой оказалась Россия. Истолкуют чудовищное пожарище как вселенское знамение, подобное избиению царём Иродом младенцев.

В России грядёт преображение. В России родился дивный младенец. Россия пишет новое божественное слово. И этому слову препятствуют эти чадные пожарища, эти мерзкие помойки, эти загадочные отравления, эти господствующие повсюду злоба и ложь. Это пожарище — адово действие, которое насылается на Россию, чтобы той не открыть свои слипшиеся от слёз очи, не взлететь на могучих архангельских крылах, отсечь её от грядущей великой судьбы, куда устремлена сегодня воля великого народа.

Президент Путин, до начала инаугурации открой пророка Даниила, узнай, что было написано на стене во время Валтасарова пира.

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №10(56), 2017 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №9(55), 2017 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF

Александр Проханов // "Завтра", №11, 21 марта 2018 года
berlin
jewsejka
Рёв русской истории

Предвыборные баталии — это отвратительные петушиные бои. Бойцовые петухи и куры разной степени общипанности, кричащие, кукарекающие, клокочущие, выщипывают друг у друга перья, выклёвывают глаза, кровенят брови. Одну курицу топчут сразу несколько бойких петухов, и из неё выпадает недоношенное яйцо. Другие петухи в изнеможении падают на пол ногами кверху, а их тормошат приспешники, доверенные лица, бойкие и неутомимые блогеры, переворачивают им лапы, выдёргивают языки, поливают водой и нечистотами. Птицы барахтаются, издают нелепые крики.

Близится момент, когда устроитель выборов сгребёт всех совочком в контейнер и отвезёт на птицефабрику, где их аккуратно ошпарят кипятком, ощиплют, наденут на крючки, и они, одинаковые, без различия полов, в пупырышках, будут висеть на железной проволоке.

В этом клёкоте и кукареканье ни разу не прозвучала идея государства — государства, которым они хотели владеть и управлять. Отсутствовало представление о таинственности государства, уникальности его цивилизации, о великих и тайных идеях, которые по прозрению писателей и духовидцев направляли смысл русской истории.

Вместо этих великих представлений господствовали одни лишь технологии — мелкие, шелестящие, противоречащие одна другой. Шли разговоры о пенсионном возрасте, о молодёжных лагерях, о помойках, о волонтёрах, о какой-то бесконечной мишуре человеческих отношений. И не было разговора о великой стране, наполненной трагедиями, наполненной грандиозными начинаниями, мучениками и жертвами, на которых возводился великий холм русской государственности.

Всеми этими представлениями обладает Путин. Путин получил в управление громадную, между трёх океанов, империю, разрушенную, взорванную, потерявшую пространства, потерявшую волю к историческому творчеству. Он владеет этими сентенциями и управляет ими, и на основании этих представлений выстраивает свою геополитику, выстраивает внутренний образ государства. Русское чудо, русский мир, русская мечта, русская Победа — вот основной смысл русской истории. Это не пустые слова. Это те божественные метафоры, в недрах которых осуществляется сражение, зарождение школ, религиозных течений, великих утопий.

Мир, в котором Путину придётся устанавливать своё новое правление, — это мир двух великих проектов, начатых им несколько лет назад.

Это арктический проект — тот самый, где Россия выполняет свои вековечные, вменённые ей, обязанности превращать пустыни в города, превращать полярные ночи в светоносные свечения радуг. Недаром в поверьях древних поморов то место, где кончается, Россия, означает наступление Царствия Небесного. Беловодье — это таинственная северная среда, где человек чувствует себя блаженным, чувствует себя защищённым и богоподобным. Полярная звезда, сияющая среди чёрной полярной ночи, — это не одинокий светоч, это путеводная звезда, ведущая русское сознание к высшим проявлениям веры и благодати.

Второй проект, который осуществляет Путин, начался с Крыма. Это был проект восстановления поруганных русских земель, поруганных русских пространств, проект, впервые соединяющий отторгнутые русские города. В 2008 году во время "грузинской войны" состоялся прорыв русских танков сквозь Рокский тоннель. И мы вышли в Закавказье. Это была первая авангардная имперская война, где мы не отступали, не сдавали, где мы вышли на наши вековечные территории, соединившись с двумя малыми, гибнущими под ударами грузинского оружия народами Южной Осетии и Абхазии.

