?

Log in

No account? Create an account
апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Александр Проханов // "Завтра", №3, 23 января 2019 года
berlin
jewsejka
Ты слышишь, как грохочут сапоги?

Вы слышите, как грохочут сапоги либералов по брусчатке Красной площади? Видите, как они перекрашивают кремлёвские соборы, дворцы и башни в цвет своей радужной слизи? Может показаться, что завершается триумфальная эра, когда в России возвышался и побеждал патриот. Когда в период становления нового государства Российского было перенесено из прошлого красное знамя Победы, музыка великолепного гимна. Когда Россия сквозь Рокский туннель вырвалась в Закавказье и спасла от истребления южных осетин и абхазов. Когда началось возрождение русских монастырей и оборонных заводов, и из разгромленных ржавых цехов стали выходить лучшие в мире танки, подводные лодки и самолёты. Неужели завершается то время, когда страна ликовала, принимая в объятия Крым, отправляя в Сирию эскадрильи боевых самолётов под музыку "Прощания славянки"? Нет, эта эра длится, она среди нас, её не затоптать, не забросать грязью.

Но нельзя не заметить, что над Россией вновь нависла тень либерализма. Из подземных пещер вылезли все, кто, казалось, бесследно исчезли в подземельях русской истории. Оживилась "семья". Они наводнили телепередачи, газетные страницы материалами, прославляющими девяностые годы, желая превратить их из проклятых в благословенные. Как рак-отшельник, выполз из своей бронированной раковины Анатолий Чубайс, готовя вторую энергореформу. После его первой реформы государство лишилось почти всех генерирующих мощностей, и цена на электричество стала неуклонно возрастать. Теперь Чубайс предлагает реформировать тарифную сетку, увеличить цены на электричество частным и государственным предприятиям и заводам. И это увеличение скажется на продуктовых ценах, которые и так растут, как поганые грибы.

Литературные премии, престижные посты достаются либералам, словно их поощряют за русофобию и хуление недавнего советского прошлого. Андрей Макаревич, который в дни Русской весны и восстания на Донбассе помчался на Украину и дул в свою дуду под аплодисменты неистовой киевской власти, что громила Донбасс из установок залпового огня, — этот Макаревич вельможно восседает в совете по культуре Государственной думы. А украинскую патриотку Елену Бойко, которую приглашали в Россию на государственные телеканалы и просили открыто высказаться о бесчинствах киевской власти, выдали на растерзание СБУ, и она брошена в львовскую тюрьму, где мучают и убивают инакомыслящих.

Подверглась либеральной атаке такая твердыня русской истории, замковый камень современной российской идеологии, как Победа 1945 года. Дмитрий Быков, подобно многим своим единомышленникам, вновь равняет Гитлера со Сталиным и, похоже, превозносит Гитлера, утверждая, что при определённых условиях русский народ принял бы Гитлера и отказался от Сталина.

Власть, искусанная отечественными либералами, заискивая перед западными покровителями, подкупает либералов, стремится приблизить их к себе, задушить в своих властных объятиях. Бойтесь прижимать к груди либералов, ибо они тотчас отыщут на вашей шее пульсирующую жилку и надкусят её.

Самые ярые и откровенные из них: и те, что уехали за границу, и те, что остаются здесь, — твердят нам, что в случае их победы они не допустят просчёта и добьют, как они выражаются, гадину, разгромят остатки советских сил, уничтожат проклятый, с их точки зрения, русский миф о русском чуде, о русской мечте. Отдадут Украине Крым, расправятся с восставшим Донбассом, передадут русскую Арктику под контроль международного консорциума, выведут из Сирии Вооружённые силы России, назовут эту войну, как в своё время афганскую, преступной войной.

Удивительный либеральный переворот произошёл в "Литературной газете". Когда-то, в советское время, мне посчастливилось работать в этой великой газете. Она посылала меня в Афганистан, Никарагуа, Кампучию, в Анголу и Мозамбик — во все "горячие точки", где я верой и правдой служил газете и Родине. Редактор Александр Борисович Чаковский выработал для этой газеты уникальную формулу, сделавшую её самой любимой газетой советской интеллигенции. Он создал в этой газете сложное равновесие традиционных советских энергий и энергий либеральных. В этой газете печатались представители так называемой городской, трифоновской прозы, скорбевшие по поводу сталинских репрессий. Здесь же печатались "деревенщики": Распутин, Белов, Астафьев, — укорявшие власть за разрушение русской деревни и остро поставившие русский вопрос.

Во время перестройки усилиями Александра Яковлева в "Литературной газете" произошли перемены. К руководству пришли осатанелые либералы, изгнали из газеты всё советское, русское, сделали "Литературку" органом оголтелой либеральной пропаганды. Это привело к краху газеты. Потоки либеральной слизи к тому времени заполонили почти все газеты, журналы и телеканалы, и "Литературная газета", с её убогим антисоветским и антирусским наполнением, сникла и потерялась среди монстров перестройки.

Из чёрной дыры, почти из небытия "Литературную газету" вытащил замечательный русский писатель Юрий Михайлович Поляков. С его статусом, именем, с его безупречным вкусом и политическим чутьём он установил равновесие в "Литературной газете" патриотического и либерального, он вновь поставил газету на два традиционных столпа, на которых всегда держалась русская культура и русское миросознание.

Сегодня "Литературная газета" повторяет свою перестроечную судьбу. Нынешний либеральный реванш обрушил столп государственно-патриотического мышления, "Литературная газета" попала в цепкие лапки мелких и активных властолюбцев и превратилась в одно из самых пошлых, повторяющих либеральные зады изданий. Теперь в "Литературной газете" больше нет места государственникам и патриотам. Результат этого сказался немедленно: тираж газеты упал, подписчики разбежались, газета вновь превратилась в литературного микроба, столь мелкого, что он не в состоянии породить эпидемии.

Либеральные театры на своих микроскопических сценах продолжают коверкать русскую классику, упражняться в сквернословии и мерзких аллюзиях. Этот парад микроцефалов не будет длиться вечно. Солнце русского Крыма продолжит своё свечение. Ледоколы в арктических льдах поведут караваны русских кораблей: русской философии, русской литературы, русского вероисповедания. Молодое поколение русских писателей, поколение Прилепина и Шаргунова, пробивает полынью в либеральных льдах. "Литературная газета" вновь сбросит с себя тлетворное либеральное рубище и облечётся в белые одежды. "Молодые капитаны поведут наш караван".

Александр Проханов // "Завтра", №2, 16 января 2019 года
berlin
jewsejka
Курилы далёкие, нашенские…

Слухи, как ядовитые туманы, ползут по Интернету, перетекают на страницы газет, находят отражение в телевизионных программах. Эти слухи смущают, мучают, рождают подозрения, питают мнительность, создают ощущение заговоров, повсеместного предательства, сеют отчаяние и ненависть.

