?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Александр Проханов // "Завтра", №11, 20 марта 2019 года
berlin
jewsejka
«Распрягайте, хлопцы, коней!..»

Порошенко сообщил, что Украина перед лицом "российской агрессии" приступает к созданию собственного ракетно­ядерного оружия. В Днепропетровске завод "Южмаш", где создавалась грандиозная советская ракета "Сатана", до последнего времени производил ракеты "Зенит", которые приобретались Россией для запуска космических аппаратов. Атомный центр в Харькове обладает научным потенциалом и запасом исходных ядерных материалов для того, чтобы создать ядерную боеголовку. Таким образом, Украина приступает к созданию ядерных баллистических ракет, которые будут нацелены отнюдь не на Донецк и Луганск, не на Ростов и Воронеж, а на Москву. А российские политики, стратеги, интеллектуалы спецслужб, высоколобые работники МИД — они предвидели такой разворот событий? Деятельность первого президента Украины Кравчука не указывала на такую возможность? А президент Украины Кучма, бывший легендарный директор "Южмаша", он не рассматривал подобную перспективу? А президент Ющенко, главный ненавистник России, не обсуждал со своими инженерами и генералами подобный ход событий? А Янукович, криминальный коммерсант, он на своих сходках не обдумывал ли подобный шантаж России? И уж, конечно, Порошенко, эта кукла, насаженная на палец Пентагона и Госдепа, — для него подобные заявления стали вполне предсказуемыми и естественными.

А что делали российские послы на Украине — Зурабов и Черномырдин? Какую информацию они поставляли в Кремль, если Москва проворонила Майдан, допустила превращение Украины в военно­политический плацдарм НАТО? А деятельность Русской православной церкви, которая по сей день отличается антисоветскими высказываниями и приветствует разрушение СССР? Там не предвидели, что с разрушением Красной империи, созданием независимого русофобского украинского государства неизбежно произойдёт раскол и создание украинской автокефальной православной церкви?

И вот теперь Украина создаёт "автокефальное" ракетно­ядерное оружие. Как поступить с этим современной России? Может быть, бомбить "Южмаш" и ядерные центры Харькова, как это делают израильтяне, если чувствуют угрозу их национальным интересам? Высаживать десант спецназа в городах Новороссии, как это делают американцы, стирая с лица земли неугодные им режимы?

Когда донецкие ополченцы после Дебальцевского котла, разгромив отступающие силы киевлян, были готовы двинуться дальше, на Мариуполь, Днепропетровск, Одессу, Харьков, Николаев, Запорожье, когда огненно пылала идеология Новороссии, — кто остановил это стратегическое наступление ополченцев? Кто свернул восхитительное знамя Новороссии в тусклый рулон? Создание ракетно­ядерного оружия на Украине, нацеленного на Россию, не пустая угроза. Не надо утешать себя тем, что для создания такого оружия потребуется время. Американцы, подарившие ядерную бомбу Израилю, могут сделать то же самое с Украиной. И тогда американские боеголовки в украинской упаковке могут в течение кратчайшего срока пополнить украинский военный арсенал.

У России есть средство остановить драматическое развитие событий без бомбардировок и высадки десанта. Россия в течение недели может остановить всю экономику Украины, когда замрут не только заводы Днепропетровска и Харькова, но и киевская Рада, кабмин и резиденция президента. У России есть способ заставить Украину одуматься. Россия должна прекратить поставку на Украину ядерного топлива, с помощью которого атомные станции Украины вырабатывают электроэнергию. Россия должна перестать продавать на Украину уже готовую электроэнергию, а также прекратить поставку на Украину донецкого угля, без которого замрут все украинские ТЭЦ и ГРЭС. Россия может прекратить поставку на Украину газа, а также нефтепродуктов, без которых не сдвинется с места ни один грузовик, ни один тепловоз, не взлетит ни один самолёт. Российские корпорации должны пресечь поставку на украинские оборонные заводы запчастей, изготовленных в России. И тогда ни один украинский танк или бронетранспортёр не сойдёт с заводского конвейера. Россия должна приказать своим ненасытным банкам отказать украинцам в кредитах, которые поддерживают на плаву чахлую украинскую экономику. Это экономическое оружие России должно быть пущено в ход перед лицом колоссальной угрозы, нависшей над нашей страной.

Заявления российских проукраинских политиков о том, что подобные меры больно скажутся на простом человеке Украины, на ни в чём не повинном украинском народе, есть ложь и демагогия. Русофобская тотальная пропаганда фашизировала украинский народ, сплотила его вокруг бандеровской власти, внушила украинскому народу стратегическую ненависть к России. На российских телеканалах уже многие годы с утра до ночи идут политические телешоу, посвящённые украинским проблемам. И на эти телешоу приглашаются украинцы, поносящие с российских телеэкранов российскую власть, российский народ, президента России. Украинская "мягкая сила" давно уже гуляет по России и в сочетании с жёсткой силой — такой, как ракетно­ядерное оружие, станет для России трагедией.

Как прекрасны украинские песни, как божественны эти раздольные степные напевы! Как чудесно было сидеть в украинском застолье и петь с украинскими братьями "Розпрягайте, хлопцi, коней!" или "Ой, вербо, вербо!", или "Ой, у полі три криниченьки"… Господи, верни нам, украинцам и русским, эти чудные времена!

Александр Проханов // "Завтра", №11, 20 марта 2019 года
berlin
jewsejka
«Время собирать камни…»

12 марта политсовет партии "Справедливая Россия" заявил о том, что в её ряды принят известный бизнесмен Константин Малофеев, возглавляющий группу компаний "Царьград" и Общество развития русского исторического просвещения "Двуглавый Орёл".

Принятый несколько лет назад закон "О политических партиях" привёл к тому, что появилось множество мелких недееспособных партий. Эти партии были столь маломощны, что ни одна из них не смогла пройти в парламент. Они создавали так называемый партийный планктон, и в политической жизни были скорее помехой, чем инструментом политического действия. Поэтому естественным стало желание власти усовершенствовать партийную структуру. А именно: появилась тенденция соединения этих мелких, в данном случае патриотических, партий с существующей в Думе партией "Справедливая Россия".

"Справедливая Россия" в последнее время понесла немалый урон, когда из неё ушли либерально настроенные депутаты и вступили в открытую конфронтацию с Кремлём. Вливание в "Справедливую Россию" этих небольших, но идеологизированных державных партий усилит партию и наполнит её, помимо идеологии справедливости, патриотической державной идеологией.

