berlin

Александр Проханов // «Завтра», 30 июля 2021 года

Его забрал космос


Умер Олег Дмитриевич Бакланов. Гигантский человек, дитя советского космоса, его творец, его исповедник. Он руководил гигантской советской техносферой, её военными кораблями, самолётами, космическими станциями, лунными проектами. Он был министром, который собрал в огненный пучок тысячи и тысячи советских заводов, лабораторий, КБ, и в этом пучке возникли ракета "Энергия" и космический челнок "Буран".

Я дружил с Олегом Баклановым, и он оказывал на меня огромное влияние, открывал врата, в которые мало кто из художников имел доступ. Мы были с ним в закрытых атомных городах, на военных базах, на могучих секретных уральских заводах. Он брал меня в зарубежные поездки, будь то посещение Западной группы войск в канун её разгрома или встреча с Наджибуллой за несколько месяцев до его мучительной казни. Он был ГКЧПист, в надрывном последнем порыве стремившийся уберечь Советский Союз от смерти.

Он был мучеником. Не потому, что его заточили в "Матросскую тишину", а потому, что на его глазах убивали его любимое детище, уничтожался советский космос, советская оборонная технология, само великое Красное государство.

Я видел его в 1991-м году за два часа до его ареста, и он на прощание, когда мы обнялись, сказал: «Дрогнули Язов и Крючков». До последнего он служил своему любимому космосу. Хворый, немощный, каждый день садился в автомобиль и мчался на космический завод, где изготовлялись новейшие тяжёлые ракеты, консультировал следующее поколение российских космистов.

Он рассказывал, что в детстве мама ночью вывозила его, младенца, в коляске в сад, под звёзды, и он из колыбели, открыв глаза, взирал на эти звёздные миры , которые вселились в него и больше никогда не покидали, звали его к себе все его долгие годы.

Уходя, страдая от тяжёлой хвори, он хотел, чтобы его отправили в космос, и он умер бы там, на космической орбите. Теперь нет среди нас Олега Бакланова. Он ушёл. Его позвал космос.
berlin

Александр Проханов // «Завтра», №29, 28 июля 2021 года

Рыцари золотых унитазов


В Ставрополье автоинспекция сидит на золотых унитазах. В соседних областях она сидит на серебряных, платиновых, бриллиантовых. Под толстыми ляжками генералов переливаются сапфиры, топазы. Не ходите в Кремлёвский Алмазный фонд — посетите туалеты во дворцах силовых генералов. Но не вздумайте присесть на это волшебное драгоценное изделие: вы сразу станете генералом автоинспекции. А вы хотите множить золотые унитазы?

Суровые генералы, министры, главы корпораций садятся на них и вспоминают своё послевоенное детство, свои простые рабочие семьи, иные вспоминают блокаду. Они сидят в позе роденовского "Мыслителя" и уверяют нас, что Советскому Союзу больше не быть, социализму больше не быть. Они – детище новой имперской России, её аристократия. Их дети наследуют банки, министерства и корпорации. Внуки учатся в Кембридже и Оксфорде. Они — тот класс новой России, который, как Афродита, родился из мыльной пены перестройки, из бандитских разборок, из залоговых аукционов, из взорванных московских домов, из подвига десантников, погибших в чеченских горах.

Они говорят: "Пусть мы с виду грубы и неотёсаны, но, если триста лет мы просидим на золотых унитазах, из нашей среды родятся Пушкин, Лобачевский, Гагарин". Быть может, всё так и будет, если где-нибудь в глухой деревеньке с нужником, из которого дует зловонный сквозняк, не родится Емельян Пугачёв.

Неужели это новое ненасытное племя, обезумевшее от власти и золота, полагает, что так будет вечно? Неужели они, учредившие Военного-историческое общество, забыли грозные уроки русской истории, когда триста лет романовских золотых унитазов кончились избиением всех поголовно Романовых, всех камергеров, генерал-губернаторов, а вместе с ними — сельских помещиков и городских профессоров? Когда сжигали усадьбы и библиотеки, вырубали липовые аллеи, чтобы духа не было этих исчадий русской истории?

На Урале, в Нижнем Тагиле, закрывают уникальный медицинский центр, построенный замечательным доброхотом Владиславом Тетюхиным, титановым магнатом, который распродал свои акции, "раздал имение своё" и построил Центр для рабочего люда, совершив тем самым великий христианский подвиг, возлюбив ближнего больше, чем самого себя. У властей не хватило денег, чтобы поддержать этот удивительный Центр. Его закрывают в период, когда в стране свирепствует пандемия, чудовищная оптимизация прокатилась по России, как эскадроны смерти, уничтожая на своём пути больницы, поликлиники, фельдшерские пункты. И среди этих бед истребляется уникальный госпиталь, где работают лучшие научные силы, где продлевают свой век изнурённые на танковом производстве люди.