К этим слухам следует отнести молву о скорой передаче Японии Курильских островов. Якобы это является итоговой точкой во Второй мировой войне, и якобы это приведёт не просто к нормализации российско-японских отношений, но породит их расцвет, вызовет прилив японского капитала в российскую экономику, разорвёт удушающее кольцо санкций, откроет России доступ к рафинированным японским технологиям.

Эти слухи ползут в то время, когда общество уязвлено злосчастной пенсионной реформой, когда продолжают расти цены, множатся коррупционные преступления среди государственных служащих и высокопоставленных чиновников. Эти слухи проникают в самую сердцевину общественного сознания, бередят в народе незаросшие раны, напоминают о недавних ужасных тратах, наступивших после 1991 года, когда по мановению предательского пера Россия утратила лучшие свои территории, вернулась к границам XVII века, пустив на ветер великие труды и народные жертвы, коими создавалось государство Российское. Теперь слух о передаче Курил побуждает думать, что великая измена длится, и вслед за отторжением двух Курильских островов последует отторжение ещё двух, и ещё двух, южной части Сахалина, а затем — Калининграда. Последует возвращение Крыма, и Россия откажется от поддержки Донбасса, отдаст на растерзание Грузии Южную Осетию и Абхазию. И следом, по закону «перестройки-2», в угоду победившему сопернику откажется от своих ракет и подводных лодок, свернёт перевооружение армии, разрушит пояса обороны, с таким трудом восстановленные по кромке Ледовитого океана, у границ Смоленска и Пскова.

Эти слухи запущены коварным и умным врагом. Они имеют целью подавить нашу волю, рассорить власть и народ, внушить народу мысль о его неспособности иметь суверенную политику и суверенное государство. Эти слухи враждебны. Остаётся гадать, почему власть с таким запозданием опровергла их, выпустив в свет политическое заявление МИДа о безусловном суверенитете России над Южными Курилами.

Ясно одно: юридическая проблема островов столь запутана, что её не разрешить юридическим способом. Проблему островов можно решить либо путём предательства и отступления, либо с помощью военной и политической воли. Точку в итогах Второй мировой войны не ставят шелестящими бумагами. Эту точку ставят атомными бомбами, которые сбросили на Хиросиму и Нагасаки, и разгромом Квантунской армии, который осуществил СССР. Эта проблема, как говорили в былые времена, решается «большими батальонами».

У сегодняшней России есть «большие батальоны». Есть армия, которая не травмирована изгнанием из Афганистана, Германии, Чехословакии, Польши. Эта армия не травмирована участием в бесчисленных внутренних конфликтах, в которые Горбачёв в начале вталкивал вооружённые силы Советского Союза, а потом отрекался от них, отдавая на растерзание безумным перестройщикам.

В последнее время военная группировка России на Дальнем Востоке, в том числе на Курилах, усилена. Получила новое вооружение дивизия, размещённая на островах. Там построены современные аэродромы, способные принимать не только истребители и штурмовики, но и бомбардировщики. Пополняется кораблями Тихоокеанский флот, который во времена Ельцина потерял лучшие свои корабли, отправленные негодяями на металлолом.

Для России проблема Курильских островов — не только стратегическая, не только проблема свободных проливов, через которые Тихоокеанский флот из бухты может выйти в мировой океан. И даже не проблема богатейших рыбных ресурсов. Проблема Курильских островов касается самой сущности народного миросознания, веры народа в то, что злосчастные отступления окончены, эра безволия и предательства отступила и больше никогда не вернётся. Это миросознание обеспечивает существование сегодняшнему государству, сберегает отношения народа и власти — отношения, которые в последнее время были подвергнуты мучительным испытаниям. Благополучие Курил отражается на благополучии России в целом.

Незримая труба, по которой в народное сознание вливается тьма, закачивается гремучая смесь, эта труба должна быть закупорена, а центр, что питает эту трубу, должен быть обнаружен и уничтожен.

Сегодняшняя Россия остро нуждается в победах. В сегодняшней России взрываются дома, падают ракеты, обнаруживается чудовищное воровство чиновников, множатся списки тех, кто приезжает в Россию проповедовать патриотизм, а потом уезжает в Лондон — самое русофобское место в мире.

Тяжёлые времена минуют, русская мечта вытеснит из русского сердца уныние. Русская победа неизбежна.

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №9-10(65-66), 2018 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF


Беседа Александра Проханова с Сергеем Носовым // "Завтра", №1, 9 января 2019 года
berlin
jewsejka
Колыма благословенная

Беседа главного редактора газеты Завтра Александра Проханова с губернатором Магаданской области Сергеем Носовым.

[Александр Проханов: ]
— Сергей Константинович, вы — очень "свежий" губернатор. Вы приехали на Колыму из Нижнего Тагила. Какой образ этого края у вас был, и насколько образ увиденного Магадана оказался для вас ожидаемым? Какая генетическая память этих мест начинает влиять на вас?

[Сергей Носов: ]
— Александр Андреевич, признаюсь, что, наверное, как и у многих людей, первая моя ассоциация с Магаданом — это песня "Я помню тот Ванинский порт". То есть всё вокруг угрюмое, всё нехорошо… К сожалению, мы зачастую плохо себе представляем, что такое наша страна. Сложились определённые стереотипы, и мы долго из них выходим, часто даже не хотим от них уходить. И это, наверное, серьёзная недоработка в информационном плане.

А вот сейчас, когда я здесь живу и работаю, эти ощущения начинают меняться.

Первое, что производит очень сильное впечатление, это природа, её сила. Энергетика здешних мест настолько мощная и сильная! Но она сегодня не использована, потому что энергетика закрывается сложившимся стереотипом: суровый, тяжёлый край. Хотя этот стереотип в чём-то правдив, если мы говорим про 30-е—40-е годы прошлого века.

Сильное впечатление производит и знакомство с людьми. Само восприятие края идёт через общение с людьми. Жизнь здесь нелегка по разным причинам, и эти причины чаще всего уходят корнями в прошлое. Есть обиженные люди, государством в том числе. У кого-то сгорели накопления. До 2000 года был закон о жилищном сертификате для жителей Крайнего Севера. И вот приходят люди, которые ждут этого сертификата по 40 лет, они очень болезненно воспринимают невозможность его получить, сложности с этим возникают, но удивительно: у 90% этих людей нет злобы и чувства мести. У людей при всём том нет претензий к Советскому Союзу! Просто удивительно! Это уникальные люди, они и держат Колыму.

Но очень недобрым словом люди вспоминают 90-е годы, когда росчерком пера, высказыванием лидеров того времени о том, что здесь, на Колыме, люди не нужны, пусть уезжают, а добывать ресурсы можно вахтовым методом, что край бесперспективный, предопределили судьбу Колымы на долгие-долгие годы. И это послание руководства страны того времени, я бы сказал, проклятие, которое было наложено в 90-х годах на Колыму, довлело.