Крымская акция — это создание на территории Крыма мощнейшей стратегической военно-морской базы, которая восполняет утраты кораблей в чудовищные прежние годы и восстанавливает контроль России над Чёрным морем. А дальше — через Босфор и Дарданеллы мы выходим в Средиземное море и там, под прикрытием сирийских баз, начинаем строить наши оборонные эскадры, заслоняя обнажившийся после 1991 года юг России.

Эти два огромных геополитических оборонных проекта созвучны русским пространствам и русской идеологии, они созвучны русской геополитике, которая ещё в XVII веке сумела чаяниями патриарха Никона создать Новый Иерусалим — аналог Святой земли, аналог территории, куда по замыслу великого патриарха должны опуститься стопы Иисуса Христа. Такой масштаб — масштаб перенесения пространств, перенесения координатной сетки — это абсолютно русский масштаб, русская задача.

Мир становится всё более запутанным, всё более неопределённым. В любой момент в этот клубок кризисов вплетается новая зловещая нить, и клубок растёт, утяжеляется, его уже невозможно распутать. Нет тех теорий, тех учений, нет тех правил, по которым можно этот клубок отмотать назад. Участь этого клубка — либо погрузиться на дно истории неподъёмной глыбой и утяжелять во все последующие века ход исторического процесса. Или нужно рассечь, разрубить его. Потому что человечество устало от сложностей, не справляется с ними, желает избавиться от них любой ценой. Американские подводные лодки, всплывающие сейчас из-подо льдов Ледовитого океана, — это форма давления американцев на русский политический класс, на русское сознание и на русского президента. Ресурс человеческого терпения не безграничен, он истончается. Он может дать трещину, и тогда возникнет непреодолимая, неодолимая катастрофа судного часа.

Когда-то мы строили новое красное государство, мы строили новое человечество. Строить это человечество приходилось в жесточайших условиях и через небывалое насилие. Насилию подвергались целые классы, целые сословия. Их торопились преобразовать в новый народ, готовый встретить страшную войну 1941 года. Новый народ пытался построить и Гитлер. Он хотел лишить этот новый народ сострадания и человечности, чтобы этот народ прорубил топором дорогу среди других народов. Новый народ хотели построить лукавые либералы, отрицая в этом новом народе христианские постулаты и божественные заповеди, посыпая этот народ золотой пудрой. Три этих народа не были построены. Остались спецслужбы, привыкшие к непомерному насилию, лишённые великих космических целей. Теперь эти бесхозные спецслужбы неистовствуют, наполняют мир заговорами, отравлениями и убийствами, лишают мир его исходных, данных Господом, координат. И поэтому мир наполняется страшной гадостью: отравлениями, убийствами, бесконечными инсинуациями, угрозами, запугиваниями.

Путин, который воспримет государство Российское, столкнётся со всем этим ужасом. Ему предстоит большая чистка той мусорной ямы, в которую превратился мир.

Государство — дух. Дух ищет носителя, ищет человека, в которого мог бы вселиться. Ищет человека, в котором он мог бы свить своё гнездо и, живя в этом гнезде, управлять и страной, и самим этим человеком. Но иногда государству становится тесно в таком человеке, который перестаёт отвечать потребностям растущего государства. Тогда государство покидает человека. Наступает великий хаос. И оно, государство, ищет другого носителя, а тот, отмирающий и погибающий, страдает и корчится.

Путин в своём новом правлении должен совершить великие исправления, устранить великие перекосы. Должен внести в пятую империю, которую он строит, лампаду социальной справедливости и благодати, лампаду русской мечты.

Теперь же, когда выборы завершены, и Путин стал президентом, наши тихие голоса умолкают. И мы слышим рёв русской истории.