Состоялось решение партийного руководства "Справедливой России", согласно которому Константин Валерьевич Малофеев, известный российский предприниматель, крупный удачливый бизнесмен, вошёл в политическое руководство "Справедливой России".

Малофеев — человек идеологизированный. Он не просто коммерсант, он ищет своё место в политике не ради обеспечения коммерческого успеха. Константин Малофеев глубоко озабочен проблемами русского народа, русской державы. Увлечённый русской историей, он стремится найти в сегодняшней российской действительности те глубинные константы, которые во все века делали нашу Родину великой державой. Вступление Малофеева на крупных ролях в состав "Справедливой России", несомненно, изменит потенциал партии, увеличит её популярность среди народа и обеспечит большее количество мест в парламенте. Что при этом будут испытывать другие партии, такие как КПРФ и ЛДПР, да и сама правящая партия "Единая Россия", покажут ближайшие думские выборы.

Александр Проханов // "Завтра", №11, 20 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Гимн Севастополю

Я странник, я землеоткрыватель, я географ, я составляю карту русской мечты. Двигаюсь по городам и весям и вижу, как русская мечта одухотворила эти пространства. Окрылённые мечтой люди возводили чудесные дворцы, дивные храмы, создавали поэмы и симфонии, громили врагов, претерпевали великие муки, стремились к совершенному бытию, к братской любви. Благоговели перед природой, искали среди звёзд ответы на свои мучительные земные вопросы.

И вот теперь я в Крыму, в Севастополе. Почему Севастополь, этот черноморский город, так привлекателен для русского сердца? В чём его таинственная прелесть, изысканность, неизъяснимое очарование, хотя и в этом городе постоянно грохотали пушки, погибали лучшие люди? В чём тайна Севастополя?

Это город моряков-черноморцев. Там, где у края бухты кончается город, сразу начинается флот. И корабли с их отточенной сталью, артиллерийскими и ракетными установками суть продолжение города. И вдруг ночью, когда Севастополь спит, бесшумно от пирса отчаливает корабль, уходит к проливам в Средиземное море, к берегам воюющей Сирии. Это Севастополь плавает там, среди лазурных средиземноморских вод, под прицелом враждебных кораблей, среди ныряющих подводных лодок, нацелив во все стороны окуляры своих перископов.

Севастополь — город моряков-черноморцев. Это они, черноморские моряки, привносят в город изысканность, элегантность, лёгкость. Моряк на севере, среди полярных льдов, кромешных ночей, угрюмых морозов, сам становится суровым, угрюмым в своих меховых медвежьих одеждах. Но если его переводят в Севастополь, он преображается, обретает изысканность, изящность, своеобразный аристократизм. И город, населённый этими блистательными моряками, сам начинает светиться, блистать.

Как прекрасна Графская пристань с её колоннадой, откуда в дни торжеств отчаливает, сияя медью, адмиральский катер. Командующий делает круг по бухте, оглядывая корабли и подводные лодки, и стоящие на палубе моряки в белоснежных мундирах кажутся ангелами, спустившимися с неба на тёмную боевую броню.

Владимирский собор, усыпальница четырёх адмиралов. Здесь покоятся великие русские флотоводцы: Корнилов, Нахимов, Истомин, Лазарев. Они лежат в основании храма, образуя крест — крест русских страданий, русской чести и подвига. Крест, на который восходят русские герои и нисходят с креста в народную память, чтобы никогда не умирать.

Аллея городов-героев и мемориальная стена в честь героической обороны Севастополя, где молодые севастопольцы несут почётный караул. Их движения плавны, словно это сновидение — великие сны о нашей божественной и великой истории.

Памятник моряку, идущему в контратаку. Его рука сжимает оружие, его рот выдыхает грозные крики атаки, и он виден далеко из моря каждому подходящему к Севастополю кораблю.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №10, 13 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Бондарев необоримый

Бондарев — избранный. О таких, как он, в Священном Писании сказано: "Много званых, но мало избранных". Знал ли он, когда подростком бегал по переулкам и дворам Замоскворечья среди чудесных купеческих домиков и покосившихся избушек, где витает таинственный московский дух, который и по сей день дышит среди семи московских холмов, знал ли тогда Юрий Бондарев, что он — избранный? На войне, обслуживая миномёты, а потом артиллерийские орудия, расшибая броню танков, падая оглушённым от взрывов, теряя товарищей, отступая среди горящих деревень и вновь наступая, знал ли Юрий Бондарев, что он — избранный, что его избрала и сберегла судьба среди кровавых кошмаров войны?

Хотелось ли ему уже тогда запомнить сгоревшие лафеты и искорёженные стволы, братские могилы и подорванные танки с крестами? Был ли уже тогда его цепкий, острый взгляд артиллериста взглядом будущего художника, который жадно хватал образы изуродованного мира?

Пережившие войну солдаты и офицеры расходились с полей сражений — кто в родные колхозы, кто на заводы, в лаборатории. Но судьба показала Бондареву лист белой бумаги и перо, властно и тихо шепнула ему: "Пиши!" Ему было дано великое задание, был ниспослан великий дар. Он описал снег, хлюпающий от крови. Описал батальоны, которые просили огня, но, так и не дождавшись, пали смертью храбрых. Он описал войну и создал уникальное, неповторимое направление в русской словесности — военную прозу. Война с её великими бедами, с небывалыми прозрениями, с её философией и мистическими смыслами позвала Бондарева и поручила ему написать незабываемые тексты. Он создал литературный канон, и сам стал каноном, он стал государственным художником — тем, кто выражает идею грозного могучего государства, сам становясь при этом частью государства.

Он занимал высшие посты во властных структурах Советского Союза. Заседал в самых высоких и почётных президиумах. Его грудь украшали самые блистательные награды. Он был значительнее секретарей ЦК, маршалов, директоров военных заводов. Вокруг него двигались энергии, порождаемые жизнью государства. И он сам создавал эти энергии.

Находясь среди ослепительных вспышек славы, среди непрекращающихся аплодисментов, всё тем же острым, зорким взглядом артиллериста он узрел неуловимые перемены, тлеющие в обществе, едва заметные трещины, появившиеся в монолите государства. Он уловил тревогу и ропот в русских сердцах и создал череду романов, связанных с этой тревогой: романы‑предсказания, романы — мучительные предчувствия, которые сбылись и подтвердились в период горбачёвской перестройки.

Перестройка рассекла казавшуюся единой советскую литературу. Как велико было количество вчерашних дерзновенных патриотов, непоколебимых государственников, витийствующих советских пророков, которые в мгновение ока превратились в губителей страны, осквернителей красного времени! В эти страшные для Родины дни Бондарев не скрылся в окопе, не ушёл во "второй эшелон", а вновь, как в военные годы, стоял на передовом рубеже, бился за советскую Родину.