На Урале нет денег для этой больницы. Но на том же Урале есть деньги, которые позволили богатейшей уральской чете снять в Петербурге арену, где только что проходили футбольные матчи, закрыть стадион от посторонних глаз. И при пустых трибунах, на изумрудном поле, за изысканным столиком эти два человека, заплатив за аренду стадиона двадцать миллионов рублей, пили шампанское, и пили его во славу России.

Так будет не всегда. Об этом говорили сказочники, скоморохи в сказках об Иване-дураке, побеждающем своих мудрых богатых братьев. Об этом говорят великие православные мистики, проповедуя Царствие Небесное, в котором нет места служителям Золотого тельца. Об этом говорит великий русский космист Вернадский, полагая, что ноосфера победит, и благородство, возвышенные чувства, мечта о космическом чуде одолеют духовную тьму. Так думали большевики, создавая научные центры, заводы, лаборатории, открывая деревенским и рабочим парням дорогу в космос.

Будет день, когда граждане Государства Российского, подняв глаза к небу, увидят стада генералов, оседлавших золотые унитазы, уносящихся из России. А по ним с земли работают С-500, осыпая на землю золотые осколки.

Но не подумаем, что вся Россия покрыта этой золотой плесенью. Сколь прекрасен военно-морской парад на Неве! Какие грандиозные сооружения из серой стали проплыли мимо золотой Адмиралтейской иглы. Как белые ангелы на серой броне — русские матросы и офицеры. Спокойные и прекрасные лица, обветренные Мировым океаном.

Россия возродилась из праха, воскрес великий российский флот. Триумф России, триумф народа, триумф президента.

Да здравствует День Военно-морского флота России!
berlin

Александр Проханов // «Завтра», №28, 21 июля 2021 года

Бриллиант Победы


Мы чувствуем тьму, которая ниспадает на мир. Мы ищем, как защититься от тьмы, мы в поисках сокровенного слова, волшебного мгновения, которое спасёт народы от тьмы. Мы хотим, чтобы пепел, затмевающий небо, развеялся, и опять сверкнула лазурь. Мы ищем признаки этой лазури в мглистом небе современной России.

«И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Победа — это главное содержание идеологии сегодняшнего Государства Российского. Вокруг этого бриллианта складывается вся ткань русской жизни. Победа — это единственное, что уцелело от великой советской эры, когда в перестройку истреблялись все постулаты "Красного государства". Подобному истреблению подверглась и Победа, но она уцелела: обугленная, порванная, простреленная, она перешла из советской эры в Пятую русскую империю. Так солдат разгромленного полка, потеряв на поле брани своих товарищей, весь израненный, обматывает себя полковым знаменем, проносит его через линию фронта, возвращаясь к своим, разворачивает его, и под этим развёрнутым знаменем вновь формируется боеспособный полк.

Под знаменем Победы формируется новое Государство Российское. Путин совершил трансплантацию сердца, имя которому — Победа, в неживую, мёртвую плоть, оставшуюся от погибшего Советского Союза. Ельцинская Россия была трупом — холодным, синим, с трупными пятнами, с истлевающими телесными тканями, с диким посмертным ростом волос и ногтей, какой случается у кладбищенских мертвецов. Перенесённое в эту истлевающую плоть огненное сердце Победы волшебно оживило смрадное тело. Оно стало теплеть, у него появились живые мускулы, оно раскрыло глаза, оно поднялось из гроба. Сегодняшнее Государство Российское — Пятая империя русских — это детище волшебной Победы. Вживление этого сердца далось и даётся нелегко. Существуют мощнейшие силы отторжения. Внутриполитическая и духовная жизнь России есть борьба живого огненного сердца и мёртвых трупных тканей, желающих извергнуть этот животворный дивный бриллиант.

Сегодняшнее Государство Российское совершенно настолько, насколько оно соответствует идеалам Победы. И несовершенно и уродливо в той степени, в какой оно оскверняет или отторгает идеалы Победы. Победа 1945 года — это Победа райских смыслов над адскими, райского света над кромешной тьмой преисподней. Это Победа идеала совершенного Небесного Царства, где нет насилия, вражды, разорения, где нет самой смерти, и где совершается, наконец, преображение ветхого человека в богочеловека. Победа — это одоление ветхого, тёмного, греховного и торжество светоносного, прозрачного для света Фаворского.