Александр Проханов // "Завтра", №10, 14 марта 2018 года
berlin
jewsejka
Ещё раз о стиле «Путин»

Недавно мы говорили о стиле "Путин". Он не нашёл своего выражения в металле или в тёсаном камне. У него не появилась эмблема, созвучная мухинским колхознице и рабочему. Этот стиль — в создании больших проектов, связанных с рождением государства Российского, которое и само является мегапроектом. В этом стиле воплощено строительство государства, основанное на таинственной метафизике русской истории. Этот стиль проявляется в зрелищах, в музыке, в игре лазерного луча в облаках, в магическом прошествии парадных военных колонн по Красной площади. Он воплощён в Олимпийских играх в Сочи, которым предшествовали грандиозные прелюдии. Первая из них вещала о граде Китеже, встающем из озера Светлояр. А потом случился Крым со вселенской народной радостью, созвучный чуду. За Крымом последовало усиление Черноморского флота, контроль над Чёрным морем.

Это и стиль военного парада российских войск, завершивших самую первую и нещадную фазу борьбы с терроризмом. Это и движение Бессмертного полка, подобное пасхальному крестному ходу, где воскрешение и бессмертие ждут и тех, кто пал за свободу Родины, и тех, кому суждено сегодня хранить память о величии своей истории. И те, и другие движутся, не касаясь земли, к Царствию Небесному.

Быть может, когда-нибудь стиль "Путин", не нашедший себя в резьбе по металлу и вытёсыванию в камне, воплотится в скорости света.

Стиль "Путин" открывается нам и в замысле недавнего обращения президента России Федеральному Собранию. Это обращение явило собой театр, в котором главным режиссёром и главным актёром является государство Российское. Две трети выступления Путина было наполнено невыразительной статистикой, рассказами о пенсионном возрасте, о фельдшерских пунктах, о молодёжных лагерях "Сириус", а также об отечественных помидорах на русских прилавках. И в Манеже заскучали. Заскучали дамы в передних рядах, усыпанные алмазами. Заскучали ближайшие президентские друзья. Заскучали иностранные корреспонденты, которых ветром со всего света согнало в Манеж. Они ожидали, что Путин перед Федеральным Собранием изложит свою предвыборную программу. Уже посыпались в иностранной прессе недружелюбные комментарии, злые насмешки, двусмысленные ухмылки, представляющие предстоящий путинский период как ворох мелких, часто невыполнимых, обещаний, не способных изменить страну, придать ей новый цивилизационный облик, не способных изменить осквернённый облик России во внешнем мире.

А положение России во внешнем мире всё больше ухудшается. Её, как бочку, укрепляют снаружи всё новыми и новыми железными обручами. Список Магнитского, список несчастного русского мальчика из псковского села Палкино, санкции за Донбасс и Крым. Демонизация русской элиты, что превращает Россию в пиратское государство. Допинговые скандалы с унижением России, наши спортсмены, идущие по олимпийскому стадиону под белым флагом, напоминающим гостиничную простыню. Наркотрафик, пролегающий через российские посольства в Латинской Америке. Русские хакеры, пасущиеся на зелёных лужайках Белого дома. Весь смешной и отвратительный цирк избирательной кампании, где претенденты выходят ровной чередой на дебаты и за нехваткой слов поливают друг друга водой.

После этого листопада пошлости, глупости и хамства мы слышим третью, заключительную часть послания президента России. И такое ощущение, что закрывается, знаменуя собой три первых акта, лёгкий полупрозрачный занавес, и за ним возникает тяжёлый бархатный, наподобие занавеса Большого театра. И начинается другая пьеса. На сцене начинают метаться гиперзвуковые шары плазмы, ускользая от всех смехотворных антиракет, поражая своими расплавленными шарами столицы враждебных государств. Ныряет в космосе, извивается, как змея, "Сармат", издеваясь над радарами Америки, сводя "на нет" тысячу выставленных американцами ракет-перехватчиков, предназначенных для ловли русских "Тополей". И, наконец, крылатая торпеда, от движения которой начинает вскипать океан, а американские авианосцы всплывают брюхом вверх, как сваренные акулы. Это и есть стиль "Путин" — стиль, создающий асимметричный ответ на все осквернения России, на все кольца удавов. Стиль, перечёркивающий надежды мировых и отечественных русофобов на скорый крах государства Российского. Вот вам ответ на организационное оружие врага, стремящегося разрушить великую и таинственную организацию, имя которой — государство Российское.