Это он окружённому льстецами Горбачёву бросил страшный упрёк, обвинив его в бездумном разрушении. Это он сказал Горбачёву, что тот зажёг фонарь над пропастью, что поднял самолёт государства с аэродрома, не ведая, где тот мог бы приземлиться. Бондарев предчувствовал близкое крушение страны. Своим ослабевшим от контузии слухом он улавливал скрежет и падение огромных глыб, не уклоняясь от этого камнепада.

Когда в августе 1991 года случилась беда, когда с поля боя бежали прославленные генералы и маршалы, вельможные партийные лидеры, когда валили в Москве памятники, а чекисты, как робкие мыши, забились в тихие чуланы, русские писатели во главе с Бондаревым дали духовный бой побеждающим перестройщикам. Та ночь в Союзе Писателей России на Комсомольском проспекте, когда войска уже бежали из Москвы, а по улицам и площадям шествовали раскалённые толпы, славя Ельцина, и уже дули чудовищные вихри… Тогда в особняке Союза писателей мы забаррикадировали входы, заперлись, как запирались в своих скитах старообрядцы, и были готовы сгореть в огне, но не выйти с петлёй на шее к победившим демократам. Мы пели песни, играли на гитарах, пили водку, молились, читали стихи, и наш атаман, наш командарм, наш духовный вождь Бондарев был с нами и был готов разделить с нами злую долю.

В девяносто третьем, когда баррикады были залиты кровью, и танки лязгали на мосту, а Ельцин в очередной раз праздновал свою кровавую победу, появился роман Бондарева о расстреле Дома Советов — первый роман, за которым последовали другие — у художников и участников этой страшной бойни.

Желая задобрить Бондарева, подкупить, переманить в свой стан, Ельцин наградил его высоким орденом. Но Бондарев не прикоснулся к окровавленной награде, отослал её обратно. Началась опала, забвение, злые глумления. Бондарева, как и многих из нас, называли русским фашистом, "красно-коричневым", старались вырубить его из истории. Нельзя вырубить из истории Сталинградскую битву, нельзя вырубить из истории реющее над Рейхстагом красное знамя Победы, нельзя вырубить из истории Юрия Бондарева.

Его высшей похвалой являются слова: "Ты — солдат". Юрий Бондарев — красный солдат России. Юрий Бондарев — бессмертный солдат русской литературы. Бондарев — божественный, облачённый в сияющие доспехи, есть солдат русской литературы.

С днём рождения вас, Юрий Васильевич! Какое счастье, что вместе с другими вашими учениками и сподвижниками я могу обнять вас в эти торжественные дни!

Александр Проханов // "Завтра", №10, 13 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Стреножить «Троянского коня»

Начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал армии Валерий Герасимов сделал весьма важное заявление, упомянув о существующей операции «Троянский конь», операции, которая разрабатывается нашим стратегическим противником — Западом.

Суть этой операции состоит в том, чтобы создавать в недрах российского социума узлы напряжения, лоббировать прозападных политиков и журналистов, создавать группы прозападных интеллектуалов и, используя экономические, социальные и политические трудности сегодняшней России, готовить «оранжевую революцию», готовить страну к Майдану.

В том, что сказал генерал Герасимов, нет ничего удивительного. Ситуация ещё более грозная трагическая. Он не сказал, что прозападные группы, которые действуют в этом проекте, проникли не только в среду молодёжи, интеллигенции, бизнеса. Они проникли в высшую политическую элиту России, и наша внешняя политика корректируется в связи с существованием этих проамериканских лоббистских групп, что подчас лишает нашу политику энергии, последовательности и волеизъявления.

В заявлении Герасимова интересно другое, а именно то, что такого рода опасения и констатации исходят из армейской среды, как если бы не армейская среда была не способна отражать атаки оранжистов на государство. Видимо, армия, которая в силу своей идеологии, философии является абсолютно прогосударственным институтом, чувствует опасность, нависшую над государством и видит нерешительность, нестабильность, а может быть, и паралич тех невоенных структур, которые обязаны противодействовать оранжистской угрозе.

Некоторое время тому назад министр обороны РФ Сергей Шойгу сказал, что армия хотела бы заняться разработкой концепции, направленной на предотвращение «оранжевой революции». Для этого армия готова создать контингенты, изучающие угрозы, и разработать рецепты поведения армии в условиях «оранжевой революции». Речь Герасимова является продолжением этих заявлений министра обороны.

Ситуация для армии весьма тревожна, ибо опыт крушения Советского Союза ещё не забыт и даже не до конца изучен. Советский Союз, крупнейшая военная мировая держава, обладающая громадными сухопутными войсками, военной разведкой, ядерным оружием, армадами танков и самолётов оказалась бессильной против оранжевых тенденций, которые в конце концов парализовали армию, парализовали институты государственного управления и привели к тотальному слому советского государства.

Давайте внимательно отнесёмся к заявлениям Герасимова и поможем нашей родной российской армии выполнить те невоенные задачи, которые она сама на себя возлагает. Изборский клуб готов включиться в этот патриотический проект.

Александр Проханов // "Завтра", №10, 13 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Народный академик

Беседы в гостинице «Гельвеция» печатались в журнале «Дилетант» под рубрикой «Улитка улитке рознь».

Александр Глебович Невзоров жил в лесу и изучал насекомых. Он был энтомолог. Он собрал о насекомых много знаний и издал брошюру под названием "Живи среди мух". В этой брошюре было много полезных умозаключений, таких как "мух мало не бывает", "в жуках правды нет", "пчела ласку любит", "муравей — всему лесу голова", "комар комару друг", "шмель — рубаха-парень", "паук задним умом крепок", "у стрекозы короткая историческая память". Эта брошюра многое привнесла в науку. За это Александр Глебович Невзоров получил "Народного академика".

Но вскоре он пропал из вида, и о нём долго ничего не слыхали. Дело в том, что он решил забраться на колокольню и оглядеться, нет ли где поблизости писателя Проханова. Однако не удержался и упал с колокольни головой вниз, воткнулся в землю и находился там долгое время, покуда его не нашли работники ЖКХ, прокладывающие канализационную трубу. Наткнувшись на Александра Глебовича Невзорова, они решили, что это неразорвавшаяся бомба времён Второй мировой войны. Они вызвали сапёров. Сапёры стали обезвреживать бомбу и откручивать голову Александру Глебовичу Невзорову. Александр Глебович Невзоров просил их этого не делать, они пошли ему навстречу и вернули голову на место.