Изменения начали происходить не так давно, но ещё до моего прихода. И происходить стали благодаря вниманию со стороны президента, руководства страны, благодаря пониманию роли Дальнего Востока в судьбе России, в её будущем. Произошло принципиальное изменение политики по Дальнему Востоку: есть курс на усиление роли Дальневосточного Федерального округа. И это позиция Юрия Петровича Трутнева не только как полпреда, но и как члена правительства в ранге вице-премьера.

В этом году в послании федеральному Собранию президент чётко сформулировал, что Дальний Восток — это приоритет для страны на XXI век. И я думаю, что все последующие события укладываются в доктрину развития Дальнего Востока. Сегодня стоит задача (есть Указ президента) — за шесть лет создать тут базу, оттолкнувшись от которой, мы обеспечим выполнение поставленной цели — создать локомотив роста для всей страны на XXI век. То есть вот поручение, вот предложения президента, их надо выполнять, и судьба нашего края улучшится.

От такого решения правительства уже почувствовалась отдача, начали происходить изменения в экономике. Не всё делается быстро, но подвижки ощущаются. В частности, произошло раннее субсидирование электротарифа. У нас электричество достаточно дорогое, и оно было дорогим. Это проклятье так называемой рыночной экономики давило на Колыму. Слава Богу, в этом направлении произошли изменения, и сегодня уже видна активность промышленников, прежде всего, в традиционной отрасли — золотодобыче. Изменения ощущаются в инвестиционных подходах: стали появляться крупные проекты, инвестиции в промышленное освоение месторождений, прежде всего золоторудных. От старательского прииска, то есть добычи россыпного золота, мы стали переходить к рудному золоту, а это значит, что заработали обогатительные фабрики, появилось реальное промышленное производство. Поддержка таких проектов была оказана именно государством.

[Александр Проханов: ]
— Сейчас в общественном сознании, среди интеллигенции опять очень сильны переживания трагических моментов нашей истории. Были периоды, когда это остывало, уходило на зад¬ний план, потом то воскресало, то затухало… Сейчас тема репрессий, ГУЛАГа очень актуальна. В Москве установили памятник жертвам ГУЛАГа, в либеральной среде появляется огромное количество статей, блоги наполнены всем этим, романы пишутся. И Магадану, как мне кажется, отводится роль генератора этих социальных страданий и мук. Магадан действительно — место лагерей, ссылок, смертей, это как бы столица ГУЛАГа. Мучительные периоды нашей истории вновь осваиваются новыми поколениями интеллектуалов, либеральных в основном, и Магадану отводится роль этакой эмблемы. Я побывал у памятника "Мас¬ка скорби", побывал в бывшем штрафном изоляторе, разговаривал с магаданцами, и прекрасно понимаю, что от того наследия России никогда не избавиться, это наше бремя, мы будем его нести через столетия. Но творчество, энергия, рывок — они, мне кажется, невозможны в атмосфере непрерывных рыданий и скорбей. И образ Магадана как генератора этих скорбей, этих воспоминаний, на мой взгляд, поколеблен — возник другой Магадан. Нельзя отдавать Магадан на откуп только трагическим воспоминаниям. Он должен смотреть в грядущее. Какой новый облик этого региона вам хотелось бы увидеть?

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №1, 9 января 2019 года
berlin
jewsejka
Люди Вифлеемской звезды

Рождество. Что оно? Откуда? Зачем нам даровано? Вокруг нависла тьма. Воля иссякла. Душа устала бороться. Одна напасть за другой. Взрываются от газа дома. На Донбассе стреляют орудия. Очередного чиновника увозят в кандалах в тюрьму. Из вельможных дворцов выносят мешками валюту и золотые часы. Ребёнок умирает от рака, и у государства нет денег на его лечение. Титулованный вор покупает себе второй самолёт и третью яхту. Рушатся мосты и взрываются на старте ракеты. На всю страну язвительный мерзавец оскорбляет русский народ. Две эстрадные лесбиянки повенчались на виду у всех. Другой мерзавец прячет в Лондоне своё состояние, вьёт себе золочёное гнездо, готовясь убежать из России. На экранах телевизоров обнажается человеческий срам и порок. Русский писатель за свои творения получает гроши, а эстрадный фигляр с тройным гражданством деньги гребёт лопатой.

Как в этих условиях не ожесточиться, не умереть душой, не превратиться в ненавидящего мизантропа? В этой ненависти и унынии нельзя рождать детей и запускать на Луну ракету, строить прекрасные города, сочинять стихи и симфонии.

Но вдруг случается Рождество - рождается дивный младенец. Ты не видишь его, но знаешь, что он родился. Перед тобой по небу плывёт голубая звезда, и ты идёшь за этой звездой, а рядом с тобой по дороге идут другие. Сначала их трое - волхвов. Потом десятки, потом несметные тысячи. И вот весь народ идёт за звездой туда, где его ожидает чудо и преображение. Туда ведёт народ восхитительная русская мечта, где нету зла, насилия и смерти, где цветут божественные сады и царит однажды явившаяся и уже не покидающая нас русская Победа.

Рождество – это великое таинство русской истории, таинство русской души. Россия - Христос, берущий на себя всю мировую тьму, все сумерки мирового зла и насилия, преображающий их в свет. Россия - Вифлеемская звезда, которая сияет над миром, ведёт за собою другие народы, обещая неизбежное благоденствие.

Все народы садятся за огромное общее застолье. И Спаситель каждому в чашу наливает благоухающее вино. Рождество празднуется во всех русских церквах. Люди обходят храмы по хрустящему русскому снегу, неся перед собой золотую книгу, серебряную хоругвь и негаснущий драгоценный фонарь.

Пусть празднуют Рождество те, кто на тяжёлых арктических ледоколах переворачивает угрюмые полярные льды. Кто в Сирии садится в кабины боевых самолётов и летит громить последние штабы террористов. Пусть празднуют Рождество те, кого оно застало на Крымском мосту, и они увидят божественную звезду над ночным Херсонесом. Пусть празднуют Рождество в домах богатых и бедных, далёких и близких.

В родильных домах появляются на свет младенцы, и каждый похож на того, кто родился в овечьих яслях.

Пусть празднуют Рождество в Кремле, и божественные лучи Вифлеемской звезды, этого плывущего в небе бриллианта, коснутся президента, укрепят его волю, сберегут от ошибок, напомнят ему, что он - сын самого великого, доброго, трудолюбивого и прекрасного народа, что ему выпала доля управлять самой загадочной, громадной, как мироздание, страной. И пусть он идёт крестным ходом, окружённый детьми и стариками, солдатами и крестьянами, художниками и священниками, ибо все мы - прихожане огромного восхитительного прихода, имя которому - Россия.