Этим ответом является стиль "Путин". Гиперзвуковая ракета, превращённая в плазменный шар, готовый бить сразу по нескольким лузам. Ныряющая в космосе, как голубь в синем небе, ракета "Сармат". И плывущая в океанских пучинах крылатая торпеда — не та ли это русская тройка, о которой поведал нам Гоголь? А ведь у бойкого народа она могла родиться. Русский народ очень бойкий — он принимает любой бой. Кулачный бой в питерских подворотнях. Бой колоколов на колокольне Ивана Великого. Сталинградский бой. И тот самый вечный бой, при котором "покой нам только снится".

Американцы гордятся, что хитроумный Рейган придумал стратегическую оборонную инициативу и втянул Россию в непосильную военную гонку. СОИ оказалась блефом. Но не блефом оказалась советская и российская мощь, которая на определённом этапе русского развития гуляет по миру и обнюхивает своими любопытными рыльцами окрестности Лондона, Чикаго или овальную комнату Белого дома в Вашингтоне, где друг России Трамп грызёт от злости хрустальные стаканы.

Говорят, что открыта невидимая, ещё не нанесённая на звёздные карты, планета. Но уже строится тяжёлая русская ракета, способная доставить на эту невидимую планету тысячи тонн полезного груза. Возможно, эта ракета будет называться "Путин", как ещё один его великолепный проект.

Александр Проханов // "Завтра", №9, 7 марта 2018 года
berlin
jewsejka
Здравствуй, мобилизация!

Русские оружейники хорошо готовились к предвыборной кампании Владимира Путина. Пока Собчак стояла в одиночном пикете, а Явлинский нюхал помидоры на овощном рынке, русские оружейники создали оружие Четвёртой мировой, способное предотвратить Третью. Когда по небу, как воздушные змеи, носились неуязвимые ракеты, когда море закипало от движения русских торпед, а дамы в бриллиантах и мужчины в золотых часах, наводнившие Манеж, то и дело вскакивали и рукоплескали, было ли понятно, что мы живём в новом российском обществе? Кончается и уже не возвратится безумный экономический рынок с его сумасшедшими всплесками и провалами. Кончилась пора неуёмных кормлений, когда тысячи чиновников обгладывали древо государства российского. Мы живём в мобилизационный период. Для того, чтобы создавать, строить, испытывать, эксплуатировать, применять подобные вооружения, стране необходимы грандиозные средства, великие деньги. Этих денег больше нет в казне, в резервных фондах национального благосостояния. Эти деньги любыми средствами должно извлечь и направить в оборонный комплекс, в котором решается судьба модернизации России, модернизации мирового порядка, становление многополярного мира — мира, от которого так старательно отлынивали американцы.

Мобилизационный проект предполагает всеобъемлющую роль государства, которое концентрирует в своих руках небогатые денежные ресурсы и направляет их точно в центр развития, исключая всяческое их расточительство. Мобилизационный проект включает в себя две составляющие: одну — по добыванию этих денег, и другую — по рачительному их расходованию. В России больше нет крестьян, которые в драных рубахах киркой и лопатой станут строить космодромы и ракетные шахты. Больше нет учёных, которых можно затворить в нижегородских лесах или уральских горах, запаять в "шарашках". Дешёвый неквалифицированный труд для создания этих военных мегамашин исключён. Деньги будут брать там, где они имеются. Несметны богатства олигархов, успевших в условиях безграничного рынка и хаоса раскрошить страну и создать невиданные состояния, разместить их в зарубежной недвижимости и оффшорных зонах. Мобилизационный проект предполагает возвращение этих денег в Россию, инвестицию их в технологическое развитие.

Будет покончено с безумной финансовой политикой, напоминающей контрибуцию, когда русские деньги закладываются в американские ценные бумаги, давая разбег и развитие нашему стратегическому сопернику, а Россию обрекают на финансовое голодание. Добытые деньги, находясь в руках государства, должны использоваться точно до последней копейки. А всякая алчная рука, которая потянется к этим деньгам, беспощадно отсекается. И скоро мы увидим большое количество одноруких людей, которые работали в силовых структурах, министерствах, а также в театральных студиях.