Александра Глебовича Невзорова, который был весь в земле с наспех прикрученной головой, увидел Юнис, владелец гостиницы "Гельвеция". Он отмыл Александра Глебовича Невзорова, привёз в гостиницу и поставил у входа, решив использовать вместо вешалки. На Александра Глебовича Невзорова вешали мокрые плащи, сырые пальто, пропитанные петербургскими дождями шляпы.

А надо сказать, что неприятности Юниса продолжались. Водоросли, поселившиеся на фасаде его гостиницы, разрастались, а вместе с ними увеличивалось количество улиток. Юнис предпринимал разные меры, чтобы избавиться от водорослей. Он соскабливал водоросли скребком и изготовлял салат из морской капусты. Ещё он выкашивал водоросли косой. Но когда фасад лишался водорослей, у улиток исчезала среда обитания, и они покидали фасад, расползаясь по номерам, где поедали постояльцев гостиницы. За месяц в гостинице "Гельвеция" бесследно исчезли четыре бельгийца, одна англичанка и благородный индус, который исповедовал учение о непротивлении злу насилием. Увидев улитку, он не убил её, а позволил ей себя съесть.

За искусное разведение водорослей на стене гостиницы "Гельвеция" Юнис получил "Народного академика". Народные академики собирались вечерами в каминном зале гостиницы "Гельвеция" и подолгу умно беседовали. Их беседы переводились на многие языки и печатались в журнале "Дилетант" под рубрикой "Улитка улитке рознь".

На заднем дворе гостиницы "Гельвеция" было найдено несколько скелетов, обглоданных до белых костей. Скелеты были спрятаны Юнисом в шкафы, что очень веселило десантников Псковской воздушно-десантной дивизии, когда те снимали у Юниса гостиницу на ночь и лезли в шкафы.

Александр Проханов // "Завтра", №9, 6 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Дельфин-богоборец

В Петербурге на улице Марата есть гостиница «Гельвеция». От неё пахнет тиной, на стенах поселились зелёные водоросли, и ползают улитки. В заднем помещении гостиницы есть бассейн, полный воды, и в этом бассейне живёт дельфин. Это дельфин-богоборец. Он отрицает существование Бога и уверяет, что люди произошли от микроорганизмов. Дельфина зовут Александр Глебович Невзоров. Он питается морской рыбой, в основном мурманской треской, которую кидают в бассейн дрессировщики Ольга Журавлёва и Виталий Дымарский.

Раз в неделю по средам они выманивают дельфина из бассейна и ведут его к людям, к иностранным туристам, которые специально приезжают в Россию, чтобы подивиться на дельфина-богоборца. Дрессировщица Ольга Журавлёва ведёт дельфина на шёлковом поводке, мелькая перед его носом своими милыми голыми пяточками. Дрессировщик Дымарский бьёт дельфина хлыстом, приговаривая: «Бога нет. Бога нет», — чтобы дельфин по пути к эстраде случайно не уверовал. Дельфин, возбуждённый голыми пяточками и ударами хлыста, начинает проповедовать. Он говорит, что Бога нет, России нет, писателя Проханова нет. А чтобы никто не мог его опровергнуть, начинает всё вокруг поедать. Поедает иконы, библиотеки, военные казармы, мосты, невские пароходы, поедает гуляющих по Невскому проспекту иностранцев, поедает туристов, которые приехали посмотреть на него в «Гельвецию». Он съел депутата Милонова, съел депутата Полонскую, съел Беглова, съел Валентину Ивановну Матвиенко. Попробовал съесть Шнура, но подавился, потому что Шнур выставил из своих чресел такое, что оно не пролезало в горло Александра Глебовича Невзорова, и тот был вынужден отхаркать Шнура.

Представление кончается трагически, когда дельфин, принимая Виталия Дымарского за рыбу, съедает его и Ольгу Журавлёву, которая так похожа на очаровательную креветку. Когда всё вокруг оказывается съеденным, дельфин начинает съедать самого себя. Он обгладывает себя до костей, прогрызает себе живот и съедает внутренности, которые выпадают из живота, чавкает этими внутренностями, но они вновь вырастают в животе, вываливаются наружу, и Александр Глебович Невзоров съедает свои кишки, печень и прочий ливер.

Судебные приставы Санкт-Петербурга решили привлечь к ответственности Александра Глебовича Невзорова за жестокое обращение с самим собой. В качестве свидетеля они решили вызвать Виталия Дымарского, но тот исчез. А на столе в его кабинете лежала записка: «Я оказался вкуснее, чем думал».

Тогда решили допросить Ольгу Журавлёву. Но у неё были обглоданы пятки, не было двух рук, и ей нечем было жестикулировать. И она махала ушами. Она подтвердила факт существования дельфина-богоборца, но не могла указать место его пребывания. Судя по тому, что в Европе стали исчезать памятники архитектуры, а в Ватикане куда-то исчез Собор Святого Петра, Ольга Журавлёва высказала предположение, что Александр Глебович Невзоров переехал в Европу.

Когда Шнура спросили, не знает ли он, где находится Александр Глебович Невзоров, Шнур показал судебным приставам нечто такое — огромное, безобразное, обглоданное со всех сторон, облепленное долларовыми купюрами, что судебные приставы отступились. Последний раз Александра Глебовича Невзорова видели в проливе Скагеррак, где он доедал круизный лайнер с китайскими миллиардерами. Узнав об этом, страны Северной Европы объявили пролив Скагеррак опасным для судоходства.

Александр Проханов // "Завтра", №9, 6 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Глубинный Сталин

Выступление в Александринском театре (г. Санкт-Петербург)

В пучинах русской истории живёт таинственная глубоководная рыба, имя которой — Сталин. В разные периоды русской истории эта рыба всплывает на поверхность и освещает своей флюоресценцией огромные периоды нашей жизни. Достоевский утверждал: "Душа русского человека — христианка". Да, душа русского человека христианка, но народ — сталинист. И эта теодицея — присутствие глубинного, донного, потаённого, сокровенного Сталина в русской истории — является загадкой и не поддаётся рациональному осмыслению. Это предмет откровений, которые даются людям с мистическим опытом, потому что "умом Россию не понять, аршином общим не измерить". В Россию можно только верить. Можно изумляться ей, можно её ненавидеть, но в неё можно только верить как в огромную космическую данность, в которую всех нас поместили: от нашего рождения и до смерти.