С Рождеством вас, люди русские!

Александр Проханов // "Завтра", №51, 26 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
Мечта неизъяснимая

Который уж месяц я двигаюсь по русским городам и весям. И я — землепроходец, землемер, кладоискатель. Я ищу русскую мечту, ту загадочную, могучую сущность, которая делает народ бессмертным, непобедимым, проводит его сквозь огни и воды, сквозь медные трубы, переносит через чёрные ямины истории, спасает, когда, казалось бы, уже нет спасения, двигает народ к его великой, возвышенной цели. Какой? О чём мечтает русский народ?

Я посетил Ямал, где на кромке студёного моря вморожены в лёд ледоколы, и русские люди строят грандиозный завод. Там, под полярными радугами, русские труды, русское молодечество. Я шагал по летним пушистым травам псковской деревеньки Выбуты, где белоснежный храм, голубая река, и каждый камень, каждый перелив воды и каждый полевой цветок светятся, словно их коснулся, поцеловал неведомый русский святой.

В Архангельской области, в Северодвинске я видел, как строят великие лодки — русские ковчеги, которым нет равных в мире. Моряки на этих лодках уходят в пучину, и там, под полярными шапками у своих реакторов, у пусковых установок, берегут русские полевые цветы, колыбели русских детей, русские города и деревни. Они — стражи нашей прекрасной Родины.

Среди зелёных Кавказских гор я слушал народные сказания, поклонялся осетинским святыням, старался угадать, что осетины видят там, в небесной лазури над своими горами, о чём поют их пастухи и виноделы. Мечта, казалось, вот-вот она у меня в руках я разгадал бесконечную тайну народа. Но она взлетает, уносится за леса и горы, и я вижу за этими горами далёкую зарю, иду на неё, на её несказанный свет.

В Каргополе я видел, как мастер лепит из тёплой глины игрушки: сказочных коньков, волшебных зверей и птиц. В Магадане в косторезной мастерской эвен-сказитель рассказывал мне чудесные сказки о земных и небесных силах, о людском добре. В Марий Эл в священной роще меня окружали солнцепоклонники в своих белоснежных расшитых одеждах, они молились деревьям, птицам, лесным цветам, невидимым духам. А в уральской деревушке Усть-Утка в крестьянской избе я видел кружок детей, которые из лоскутков, разноцветных ленточек и тряпиц делают игрушки: ангелов, царевичей, коньков-горбунков. Вся изба уставлена этими рукодельными тряпичными существами.

В народных сказках присутствует мечта о бессмертии, о живой и мёртвой воде, в саду растёт молодильная яблонька, чей плод возвращает человеку молодость, свежесть. Там летает ковёр-самолёт, переносясь с небывалой скоростью во все уголки земли. Там яблочко катается по волшебной тарелочке и, глядя в эту тарелочку, можно видеть все дали земные. И не к этой ли сказочной мечте приближают сегодня нас великолепные больницы с удивительными аппаратами и приборами? А тяжёлые ракеты, взлетающие с огромной скоростью в небо, разве это не ковры-самолёты? Не о хлебе ли насущном мечтает утомлённый комбайнер, двигаясь по тучным хлебным полям, напоминающим скатерть-самобранку? Но не хлебом единым жив человек.

Русский человек духовен. Русская мечта — о благоденствии не только своём собственном, но и о благоденствии всех далёких и близких. Нельзя быть счастливым, видя несчастье других. Нельзя быть богатым, видя вокруг бедняков. Нельзя быть весёлым в окружении печальных и унывающих. Русская мечта — о добре, о благих деяниях. Я встречал немало русских добродеев, успешных хозяев, богачей, которые помогали неимущим, делились с ними своим богатством, строили больницы, возводили храмы, спасали бедствующих, как, например, уральский предприниматель Андрей Козицын. А в глухомани колымских лесов, где ютились и бедствовали золотодобытчики, местный миллионер Александр Басанский построил на свои деньги целый город с фонтанами, статуями, прекрасными домами, подарив этот город своим землякам. В Нижнем Тагиле удивительный человек Владислав Тетюхин, обладая несметным богатством, построил на свои деньги великолепный медицинский центр, совершив тем самым евангельский подвиг: раздал имение своё. И эта мечта — о праведнике, о благодетеле, возлюбившем ближнего своего, как самого себя.

Русская мечта, русская самозабвенная вера в течение столетий связана с государством Российским, с его крепостью, целостностью, независимостью. Русский человек возводит своё государство, его башни, его оборонные рубежи. Когда случается беда и на государство нападает враг, он защищает своё государство и жертвует своей жизнью.

Русский народ — государственник, жертвующий ради своего государства самым драгоценным — жизнью своею. Псковские крепости, которые возводили русские люди на пути иноземных нашествий, выдерживали осады. Псковичи запирались в этих башнях и погибали там, выдерживая их. Пересвет, родившийся в Брянске, снаряжённый преподобным Сергием на Куликовскую битву и погибший там за молодое государство Российское, за Московскую Русь, 6-я воздушно-десантная рота, которая ушла из-под Пскова в пылающую Чечню и там, в чеченских горах, легла костьми, не пропуская врага, спасая государство Российское, — в память об этом подвиге на склоне чеченской горы стоит одинокий каменный крест.

Оборонные заводы сегодня производят лучшее в мире оружие. Эти заводы русский народ поднял из праха после проклятых 90-х годов, и они сберегают Россию в её земных пределах. Могучие танки, самоходки, ракеты — всё это овеяно и одухотворено русской мечтой — мечтой о могучем и праведном государстве Российском. Российская держава создана из множества многоцветных и драгоценных мозаик, симфоний народов, культур, верований, восхитительных языков, и каждый народ вносит в нашу мечту свою краску, свой оттенок, свою божественную музыку. В нашей державе нет ни больших, ни малых народов, а все народы огромны, ибо над каждым народом сверкает звёздами бесконечный свод небес, и народ поддерживает над собой этот свод, не даёт упасть.

Как прекрасны исконные русские земли: Брянск, Архангельск, Псков, Белгород! Как восхитительны земли Осетии, Чечни, Марий Эл! Как прекрасны эвены и коряки Магадана, ненцы Ямала!