В России народ разорван на огромное нищающее, обездоленное большинство и крохотную секту — счастливцев, овладевших государством и сбросивших остальную часть народа в беспомощное прозябание. Культ богатства, культ денег, культ мамоны, культ Золотого тельца, который исповедует эта управляющая страной секта миллиардеров, противоречит Победе. Гигантские потоки ядов бескультурья, забвение возвышенного, отказ от идеалов, низменное, пакостное, что есть в человеке, всё, возвращающее человека к животному, первобытному, тёмному миру, — всё это мощным потоком изливается на головы обезумевших и обескураженных людей, забывших своё предназначение творцов и героев. Этот сумрачный, погружаемый в низменное человек, забывший идеалы человека-творца, есть прямой вызов бриллианту Победы, изымает Победу из духовной жизни народа, заменяет этот бриллиант тусклой многоцветной стекляшкой.

Адские силы, разбуженные перестройкой и ворвавшиеся в русскую жизнь, стремятся затмить Победу, осквернить её, запечатать её адскими печатями. Государство борется с этими адскими силами, заслоняет Победу, карает хулителей, лжецов, отгоняет прочь от кремлёвских бриллиантовых звёзд тучи ворон, выклёвывающих бриллианты из лучезарной звезды.

Победу хотят погасить мировые маги, которые набрасывают на мир новый чехол мглы, сгоняют обезумевшее человечество в новое всемирное стадо с новым пастырем, что будет пасти народы раскалённым на адских кострах жезлом железным.

Оборонное сознание русских, заслоняющих Победу от нашествий, — это не только гиперзвуковые ракеты, защитные рубежи и космические группировки. Это духовные силы, накопленные Россией за все века её существования. Ей приходилось одерживать победы на полях брани, в иконописных мастерских, на страницах великих творений русских поэтов. Русская Победа — это и есть Русская Мечта, русское воскрешение из мёртвых Это тот поцелуй, которым история каждый раз целует уснувшее в гробу Государство Российское, поднимает его из гроба, влечёт его вдаль по бесконечному русскому пути, что ведёт нас к таинственным волшебным вратам, за коими благоухают сады бессмертного небесного царства.

Когда русские люди миллионами глаз воззрятся на небо, то увидят, что небо во всей своей бесконечности сверкает бриллиантами — звёздами Победы.
berlin

Александр Проханов // «Завтра», №27, 14 июля 2021 года

Владимиру Большакову — 70


Дорогой Владимир Ильич!

Наше изборское братство от всего сердца поздравляет Вас с Вашим славным юбилеем. Дорожим Вашим присутствием в нашем изборском соборе. Восхищаемся Вашим служением, Вашими утончёнными и возвышенными представлениями о русской истории, Вашей педагогической деятельностью в славной Академии художеств нашего незабвенного Ильи Глазунова. Ценим Ваш неутомимый энтузиазм, с которым Вы несёте в народ великие знамения русской культуры, русской истории, русской философской и религиозной мысли. Вы не даёте великим русским дорогам зарасти бурьяном, снаряжаете в походы современных радетелей русской истории, идущих по стопам Ермака из донских казачьих земель через Урал на Тобол, где совершилось великое деяние – Россия приросла Сибирью. Как вдохновенно звучат Ваши слова о крестных ходах, которые в «царские дни» под песнопения и молитвы движутся от Храма на крови, что воздвигнут на месте разрушенного Ипатьевского дома, через много вёрст в сосновые боры Ганиной ямы, в ту зловещую щель, куда канула трёхсотлетняя русская монархия.

Наше изборское стоцветие видит русскую мысль во всём её многообразии, где каждый цвет, каждый волшебный отблеск неповторим и драгоценен. Ваше упование на народную монархию есть целое направление сегодняшней исторической и политической мысли. Быть может, в нашей земной реальности непримиримы красные и белые, монархизм и сталинизм. Но есть уровень сознания, есть высота, с которой все, казалось бы, неразрешимые земные русские распри сливаются в симфонию, исчезает их противоречие и непримиримость, и все мы движемся единым Крестным ходом, единым Бессмертным полком к той Победе, о которой мечтали все поколения русских людей. Мечтаем и мы, Ваши поклонники и друзья. С юбилеем, дорогой Владимир Ильич.

Ваш Александр Проханов
berlin

Александр Проханов // «Завтра», №27, 14 июля 2021 года

Не топором, а пинцетом


Власть разгромила несистемную либеральную оппозицию: на одних надели ошейник, на других — намордник. Запрещённые организации, недружественные организации, враждебные организации, экстремистские организации, иностранные агенты. Как красавица выщипывает пинцетом брови, так российская власть выщипывает всё западное, всё иностранное. Пусть выщипаны брови, но остаётся нетронутой густая шерсть, покрывающая с ног до головы сегодняшнее Государство Российское. Западники, либералы повсюду — под другими именами и иными вывесками, они все консолидированы. Сырьевые олигархи, впрямую влияющие на российскую политику, и есть западники и либералы: на Западе их рынки, их банки, их вложенные в западную цивилизацию капиталы. Через этих олигархов в российскую жизнь непрерывно сочатся западные ценности, западные смыслы, западная, часто подрывная, политика. Так из протечек в стальной трубе ядовитая нефть вытекает наружу и губит природу.