В русской истории действует загадочная синусоида, по которой развивается государство российское. На протяжении всей русской истории было пять империй. Это условная формулировка, и многие историки "классического представления" будут возражать такой моей кодификации и классификации русской истории. Но я убеждён, что все пять периодов русской истории носят имперский характер. И в каждой империи присутствует свой Сталин. Империя и вообще Россия развивается рывками. Развивается конвульсивно, через "исторические инфаркты". И в каждом из этих периодов-рывков присутствует, может быть, условно, а может быть, и не условно — через реинкарнацию одного и того же демиурга — Сталин.

Первая империя, Киево-Новгородская, начиналась ещё в языческие времена. Она охватывала огромные пространства: от Балтики до Чёрного моря, от Карпат до Урала. В этой империи жили славянские племена, жили угры, финны, варяги, которые двигались с севера "в греки", жили греки, которые двигались с юга на север к варягам, в ней жили хазарские евреи, жили представители Великой степи. И всё это множество пространств, народов, устремлений, верований, языков было организовано имперской силой. Силу эту, огромный имперский интеграл придал пространствам и народам Владимир Святой в Херсонесе. Приняв христианство, он наполнил империю, её пространства небесным, духовным смыслом — учением о Царствии небесном. Владимир был первым Сталиным. Он сдвинул государство Российское с язычества в сторону христианства, полыхнувшего из Херсонеса вплоть до Тихого океана.

Большой стиль этого первого Сталина, Большой стиль Владимира Святого — это прежде всего Херсонес. Христианство в лице греческих проповедников явилось в Херсонес и выбрало Владимира. Не он выбрал среди всех религий, перебирая верования, как на лотке перебирают товары, христианство… Нет! Православие выбрало его, вселилось в него, как таинственная русская мечта, и создало гигантский имперский стиль — стиль первой русской империи. Перун, опрокинутый в киевские воды, плыл, обращая к небу своё раскрашенное многоцветное лицо, а по берегам рыдали язычники, провожая своё божество. Волхвы воспротивились явившемуся чужому Богу — Христу, и подняли восстание. Владимир жестоко подавил это восстание. По Шексне и Волге плыли плоты, и на этих плотах торчали воздетые на кольях головы волхвов, язычников.

Большой стиль — это София Киевская и София Новгородская — два великолепных храма с их чудодейственными неповторимыми фресками, золотыми мозаиками. Большой стиль, конечно, это и Русская Правда, и вся симфония явлений, текстов, свершений, побед, катастроф.

Но всё это кончилось, исчезло под копытами татарской конницы, которая положила конец первой империи. После краха Киево-Новгородской Руси остались только огрызки, осколки, которые жадно стремились подобрать соседние цивилизации. Свет первого Сталина погас и померк так, что не должен был возродиться.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №9, 6 марта 2019 года
berlin
jewsejka
Человек звезды

Я помню встречу с Жоресом Алфёровым в Кронштадте, в величественном и прекрасном Морском Никольском соборе, где на стенах начертаны имена погибших в боях моряков. Мы стояли с Жоресом Ивановичем в гулком, наполненном туманным солнцем пространстве, среди голубых курящихся дымов и разговаривали о храме. О храме, будь то храм с крестами или храм великой науки, который создаёт человек. Храме, в котором человеческая душа стремится к высшим пределам познания, и когда разум бессилен, в ход вступают иные таинственные, наличествующие в человеке силы, открывающие смысл бытия.

Жорес Алфёров был человеком познания. Человеком вселенских задач. Он нёс в себе лучшие черты советского человека, который вознёсся среди великих побед и великих катастроф. Алфёров — дитя молодой советской науки, когда страна, ещё лежащая в руинах, создавала великие лаборатории и готовилась к колоссальным ракетно-ядерным программам. И Жорес Алфёров прямо или косвенно участвовал во всех оборонных проектах нашей страны.

И когда рухнула Красная Родина, он оставался носителем великих идей. Жорес Иванович построил в Петербурге поразительной силы и красоты университет, где поставил себе целью воспитать новое поколение русских физиков взамен той плеяды, что была разгромлена и унижена после крушения 91-го года. Он взращивал новую научную поросль, с гордостью показывал мне лаборатории, где молодые учёные выращивали кристаллы, синтезировали различные формы вещества. А я говорил ему, что, быть может, когда-нибудь также руками этих молодых людей, уже нобелевских лауреатов, будет синтезирована сама жизнь.

Алфёров — человек звезды. Он — человек Красной звезды. И он — человек загадочной звезды, которая не умирает вместе с плотью. А продолжает вечно светить нам, землянам, говоря, что смысл жизни не в золотом тельце, не в стяжании славы, не в стяжании богатства и почести, а в открытии, в откровении, в служении великому космосу и великим научным тайнам.

Жорес Алфёров умер, но его дух продолжает стремительно двигаться в сегодняшней России, обещая нам великие победы.

Уверен, что когда я приеду в Кронштадт, переступлю порог величественного собора, то там, среди таинственных золотых лучей, тихих песнопений и кадильных дымов, предо мной предстанет блистательный сухощавый человек с прекрасным лицом. И я пожму его крепкую молодую честную руку.

Александр Проханов // "Завтра", №8, 27 февраля 2019 года
berlin
jewsejka
Очищение

Помойки и свалки наступают на наши города, на деревни и опушки лесов. Зловонные горы мусора вырастают подле заповедников и памятников архитектуры, у домов культуры, в научных центрах. Отходы извлекаются из уютных кухонь, из простых жилищ, из коттеджей, собираются вместе и вновь наступают на кухни, коттеджи, жилища. Отходы завалили Арктику: сверкающие прозрачные льды покрылись ржавым железом, пустыми гниющими бочками и обрывками кабеля. Места, где ещё недавно искрились солнечные кристаллы, теперь наполнены омерзительным мусором — требухой умершей цивилизации.

Мусором полон космос. Космические корабли и ракеты летят среди мёртвых отбросов, чудом избегая столкновения с ними. Борьба с отходами — планетарное дело. Заводы по переработке мусора извлекают из свалок металл, целлофан, бумагу, превращают их в слитки, бруски пластмассы, в сырьё, из которого вновь вырабатывается белоснежная бумага, серебряные изделия или драгоценное топливо. Переработка отходов есть своеобразное воскрешение из мёртвых. И ядовитая гниль, отринутая человечеством, вновь возвращается в людской обиход, ей дают вторую жизнь. И это воскрешение не менее таинственно и загадочно, чем воскрешение человека, о котором мечтают мировые религии.