Русская мечта — это мечта о великом гармоничном союзе, о братстве, которое изъясняется друг с другом на множестве чудесных языков. Неповторима природа России, омываемой тремя океанами, с голубыми кристаллами льдов, в переливах полярных сияний. Божественны луга и долины, великие хребты и реки. Мы — дети этой природы. Поклоняемся ей, как поклоняется военный технократ, директор оборонного завода… Русский человек по духу своему — обожатель природы. Эвенский танец в Магадане, где танцоры изображают птиц, оленей, плывущих в океане рыб. Своими танцами, ударами бубна они заговаривают, заклинают природу, умоляют её быть плодородной, быть милосердной к людям. Просят у неё прощения за урон, который ей наносят люди. А в марийских священных рощах, где раздаются священные песнопения, деревья начинают благоухать, птицы слетаются к священному дереву, а поляны начинают краснеть от лесной земляники. Русский человек — космист, он мечтает о беспредельном, уносится ввысь, надеясь там, среди звёзд и планет, отыскать таинственную обетованную землю, отыскать край небесный, отыскать бессмертную жизнь, основанную на любви и благодати, как мечтали об этом русские космисты. Этот рай иконописцы писали на тёмных досках, живописцы украшали этим раем стены храмов. Русские люди мечтали о дальних землях, о Беловодье, о космических далях, и наши тяжёлые ракеты, наши космические корабли, наши орбитальные станции, военный и технический космос связаны с русской мечтой о Небесном царстве, о небесной тайне и благодати.

Я думал об этом, наблюдая за пуском тяжёлых ракет на космодроме Плесецк, думал об этом на пронзительном ветру под стальными конструкциями Восточного космодрома, что у Амура. Я думал об этом, вкушая осетинские космические пироги, где каждый испечённый пирог — это выход в открытый космос. А песни архангелогородских крестьян об орлах, о конях, которые я слышал в старинных архангельских деревнях? А пение благовещенских староверов, которые по своим священным книгам читали нараспев древние псалмы? Это были песни о божественной красоте, куда уносится русская мечта.

Русский человек не может быть счастлив, если кругом несчастны другие народы, если счастье не является вселенским, если рядом убивают и угнетают другой народ. Русские торопятся на помощь этому народу, как они шли в период Балканских войн, как двигались советские фронты, освобождая порабощённые фашистами народы. Я это остро чувствовал, находясь в Цхинвале, беседуя с моими друзьями в Осетии. Они рассказывали, как русские части прошли сквозь Рокский тоннель и спасли от избиения осетин. Великий осетин Гергиев прилетел в Пальмиру и среди античных развалин под палящим солнцем дирижировал своим оркестром, а вокруг него стояли молчаливые суровые русские воины, которые явились в Сирию спасти от избиения сирийский народ.

Русская мечта — вселенская. Русский человек желает блага всему человечеству, желает блага всему мирозданию. Русская мечта — о божественной справедливости, о том порядке, где каждое явление пребывает в гармонии с другими явлениями: человек с человеком, человек с обществом, общество с государством, машина с природой, полевой цветок и звезда небесная. Стремление к идеальному обществу я наблюдал на белгородской земле в беседах с удивительным губернатором Савченко, который стремится создать солидарное общество, соединённое сознанием общего дела, общего труда, общенародной судьбы. В сегодняшней нашей жизни много несовершенства, несправедливости, искажения, но Россия совершила вселенский подвиг справедливости — сокрушила в огромной священной войне чёрные силы фашизма, положив на алтарь этой вселенской справедливости 25 миллионов своих сыновей и дочерей. Победа есть образ русской мечты, есть символ райской силы. Россия одолевает чёрные, адские силы фашизма. Россия берёт на себя всю тьму мира, превращая её в свет, ликвидируя страшные разломы истории, возвращая людей к гармоническому человечеству.

Танк Т-34 — символ великой Победы. Русские люди называют "Т-34-ку" святым танком. Прохоровское поле, на котором свершалась чудовищная и грозная схватка, что увенчалась русской Победой, является для народного сознания святым полем, полем-иконой, к которой тянется множество прихожан, чтобы поклониться и приложиться к ней.

Партизанская поляна, что на Брянщине, есть памятник неколебимой воле русского народа, стремящегося к победе, к свободе, к жертвенному подвигу во имя справедливой земной жизни. Русское сознание относится к России, к своей Родине, как к божественному чуду. Мы обожаем нашу природу, обожаем восхитительную русскую словесность. А божественные храмы и предания! "Мы — русские! Какой восторг!" — восклицает великий полководец Суворов. "Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить", — говорит Тютчев, перед памятником которому я склонился на Брянщине. Осетинский поэт Хетагуров славил свои долины, горы и реки как обитель Бога.

Русская мечта о справедливости, которая возможна пусть не на земле, но на Небе, — эта русская мечта о Царствии Небесном открывалась мне в беседах с монахами и священниками, с владыкой Тихоном Шевкуновым в Псково-Печерском монастыре, где владыка говорил о России — той, грядущей, которая станет угодной Богу. А на Брянщине в подземных катакомбах мы говорили с монахом о небесной, божественной красоте, к которой стремится русская душа. И, стоя в глубине темной горы, мы словно вдыхали аромат райских садов. С отцом Максимом, что служит в Храме на Крови в Екатеринбурге, мы говорили о мистической силе русского сознания, способной превращать мрак в светоносный Фаворский свет, искупать чудовищные злодеяния истории любовью и обожанием. О том же мы говорили с отцом Дмитрием в Кафедральном соборе в Магадане, куда являются прихожане и молятся за души невинно убиенных в лагерях и темницах. А эти души с небес молятся за то, чтобы Россия была страной великой праведности и любви.

Сегодняшняя русская жизнь — многотрудная, со множеством огрехов и изъянов, с тенями прошлого, но в ней, в этой нынешней жизни, — всё та же русская мечта о преображении пустошей и неудобиц, о создании в ледяной Арктике уникальных городов и заводов, об алмазах, которые добываются глубоко в земле, в Архангелогородской земле. И волшебные камни, извлечённые из глубин земли, сверкают, как поднявшиеся из глубины звёзды. Эти бриллианты — образ сегодняшней русской мечты.

Русская мечта, нашёл ли я её? Нашел ли для неё поэтический образ? Русская мечта похожа на огромное, до горизонта, поле подсолнухов. Каждый цветок обращён к солнцу, он ходит за солнцем по кругу. Этот цветок-солнцепоклонник и есть образ русской мечты. Я не хочу покидать это поле, хочу смотреть в золотые лица цветов, в родные и прекрасные лица моих современников, выполняю чей-то таинственный завет колесить по русским городам и весям, погружаясь в бесконечные русские дали, где обитает восхитительная и таинственная русская мечта.

Александр Проханов // "Завтра", №51, 26 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
«Есть музыка над нами»

Друг моей семьи, монахиня Боголюбского монастыря мать Мария, прислала мне видеоролик, чтобы я изумился, как, по-видимому, и она была изумлена. Этот ролик снят в современной Германии. Гигантские концертные залы, полные людей, в том числе и молодых немцев. На сцене немка поёт на русском языке, с акцентом, русские народные и советские песни. Зал в восторге: неистовствует, плачет. Это немцы, которых после 1945 года многократно закатывали в асфальт, иссекали скальпелем из них всё, что их связывало с немецкими высями и глубинами. И не только с Зигфридом, с валькириями и с "Золотом Рейна", но и с Бетховеном, Вагнером, Ницше, с великой немецкой мистикой, родившей Дюрера и готический собор в Кёльне. Иссекали таинственный безбрежный германский гений. И немцы, слушая русские и советские песни, просыпались, над ними опять открывались небеса, они чувствовали себя вновь полноценным народом, готовым к историческому творчеству. Таково фантастическое действие русских песен, которые были даны великому народу в его трудах, победах и молениях.