Огромный фрагмент гуманитарной культуры насквозь либерален. Литературные премии сосредоточены в либеральных руках. На центральном телевидении господствуют либералы, множеством неявных способов блокирующие продвижение на экраны русской культуры. В журналистике либералы идут мощным клином, тайно или явно исповедуя русофобию, превращая остатки национального русского в труху и пепел. Шоу-бизнес работает по западным клише, под западную музыку, поёт на английском языке, беспомощно копирует Бродвей и Голливуд, выпуская на музыкальные подмостки бисексуалов и развратных лореток.

Виднейшие государственные чиновники в Федеральном собрании, в ведущих министерствах, в окружении президента имеют родню, укоренившуюся на Западе, обретшую западное гражданство. Превратив своих наследников, детей и внуков в особый класс отвергших Россию, они стремятся забыть свои русские корни, русский язык и записаться в качестве перебежчиков в чужую, враждебную России цивилизацию. Будет ли Государство Российское, меняющее кожу, входящее в свой новый позднепутинский период, выкорчёвывать из русского общества эти разветвлённые плодоносящие грибницы, на которых неизбежно, как только пройдут дожди, вырастет громадный либеральный гриб, что окончательно расплющит Россию?

В русской истории либерализм и централизм шествуют рука об руку, как неразлучная парочка, один перетекает в другой и обратно. Век Александра I — либеральный век. Офицеры, разгромившие Наполеона, побывавшие в Париже, вернулись в Петербург с кодексом Наполеона в душе. Они были декабристами, и царь, предвидя революцию, не забыв Магницкого и Сперанского, сбежал от власти. Его брат Николай расправился с русским либерализмом жестоко, смотрел, как дёргается либерализм на виселице в Петропавловской крепости. Вырезал петрашевцев, взял под личный надзор Пушкина, одел русское чиновничество в мундиры, а либерала Чаадаева объявил сумасшедшим. Однако либерализм просочился сквозь николаевский хитин в следующее царство.

Александр II был либералом, которому по сей день поклоняются наши доморощенные вольнодумцы. Освободил крестьян, дал волю университетам, придумал земство, присяжные суды. Но был растерзан на куски бомбой, и огненные народовольцы по всей России снаряжали взрывчатку для тысяч покушений. Александр III упрятал эту пылающую энергию в ледник, он был дедом Морозом на троне. В России было холодно, но спокойно. И этот покой обернулся революцией 1905 года, Манифестом Николая II, Государственной думой, безграничной вольностью газет и журналов.

Либеральный век Николая II завершился распадом империи и Гражданской войной. На руины пылающей, убивающей себя России пришли большевики, и возникла небывалая, непомерная империя красного централизма, могучей бескомпромиссной диктатуры. Но в её незыблемых толщах, в её железобетонных конструкциях таились личинки либерализма, которые медленно взращивались. После смерти Сталина, после хрущёвской "оттепели" и брежневской "разрядки" эти личинки превратились в яростных ненасытных жужелиц, изгрызших в труху централистское сталинское государство.

Либеральная перестройка, сгубившая Советский Союз, и 90-е годы — этот Хэллоуин либерализма — завершился с приходом Путина, который сгрёб остатки развалившегося государства, дал ему имя и форму, вернул в управление централизм и медленно, по микрону, стал выдавливать из нового Государства Российского трупные яды либерализма. Сегодня этот процесс продолжается. Его инициаторы и исполнители — силовики, чекисты, к числу которых относится Путин. Но не чекисты ли развалили Советский Союз, не они ли объединили Германию, разрушили Варшавский договор, создавали по всему Союзу Народные фронты, внедрили Крючкова в ГКЧП и сломали советское государство?

Можно ли верить чекистам, которые после Лубянки 1991 года пошли в банки, корпорации, создавали аналитические центры и охранные структуры новых олигархов, и всем Комитетом приняли православие и стали ездить на Афон, сохраняя в своих кабинетах портреты Дзержинского? Являются ли нынешние силовики той надёжной силой, которая сберегает сегодняшнюю Россию от распада и либерального взрыва? Где рецепт сбережения государства? Возможна ли в России гармония между либерализмом и централизмом?

Остановившаяся в развитии страна напоминает раствор, в котором замерли все химические реакции, и на дно выпадает множество разноцветных осадков — ядовитых и тлетворных. Чтобы раствор империи вновь ожил, нужно его вскипятить, кинуть в него кристалл развития, и русская история вновь обретёт свою творческую динамику, обретёт свой горний смысл.