Но отбросы оскверняют не только божественный лик Земли. Они загрязняют людские души, в которых бушуют пороки. Человек в погоне за наживой, за златом, за неудержимым потреблением оскотинивается, в нём поселяется зверь. Он забывает милосердие, божественную правду, не видит в другом человеке ни бога, ни брата, ни товарища. Очищение человеческих душ от «мерзости запустения», от помоек и свалок — это вековечное дело. Им занимается Церковь. Храм, как бы прекрасно он ни выглядел со своими божественными иконами, золотыми куполами, возвышенным пением, храм есть завод по переработке духовных отходов человечества. Если человек приходит в храм, отягощённый ненавистью, тьмой, развратом, иногда убийством, то он, исповедуясь у священника, отдаёт ему свои грехи, свои невыносимые скверны. И освобождённый от них, выходит из храма помолодевшим и просветлённым. А батюшка, получив на исповеди эти страшные грехи, корчится, мучится, болеет душой и телом, медленно выздоравливает к следующей исповеди, быть может, ещё более страшной. В этом — подвиг наших батюшек, занимающихся переработкой духовных отходов человечества.

В Гефсиманском саду, когда Христа уже окружили палачи и готовили ему крестный путь, распятие, смерть на кресте, он молил Отца своего о том, чтобы его, Иисуса, «миновала чаша сия». Богословы трактуют Моление о чаше как минутный страх Христа перед предстоящими бичами, терновым венцом и страшными ржавыми гвоздями, которыми пробьют его стопы и длани. Но Иисус, моля Отца, чтобы «миновала его чаша сия», ужасался не кнутов и гвоздей. Ему было страшно испить чашу, полную до краёв всей жутью и мерзостью погибающего мира, наполненного содомским грехом. Мира, который уже не мог излечиться сам. Мира, который мог спасти от погибели Бог, отдав на распятие и заклание своего Сына. Иисус испил эту чашу, искупил грехи человечества, искупил первородный грех ценой своей собственной жизни. Когда он был снят с креста, три дня смерти Христос перерабатывал эти чудовищные смрадные отходы грешного, погибающего человечества.

Не только отдельно взятый человек, отдельно взятая душа страдает от грехов и пороков. Замусорено помойками и свалками всё наше общество. Оно страдает от отходов, которые множатся в наших министерствах, корпорациях, политических партиях, в судебных органах. Само общество задыхается от зловонных отбросов, которые рождаются несправедливостью, алчностью власти. Великие заповеди оставили нам наши православные мистики, такие как старец Филофей. Филофей убеждал великого князя в том, что задача правителя не в стяжании казны, не в расширении владений, не в усилении армии, а в сбережении драгоценного православного учения о Царствии Небесном, о том идеале, к которому мы должны стремиться, идеале, бесконечно удалённом от каждого из нас, но где-то в бесконечной дали этот идеал осуществим.

Наше общество замусорено несправедливостью и насилием, оно нуждается в очищении. Президент Путин, объявляя о борьбе со свалками, радел о сбережении нашей земли, воздуха, вод. Объявляя о борьбе с бедностью и обещая несметные вливания в зарплаты, пенсии, льготы, он радел об устранении чудовищной несправедливости, царящей в нашем обществе. Богачи столь богаты, что уже не в состоянии понять страдания бедняка. Борясь с бедностью, Путин хотел избавить современную Россию от появления Пугачёвых и Разиных, от заговоров декабристов, от народовольцев, взрывающих динамитом генерал-губернаторов и царей, хотел уберечь Россию от взрывов, которые раскололи бриллиантовую царскую корону, а самого царя толкнули в подвал Ипатьевского дома.

Стремясь увеличить продолжительность человеческой жизни, мы выполняем древние заветы наших сказочников о молодильных яблоках. Говоря о нашей космической мощи, мы не должны забывать, что ракеты, изобретённые Циолковским, есть средство, с помощью которого воскрешённые поколения будут расселяться по другим планетам. Так учил великий наставник Циолковского — космист Николай Фёдоров.

Говоря о противостоянии Америки и России, о надменных и коварных американцах, желающих укоротить Россию, не надо уповать на грядущее социальное примирение Америки и России, на утопические «перезагрузки», на умилительные братания. Американская мечта есть град на холме, крепость, с помощью которой американцы держат под контролем всё остальное, лежащее у подножия горы, человечество.

Русская мечта — это храм на холме. Кресты этого храма достигают небесной лазури, и свет Фаворский проливается в наши семьи, в наши гарнизоны, университеты и заводы. Две эти мечты несовместимы, им предстоит вечная распря. Россия — страна, которая во все века принимала на себя скверны мира, всю тьму, превращая их в Свет. Россия — это гигантская фабрика по переработке вселенских отходов. Такой она задумана Господом, такой она важна Господу. Это великое русское бремя и великое русское предназначение. Об этом — Вероучение русской мечты.

Александр Проханов (видео)
berlin
jewsejka
Лекция Александра Проханова:

Большой стиль: официальная культура в сталинскую эпоху

(в программе к премьере спектакля Валерия Фокина «Рождения Сталина»)

// Александринский театр. Новая сцена, 13 февраля 2019 года

Александр Проханов (видео)
berlin
jewsejka

Александр Проханов // "Завтра", №7, 20 февраля 2019 года
berlin
jewsejka
Академия Русской мечты

Готовясь к мировому господству, Гитлер создал «Аненербе» — тайное общество, которое проникало в мистические глубины германской истории, где обитали великие мифы, великие энергии. Добывало эти энергии, выводило их наружу из глубинных пластов и выливало эти потаённые силы в германский народ. «Старшая Эдда», «Нибелунги», «Золото Рейна», «Зигфрид», «Один» — вся эта таинственная, погребённая в недрах германской истории стихия вливалась в отряды СС, в дивизии вермахта, в военную индустрию Круппа и Тиссена, в немецкие семьи, в молодёжные и женские движения, в Лени Рифеншталь. Немецкий народ, павший духом после поражения в Первой мировой войне, после краха Германской империи, после Веймарской республики, в которой властвовали банкиры и политические сутенёры, немецкий народ наливался стальной энергией реванша. Этот народ под музыку Вагнера, нацепив на свои военные петлицы древние руны, оснастив свою речь колдовскими цитатами Ницше, двинулся в военный поход. Этот возрождённый германский народ опрокинул Европу, растоптал Францию, разгромил англичан у Дюнкерка, оккупировал Грецию и Норвегию, въехал на танках в Вену, расплющил Чехию. Вся огромная германизированная Европа с её технологиями, ресурсами, батальонами двинулась на Восток. Нибелунги танковыми клиньями врезались в советскую территорию. Зигфрид, трубя в боевой рог, приблизился к стенам Москвы и Ленинграда, вышел к Волге, выдавливая русских к Уральскому хребту. И нибелунги в чёрных одеждах, украшенных серебряными молниями, были остановлены встречным могучим, грохочущим валом, который поднялся из русских глубин. Вся энергия русской несгибаемой воли ринулась навстречу нашествию и разгромила его, гнала нибелунгов за Дон, за Днепр, за Дунай, за Вислу и сбросила их в Рейн, откуда они вынесли своё проклятое кровавое золото.