Сегодня русское сознание запечатано. На него лили свинец, битум, расплавленный асфальт. Оно омертвело, поражённое чудовищной и пошлой какофонией современной музыки, разбрызгивающей с эстрады ядовитую слизь. Но иногда темницы, в которые заключено русское сознание, размыкают свои двери. Русская музыка, русская песня, как лазерный луч, прожигает бетонные стены, и душа вылетает на свет, вновь устремляется к небу. Мы помним концерты Дмитрия Хворостовского, который пел русские народные песни и песни великой войны. Зал плакал, молился, смотрел на Хворостовского, как на своего спасителя.

Мне посчастливилось петь в хоре, исполняющем народные песни. Когда-то с друзьями я бродил по деревням на Смоленщине, в Каргополе, в Заонежье, собирал сохранившиеся там народные песни. Их своими вялыми блёклыми голосами пели старухи. Русская песня в деревнях чуть теплилась, догорала. Мы привозили эти песни в Москву, усаживались за столом и пели с вечера до утра. И в этом протяжном долгом пении наступал момент, когда ты утрачивал плоть. Кончалось пространство и время. Душа, освобожденная от бремени земной жизни, от страхов, от грехов и пороков, устремлялась в небеса и там, в лазури, сливалась с другими душами. И это слияние было восхитительным, словно все мы вновь, обнявшись, попадали на нашу далёкую духовную родину, где нет зла, насилия, нет смерти, а только одна любовь. Блажен тот, кто пел в народном хоре и испытал восхитительные мгновения. Русская песня — как очистительный огонь, сквозь который пролетает человек, освобождаясь от окалины, ржавчины, неверия. Русские песни, о чём бы в них ни пелось: о свадьбах, об удалых разбойниках, о солдатских походах, о нежности и любви, — все песни поют о бессмертии, о победе над смертью, о божественной русской мечте.

Сталин после страшной войны, среди горя и не осевших могил распорядился создавать по всей стране хоры. Северный хор, Уральский, Омский, Воронежский, Кубанский казачий — они расцветали в разорённой стране, как цветы, и люди вдыхали их дивные ароматы.

Сегодня молодёжь увлечена рэпом. Огненный ядовитый рэп, хрипящий матом, исполненный наркотического безумия, собирает стадионы. В каждой подворотне беспризорная молодёжь устраивает рэп-батлы. Рэп-культура — это протест против мерзкой эстрады. Против пошлости, против шуточек Петросяна, кривляний Галкина, колготок Аллы Пугачёвой, всех этих опостылевших Лолит. Рэп сжигает эстраду, но вместе с ней сжигает и всю остальную культуру, а также политические константы, на которых держится государство. Рэп — это кратер разрушенного четвёртого блока в Чернобыле, из которого движется ядовитая смертоносная магма. Её не забросать с вертолёта свинцовыми чушками. Свинец плавится и сам превращается в яд.

Пусть в кадетских корпусах, в начальных школах, даже в детских садах звучат хоры, исполняющие русские народные песни, песни победного советского шествия. Эти божественные мелодии и победные ритмы соединят молодую душу с безбрежным океаном русской силы, молодечества, красоты. Ибо в каждом человеке, в каждом ребёнке живут коды, делающие его русским: коды русских полей и ручьёв, русских снегопадов и весенних цветов, коды русских побед и нескончаемых великих трудов, которыми мы создавали и продолжаем созидать нашу любимую Родину.

"Нельзя дышать, и твердь кишит червями,
И ни одна звезда не говорит.
Но видит Бог, есть музыка над нами…"

Беседа Александра Проханова с Юрие Ханьканом и Станиславом Манигой // "Завтра", №50, 19.12.2018
berlin
jewsejka
Маги полярного света

Беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с мастерами-косторезами Юрием Ханьканом и Станиславом Манигой.

[Александр Проханов:]
— Станислав, Юрий, благодарю вас, что принимаете меня в вашей мастерской, где я вижу чудные изделия. А из каких вы народов?

[Станислав Манига:]
— Мы эвены, Александр Андреевич, оленные кочевники…

[Александр Проханов:]
— Вы кочевники. А ваши семьи с вами в город приехали, или жёны остались в своих поселениях?

[Станислав Манига:]
— Моя семья здесь, со мной.

[Юрий Ханькан:]
— А моя осталась в поселении.

[Александр Проханов:]
— Как вы пришли к своему таинственному ремеслу? Ведь резать по кости — это не просто художество, это магическое искусство.

[Станислав Манига:]
— Не магическое, а, скорее, жизневспомогательное. Оно идёт от тотемного мышления, от нашей ментальности. Если я изобразил животное, я как бы взял его душу, и оно уже моё, то есть я его добыл. Это охотничья ментальность — с одной стороны. Но с другой стороны, у нас есть много ограничений, что нельзя изображать. Например, нельзя изображать оленя.

[Александр Проханов:]
— С чем это связано?

[Станислав Манига:]
— Может быть, с тем, что, по нашей мифологии олень — одно из существ, которое создано специально в помощь человеку. И создан он не из тех веществ, которые имеют небесное происхождение, а из того, что выросло на земле уже после того, как была создана вся природа. По нашим преданиям, олень вышел из лиственницы. Поэтому, может быть, к оленю такое бережное обращение. Олень у нас — это основа жизни: вокруг него наша жизнь и шла.

[Александр Проханов:]
— Вы художники по образованию или по призванию?

[Станислав Манига:]
— Наверное, по призванию.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №50, 19 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
Слизь

Всё кругом покрыто тонкой прозрачной слизью. Эта слизь пропускает свет, но свет, проходя сквозь слизь, мутнеет, отклоняется, меняет своё направление. Мы живём в пространстве тусклого, искажённого света. В этом пространстве невозможно ориентироваться, и ты всё время промахиваешься мимо цели. Невозможно думать, ибо мысль раздваивается и иссякает. Невозможно соотноситься с другими людьми, ибо в людские отношения изначально закрадывается тайная порча.

Восьмидесятилетняя Федосеева-Шукшина выходит замуж за Барри Алибасова, похожего на юркого хитрого зверька, который цепкими лапками мнёт её старческие рыхлые груди, целует перед камерами старушечьи тленные уста. Русское сознание, почитающее Василия Шукшина русским праведником, оскорблено этим осквернением памяти русского художника-языкотворца.