Мобилизация, о которой идёт речь, предполагает проектность. Создание столь сложной машины есть результат рационального проектирования, когда тысячи элементов сводятся воедино, синхронно, каждый со своей скоростью, не наезжая один на другой, не создавая помехи и тромбы, привлекая к созданию основного изделия тысячи смежных заводов и производств, выпускающих стёкла лазеров или золотые нитки полупроводников. Если создание самого изделия требует проекта, то налаживание производства изделий, распределение этих изделий в местах базирования, управление ракетными батареями и подводными эскадрами, вписывание их в быстро меняющийся мировой контекст — это грандиозный сверхпроект, в недрах которого рождается искусственный интеллект и отрабатывается цифровая цивилизация.

Мобилизационный сверхпроект — это не утопия, не завтрашний день, а сегодняшняя реальность, в которой уже живут миллионы людей, подчас не замечая того. Разгром коррупционных банд, ужесточение законодательства, усиление Национальной гвардии — это лишь немногие — видимые — черты мобилизационного проекта.

Однако ядерные ракеты и дальнобойные лазеры в современных условиях являются не единственным оружием, и уж, конечно, не оружием поля боя, после которого исчезает само поле боя под названием Земля. Наращивание подобных вооружений сопровождается стремительным возникновением самых разных культур и воздействий, способных уничтожить противника без ядерных взрывов. В соседстве с ядерным оружием в организационном оружии есть методики, способные уничтожать крупные — вплоть до государств — структуры без использования огневых средств, подрывая их организационные основы, направляя их по ложным целям, внедряя в их коллективы группы торможения, воздействуя на психологию руководителей, подавляя в них волю. Внушая народу скептицизм и отвращение к стране обитания, культивируя обожание цивилизации противника. Полем боя становятся не пирсы подводных лодок, не аэродромы стратегической авиации, не центры управления флотом и армией. Полем боя становится история, искусство, литература, глубинные представления народа о своём предназначении. И здесь, в этих, казалось бы, эфемерных сферах, совершаются главные диверсии, основные подрывные акции. Здесь Россию представляют страной великого тупика, страной непрерывного насилия и подавления, страной ложных героев и фальшивых кумиров. Здесь наших блестящих спортсменов перед всем миром выставляют как шарлатанов и жуликов. Наших дипломатов — как часть наркокартелей. Наших программистов — как прожорливых зверьков, проникающих в святая святых американской политической системы. Демонизируется лидер, демонизируются все институты власти, демонизируется весь народ в целом. С таким — демонизированным, обессиленным, утратившим веру в себя — народом можно справиться без гиперзвуковых ракет.

Ответом на это должно стать оборонное сознание, сознание национального величия, национального достоинства, национальной неодолимости и исторического национального триумфа. Хватит изо дня в день месяцами показывать жалкого, искусанного с ног до головы хищными самками актёра, муки которого забавляют и развлекают праздную телевизионную публику. Хватит государству спонсировать крупнейшую, мощную радиостанцию, которая сконцентрировала в себе талантливых, яркостных, организованных, преданных идее врагов государства российского.

Какой чудовищный вывих, какой нелепый перелом запущен в устройство российского государства, если одна часть народа костьми ложится за своё государство на полях сирийских сражений, день и ночь строит невиданные боевые корабли и ракеты, молится за процветание Родины, а другая часть прожигает несметные состояния в ночных клубах, потрясает скандалами общественное мнение, демонстрирует свою безнаказанность. И возникает ощущение, что в России живут два народа. Один народ — труженик, государственник, наследник Бородинского поля и Сталинградской битвы; народ, принимающий на себя всю тяжесть современной истории. А другой народ — трутень, баловень, бессовестный гуляка, глумливый щелкопёр, которому кажется всё смешно в этом мире: умирающий от рака ребёнок или взорвавший себя гранатой офицер. Мобилизационный проект — не новое для России дело. Мобилизовав свою волю, распахнув своё верующее сердце, увидев в своём соотечественнике друга и брата, наш народ выбирался из чудовищных чёрных ямин, которые ему расставляла история. И сегодня государство российское прошло сквозь игольное ушко русского времени. Россия — это ракета со сменяющейся траекторией полёта, несущаяся на гиперзвуковой скорости к своему торжеству.

?

Log in

No account? Create an account