Сталин — вождь красной империи, ученик Ленина, марксист и безбожник, назвавший Маяковского лучшим поэтом советской эпохи, в 1937 году, когда исполнилось сто лет со дня гибели Пушкина, повелел превратить кончину поэта в его вселенский триумф. Он сделал Пушкина самым читаемым и любимым советским поэтом. Тогда громадными тиражами издавались произведения Пушкина, шли оперы по мотивам дивных пушкинских сказок, его стихи читались в цехах, гарнизонах и на пограничных заставах. Пушкин стал духовным символом советской страны, вышел на бой с нибелунгами и одолел их. Пушкин, которого революционная стихия сбросила с корабля современности, вновь взошёл на русский ковчег, стал статуей на носу советского корабля.

Сталин угадал в Пушкине его бездонность, его русскость, его мистическую роль в формировании народной души. Пушкин — это русские народные сказки с идеей волшебного бессмертия. Пушкин — это мощь государства с полтавской и бородинской победами. Пушкин — это величие победоносного царя. Это божественная русская природа, это жизнь крестьян, аристократов, помещиков, соединённых таинственной русской мечтой. Пушкин — это всемирность, о которой говорил Достоевский в своей знаменитой Пушкинской речи.

Сталин во время войны пробил все тромбы, которыми революция закупорила глубинные русла, соединяющие народ с древней живой водой. Вновь зазвучали имена святых князей Александра Невского и Дмитрия Донского, ордена с их ликами украсили грудь советских полководцев. Вновь засверкали золотом погоны на плечах офицеров. Православная церковь получила своего патриарха, загубленные в годы гонений приходы обрели своих настоятелей. Сталин понимал глубинную мощь русской истории. Наращивая производство танков и боевых самолётов, посылая на фронт сибирские полки и дивизии, он возвращал народу его сокровенную мощь, извлекая её из кладовых истории. Пушкин в рядах красноармейцев ходил в контратаки под Сталинградом, вместе с блокадниками Ленинграда, изнывая от голода, черпал воду из невской проруби. Сидел в Т-34-ках на Прохоровском поле, тараня германские «Тигры». Пушкин штурмовал Зееловские высоты под Берлином. Красное знамя Победы с серпом и молотом вместе с советскими пехотинцами водрузил на крыше Рейхстага Пушкин. Его аристократические руки, усыпанные перстнями, сжимали грубое древко, и по его лицу хлопало алое, пропитанное гарью полотнище.

Горбачёвская перестройка вновь, как это было в двадцатые годы, отсекла народ от его исторических корней, перекрыла водоводы живой воды, которой орошалась русская пашня. Народ оказался рыбой, выброшенной на мель, и победители готовили из него рыбное блюдо, тыкали в него своими ножами и вилками. Народ в громадных усилиях, двигаясь на своих окровавленных плавниках, дополз до воды и вновь нырнул в живую воду русской истории. Обессиленный, израненный, плавал, не имея сил нырнуть в глубину, туда, откуда вышла таинственная русская жизнь.

Сегодня нет «Аненербе», но есть могучая цивилизация Запада с его магической религией, которая утверждает Америку как властелина мира. Американская мечта — это град на холме, символ господства. У Запада есть его тайные катакомбы, святилища подземных богов, откуда исходят незримые лучи, парализующие, подавляющие неразумные народы. Где этот центр, откуда происходит управление миром? Где тот лазер, которым Америка направляет историю в угодную ей сторону? Трёхсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, МВФ, штаб ЦРУ или исследовательские центры военно-морской разведки, транснациональные корпорации или крупнейшие банки, Голливуд, Интернет?.. Из каких глубин черпает Запад энергию? Мы чувствуем ядовитое воздействие, наносящее нам ожоги, корчимся от тайных мучений, не умеем отыскать источник боли.

Россия ещё не исцелилась от страшного, нанесённого ей в 1991 году удара, и готовится испытать новый, ещё более страшный удар. Где Пушкин, где Гумилёв, где сказки о живой и мёртвой воде? Где старец Филофей с его теорией «Москва — Третий Рим», где русский космист Николай Фёдоров с его теорией воскрешения из мёртвых? Где «Купание красного коня» Петрова-Водкина? Где мухинский божественный монумент рабочему и колхознице? Всё это — где-то рядом, среди нас…

Здесь, среди нас, архитекторы, которые продолжают строить русский храм на холме, наполняя его бессмертием. Академия русской мечты, которую надлежит создать, — это собрание зодчих, восстанавливающих чертежи русского храма, сонм молитвенников, живых и мёртвых, которые своими молитвами сбивают несущиеся на Россию сгустки магической тьмы. Это бессчётные прихожане, из которых состоит наш народ. Академия русской мечты — это духовное оружие, которое вступает в сражение с академией чёрных магов. Каждый, кто считает Россию ненаглядной Родиной, — будь он русский, еврей или татарин, — каждый, кто несёт в наш храм свои сокровенные чаяния, молитвы, веру в красоту и любовь, является академиком этой возвышенной академии. Русская мистическая победа, продолжающая череду великих русских побед, неизбежна.

И тогда повеет ветер странный,
И прольётся с неба страшный свет.
Это Млечный Путь расцвёл нежданно
Садом ослепительных планет.

Александр Проханов // "Завтра", №6, 13 февраля 2019 года
berlin
jewsejka
Страна исправляет ошибку

Афганский поход — это последний поход Красной империи. Афганский поход — великий и трагический. Армию посылало в поход могучее советское государство, оберегая свои границы от исламских боевиков и погромщиков. Но возвращалась армия в другую страну — страну Горбачёва, который лепетал об общечеловеческих ценностях и о том, что Европа — наш общий дом. Очень скоро наш «общий дом» Европа вместе с натовскими танками приблизился к Пскову, и общечеловеческими ценностями стали европейские гомосексуалисты, занявшие посты мэров и президентов.

40-я армия воевала в Гиндукуше, и в неё стреляли гранатомёты моджахедов, а с тыла били кинескопы либеральных телеканалов. Оплёванная, окровавленная, эта армия вернулась в страну, где её не встречал президент, где её ждали поругание, бандитские расстрелы, разборки и трагический 1993 год, когда одни «афганцы» поднялись на других.