Правозащитницу Людмилу Алексееву провозгласили совестью России, воплощением русского патриотизма и бескорыстия. Но хоронят её в Америке на Арлингтонском кладбище. В Америке живут её дети, и там она пустила свой «патриотический» корень.

Старообрядка Агафья Лыкова, которая вместе со своей староверческой общиной ушла от цивилизации, исчезла в дебрях и стала в современном русском сознании символом аввакумовского стоицизма, отвержением суетного греховного мира. Одна на всём белом свете совершающая великое русское стояние, Лыкова связывается по рации с губернским центром, сообщает, что у неё кончаются продукты и батарейки. И губернатор Кемеровской области на вертолёте летит в её урочище, везёт батарейки и снедь. Всё это наносит русскому мифологическому сознанию смертельный удар.

Сын Александра Солженицына в дни отцовского юбилея прилетает из Америки и дирижирует в Большом театре, где представлена опера о ГУЛАГе. По сцене бродят унылые заключённые в полосатых робах, исполняется танец зэков, хор вертухаев, ариозо Ивана Денисовича, стоны истязаемых и падающих под пулями узников. И виртуозный смычок Солженицына-младшего дирижирует этой жутью. Там, на Западе, откуда он явился, он услаждает слух публики музыкой Моцарта, Генделя, Брамса, а сюда, в Россию, везёт тьму, неодолимое отчаяние, неуходящую тень беды, от которой сжимается сердце, не способное на творчество и на благодарственную молитву.

Киевская власть в своей ненависти к России заявляет о готовности создать собственную атомную бомбу, реконструирует завод «Южмаш» в Днепропетровске для создания ракеты-носителя, угрожая российским городам ядерными взрывами. При этом в устах наших правителей Порошенко по-прежнему остаётся «уважаемым Петром Алексеевичем», представителей украинской хунты наша власть по-прежнему называет партнёрами и коллегами, по-прежнему бытует утверждение, что Минские соглашения являются единственным способом умиротворения войны на Донбассе и могут ввести этот конфликт в неопасное для человечества русло. Но под эти сладкозвучные уверения Киев сформировал боеспособную армию и готовит удары в стык Донбасса и Луганска, стремится разорвать оборону Донбасса и выйти к российским границам.

Премьер Медведев уверяет народ, что российская экономика находится на подъёме, что инфляция ничтожна мала. При этом люди боятся заходить в магазины, где цены уже стали несусветными, и люди выбирают между бутылкой молока и плавленным сырком.

Прекрасна и возвышенна инициатива наречь аэропорты российских городов именами русских подвижников и русских святых. Но при этом власть, заигрывая с молодёжными субкультурами, с их низменной патологической сутью, открывает дорогу мату. И каково будет псковским монахам, молящимся святой княгине Ольге, узнать, что в псковский аэропорт имени княгини Ольги прибывает рок-группа матерщинников?

«Жить не по лжи», — призывает Солженицын, и сегодняшние «жрецы» Солженицына, окружившие вновь открывшийся памятник, вещают о великом русском патриоте и подвижнике. Но едва ли не каждый из них имеет собственность за границей, перевёз туда своих жён и детей, получил заморское гражданство и в Россию приезжает, чтобы положить розочку или гвоздичку к подножию памятника Солженицыну, а потом снова перелететь из аэропорта имени Пушкина в аэропорт Хитроу.

Мандельштам писал:

Нельзя дышать, и твердь кишит червями,
И ни одна звезда не говорит.
Но, видит Бог, есть музыка над нами…


Да, над нами есть великая музыка — музыка русских сфер, музыка русской мечты. Слизь, покрывающая нашу реальность своей лживой искажающей плёнкой, высохнет при восходе русского солнца, и тогда обнаружатся истинные контуры мира. И мы увидим, чем личины отличаются от божественных ликов.

Александр Проханов // "Завтра", №50, 19 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
Пятый Сталин

Сталин — это явление русской истории на всей её тысячелетней протяжённости. Сталин — это всплеск русского времени, с вершины которого видна бесконечность. Сталин — это циклотрон, разгоняющий государство Российское до сверхвысоких скоростей, направляющий русский удар в чёрное "яблочко" мирового зла. Сталин является аксиомой русской государственности.

Первым Сталиным в истории государства Российского был князь Владимир Святой. Он сплотил воедино славян, угро-финнов, норманнов, евреев, жителей Великой степи, окропил их святой водой Херсонеса и создал единый народ, населяющий первую русскую империю. Он создал имперский стиль, который впоследствии будет называться "Стиль Сталин". "Стиль Сталин" Киево-Новгородской Руси — это соборы Киевской и Новгородской Софии, их злачёные купола, их имперские златые мозаики, соединяющие земную жизнь с жизнью небесной.

Вторым Сталиным был царь Иван Васильевич Грозный, основатель второй российской империи — Московского царства, которое шагнуло за Урал до Тихого океана. Он смирил центробежные силы, раздиравшие в клочья страну. Укротил воевод и посадских, поглядывавших в сторону Литвы. "Стиль Сталин" XVI века — это Храм Василия Блаженного, являющий собой образ русского рая, каменный цветок, принесённый в русское царство из райских садов.

Третьим Сталиным был Пётр Первый. Он основал великую двухсотлетнюю империю, стал западником до такой степени, что дважды русские войска побывали в центре Европы: в XVIII-м веке — в Берлине и в XIX-м — в Париже. Его "Стиль Сталин" — это Санкт-Петербург с восхитительным "Медным всадником".

Четвёртым Сталиным был Сталин. Он создал четвёртую империю — невиданное красное царство, одержавшее мистическую Победу сорок пятого года, которая соединила царство земное с Царствием Небесным. "Стиль Сталин" — это скульптура Мухиной, где рабочий и колхозница символизируют триумф труда, коим создаётся империя, а также достигается Царствие Небесное. Рабочий и колхозница — это Адам и Ева, которые в сверкании света возвращаются в рай.

Пятая империя, в которой живём мы, предчувствует появление Сталина, ждёт его пятого воплощения. Пятый Сталин назревает, как назревает среди русских снегов весна. Этот Сталин слышен, как слышен гул ещё не видимых вешних вод. Ясновидцы исчисляют "подлётное время", которое отделяет нас от появления пятого Сталина. Он явится внезапно, как пробуждение, и всё кругом трепещет и светится, славя его появление. Так расточается тьма, уступая место заре. "Стиль Сталин" ещё не родился, но уже грядёт. Он — в совершенных пропорциях Крымского моста, в ажурных башнях космодрома "Восточный", в грандиозных военных парадах, которые славят мощь государства, в музыке Гергиева, что дирижирует на развалинах античной Пальмиры в окружении русских солдат.

Скульпторы и художники, стремящиеся поставить монумент Сталину, не спешите и дождитесь его нового появления. Пятый Сталин не будет отлит из бронзы, не будет высечен из гранита или мрамора. Пятый Сталин — это скорость света, это скорость русской истории, это русская мечта. Художник, ты можешь изобразить скорость света? Можешь изобразить русскую мечту?