Сегодня страна исправляет ту трагическую ошибку, когда 40-я армия устами либеральных витий называлась «армией палачей». Государство, понимая, что оно не может существовать, если лучшие её сыны подвергаются осмеянию и осквернению, признаёт за афганским походом его величие, его значение, его общерусскую сущность. Этот поход столь же велик, как поход Скобелева через Усть-Урт, когда русские полки брали Бухару. Как жуковская война у Халхин-Гола, когда отбивали атаки японцев на границах России.

В память об афганском походе построена церковь в смоленском селе Рыбки. Светлый, чудесный храм с белыми, ещё не покрытыми росписями, стенами. «Афганцы» решили расписать эти стены фресками афганского похода, внести солдат, офицеров и генералов 40-й армии в атмосферу святости. Чтобы прихожане, молясь Господу о сбережении своих семей, об искуплении своих грехов, одновременно молились о 40-й, воздавали ей честь и божественную память.

На этих белых стенах будет изображён штурм дворца Амина, летящие по «серпантину» боевые машины пехоты и отважный спецназ, кидающийся на пулемёты охраны, пробивая путь к покоям Амина гранатами и выстрелами в упор. Хвала тебе, «мусульманский батальон» под командованием Василия Васильевича Колесника! Хвала тебе, Яков Семёнов, мой брат и друг, который дошёл до того золочёного буфета и выпустил обойму в Амина!

Там будет фреска, изображающая восстание хазарейцев в Кабуле и тысячные толпы, несущие зелёные флаги. Мы сидели в осаждённом отеле, и нас защищал молодой витебский десантник. Русские женщины подносили ему, лежащему с автоматом, рюмку водки и хлеб с копчёным мясом. Хвала тебе, неизвестный десантник!

Там будет Саланг, по которому из Союза шли колонны наливников, поставлявших керосин для наших самолётов. Грузовики, полные снарядов и бомб, а по ним из горных засад били крупнокалиберные пулемёты моджахедов. Колонны взрывались, останавливались и горели. И танки, выходя навстречу бою, сбрасывали КамАЗы, закупоривающие дорогу. Колонна двигались дальше, и её на своих машинах и бэтээрах сопровождал мой друг Валентин Глушко, комбат горно-стрелкового батальона, защищавшего Саланг. Хвала тебе, Валентин Глушко!

Там будет Панджшер, это грозное место, которое наши войска брали не раз и не два и каждый раз теряли его под мощными ударами Ахмада Шаха Масуда. Туда, на передовую, в Кинджоль, приезжал командующий 40-й Игорь Николаевич Родионов, и мы на бэтээре ездили на линию огня и видели наши танки, которые били прямой наводкой по пещерам моджахедов. А оттуда по ним хлестал огонь пулемётов, и стальные сердечники впивались в вязкую броню танков. И танки возвращались, чтобы пополнить боекомплекты и горючее, утыканные этими колючками, как ежи. Хвала тебе и слава, Игорь Николаевич Родионов!

А ещё там будут вертолёты, которые пикировали на зенитные установки моджахедов и горели. И лётчик, сидевший в охваченном пламенем вертолёте, крикнул в эфир: «Прощайте, мужики!» Слава вертолётчикам! Слава командиру полка Виталию Павлову и отважному вертолётчику Анатолию Сурцукову!

Там будут отряды спецназа, которые перехватывали караваны в пустыне Регистан, красной, как марсианские пески. Мы высаживались из-под свистящих винтов на песчаные барханы и бежали к караванам верблюдов, выставив вперёд, кто автоматы, кто фотокамеру. И погонщики верблюдов, коричневые и сухие, как старые деревья, смотрели, как солдаты протыкают щупами и шомполами перемётные мешки на спинах верблюдов, отыскивая в них оружие и взрывчатку. Хвала вам, бойцы спецназа, работавшие в Регистане!

Там будет Шиндандская дивизия и 101-й Гератский полк. Неуклюжие «кунги» двигались к Герату, развёртывали командные пункты, антенны, установки залпового огня, и над городом подымались клубы разрывов, огромные и вязкие, как великаны. А колонны боевых машин, развернув пушки, «ёлочкой» входили в узкие проулки Деванчи, подрываясь на минах, гвоздя по саманным дувалам.

Будет фреска о Кандагарской заставе, которую в войсках называли ГСМ, потому что когда-то там при въезде в город были баки с горючим. И на фреске будет видно, как в ночи над этой заставой горели жёлтые, как лимон, осветительные бомбы, и кругом рвались реактивные снаряды, превращая виноградники и остатки кишлаков в пыль и труху. Защитники заставы отвечали беглым огнём, а утром сапёры с миноискателями шли по дороге среди груды развороченной, взорванной техники, снимали мины, открывая проход автомобильным колоннам.

Там будет рассказ о выходе полков из Афганистана. Одна часть армии уходила в Союз по Салангу среди ледников и скользких подъёмов, вытягивая на тросах буксующие грузовики и танки. А другая мчалась из Кандагара по дороге в Туругунди и Кушку. Я сидел в головном танке, и машины с рёвом, на предельной скорости мчались по бетонке, развернув пушки налево и направо, стреляя по вершинам тревожащим огнём. Хвала вам, танкисты и пехотинцы!

Войска выходили из Афганистана под красными знамёнами, но их не встречал президент, их не встречали сильные мира сего. Армия приходила в страну, где её не ждали.

Сегодня страна исправляет эту чудовищную ошибку, прижимает к груди состарившихся ветеранов афганского похода. И одной из фресок в этом храме будет фреска о несостоявшемся, но витающем в моём воображении афганском параде, который прошёл по Красной площади. И первым протащат на тягачах подорванный на Саланге и обугленный КамАЗ. А другие тягачи втянут разбитый и простреленный насквозь, с обрубленными винтами, вертолёт, который участвовал в атаке на Панджшере. А потом по брусчатке проволокут подорвавшийся на мине БТР, ржавый, на одних ободах, с разорванным корпусом. Вслед за ними на площадь выкатятся инвалидные коляски, и в них будут сидеть безногие и безрукие бойцы, подорвавшиеся на минных полях. А потом строевым маршем с развёрнутыми знамёнами пройдут полки и подразделения, десантно-штурмовые батальоны, отряды спецназа, пограничники, лётчики — эти престарелые бойцы, ветераны той оболганной, но великой афганской войны.

И пусть их встретит президент, отдавая честь этим полкам. Пусть на груди президента сияет красная Звезда Победы, усыпанная бриллиантами, и Золотой крест, украшенный лазуритом.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 11 февраля 2019 года
berlin
jewsejka



АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВЕЧЕР с Владимиром Соловьёвым