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
Его величество мат

В итоговой воскресной программе "Вести недели" на главном российском телеканале Дмитрий Киселёв в своей блистательной, безукоризненной манере, с использованием логики и метафор произнёс апологию мату.

Он заявил, что мат — это неотъемлемая часть великого русского языка, а значит, и русской культуры. Причём та его часть, где русский народ демонстрирует глубинные ресурсы своей энергии, воли и своих представлений о мире. Что мат является драгоценным ресурсом России, может быть использован в минуты величайшего напряжения, и расходовать его надо крайне бережно и осмысленно.

Эти суждения убеждают нас в том, что обещанного рывка в развитии может и не быть — его вполне заменит мат. Мат как русский рывок. Цивилизация русского мата.

Эта апология мата связана с тем, что на поверхность неожиданно и в огромном количестве вышла так называемая молодёжная рэперская субкультура, насыщенная матом, насыщенная всё отрицающей раскалённой энергией. Группы рэперов двигаются по российским городам, выступают в самых престижных наполненных залах наших мегаполисов. Власть, пытаясь запретить эти концерты, отменяя их, лишь провоцирует протестные настроения среди молодёжи, которые накаляются и грозят превратиться в явление массовое и трудно предсказуемое.

Но, полагая, что уступкой молодёжной субкультуре остановит триумфальное движение матерных протестов по России, власть заблуждается, и, идя на уступки этим огненным социальным процессам, своими собственными руками лишь протачивает им русло.

Это происходит на фоне того, что российским городам усилиями просвещённых и церковных кругов присваиваются имена великих русских святых: княгини Ольги, Александра Невского, Николая Второго, русских художников и мыслителей. И мат-"культура" оскверняет эти возвышенные стремления. Как себя будут чувствовать псковичи, когда в их город с аэропортом, посвящённым святой княгине Ольге, приедет группа матерных рэперов и устроит серию концертов, в том числе и у стен Псково-Печерского монастыря?

Принято считать, что на церковно-славянском языке разговаривают в раю ангелы, на классическом русском языке разговариваем все мы в нашей обыденной жизни, и на этом языке написана наша литература. А мат — это язык ада. Когда грешника окунают в расплавленное олово, он выкрикивает матерные слова и вновь погружается в чудовищный страшный расплав.

Растабуирование мата является частью растабуирования великих сдерживающих констант, с которыми связана любая культура, в том числе русская православная культура. Выход мата есть выход глубинных адских сокрушительных сил, живущих в недрах любого народа и любой культуры. Это может обернуться не просто социальной катастрофой, но и катастрофой всего российского мировоззрения. Всё, что происходит сейчас в Париже, — это растабуированный мат. Жёлтые жилеты — это французские матерщинники, которые, не встречая на своём пути преград, громят ценности, размалёвывают святыни французской столицы. Во Франции против матерщинников используют водомёты и резиновые пули. В Китае на площади Тяньаньмэнь были использованы пулемёты. Что будут использовать в русских городах и столицах, когда растабуированный мат выльется на улицы гигантскими толпами обезумевших людей, грохочущих в бубны, с электрогитарами, как это было когда-то на Манежной площади, не забывшей погром, который учинили футбольные фанаты?

По-видимому, теперь, когда мат узаконен, он хлынет не только с молодёжных рок-вечеров, но и со сцен классического театра, и мы увидим множество переделанных русских драматических произведений, где традиционные герои безудержно матерятся. Нет уверенности в том, что и Чехов не будет переписан матерным языком. И, открывая рассказ Чехова "Дом с мезонином", мы возможно, скоро увидим последнюю фразу этого рассказа, которая будет звучать: "Мисюсь, где ты, мать твою?"

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
На колымской широте

Мой поиск русской мечты продолжается. Кажется, моё странствие не имеет конца. Просторы необъятной России, каждая её земля несут в себе свою неповторимую тайну, своё стремление к бесконечности, придавая мечте множество самых разных оттенков. Русская мечта — это хрусталь, который в своих гранях переливается радугами. Как ухватить эти переливы русского света? Где найти описание этой неуловимой русской мечты?

Я в Магадане, в Колымском крае. Вот оно, студёное Охотское море. Грохочут его волны, снег осыпается в чёрную воду, на берегу — сизый лёд. Здесь, где я стою, в 1928 году причалил пароход, привёз машины, продовольствие, приборы. На землю сошли сильные мужественные люди: геологи, первопроходцы, возглавляемые Юрием Билибиным. Ступили на эту землю так, как, быть может, очень скоро русские люди ступят на поверхность Луны. Но этот берег не был пустым. На нём испокон веков жили эвены, коряки. Их яранги, чумы то приближались к самому морю, то удалялись в тайгу. Эти люди ловили рыбу, били китов, шаманили под осенней луной. Позднее сюда пришли русские казаки. Рубили остроги, основывали селения, ставили храмы. Они добывали пушнину, добывали морского зверя.

Но Билибин причалил сюда, зная, что в колымских горах, в непролазных чащобах таится золото. В золоте нуждалась страна Советов, начиная свою предвоенную индустриализацию. Золото было необходимо не для роскошных ожерелий, не для золотых цепей. На него покупали дорогие заморские станки, выписывали инженеров, строили заводы, производящие танки, самолёты, подводные лодки. Город Магадан был основан неподалёку от места высадки экспедиции Билибина. Вначале это был рабочий посёлок, откуда уходили на промысел геологи, добытчики золота.

Магаданский порт — это пуповина, соединяющая с материком эти безлюдные, безжизненные края. К бетонному причалу приплывают и чалятся сухогрузы, контейнеровозы, танкеры с топливом. Когда замерзает Охотское море, сюда пробиваются ледоколы и тянут за собой караваны судов. С заместителем генерального директора по эксплуатации Максимом Анатольевичем Горячевым мы беседовали на ветру, слыша как скрипят краны, ухает в трюмах железо. Говорили о вековечной русской работе, связанной с освоением неудобиц, безлюдных скалистых гор, непролазных чащоб и топей. Господь дал русским во владение необъятные земли, дал золото, алмазы, бесценные руды, реки, полные рыбы, леса, полные зверя. И одновременно нагрузил русских тяжкой непосильной для других народов работой — одухотворить, облагородить эти пустыни, проложить в них дороги, построить города, пустить эти пространства в оборот, чтобы они плодоносили, окормляли не только Россию, но и всё остальное человечество. Русские испокон веков брали на себя это тягчайшее бремя.

Когда другие народы по берегам тёплых морей, в устьях тропических рек создавали свои рафинированные цивилизации, русские ломились сквозь камни, рубили просеки. Они делали это в давние времена, делают это и теперь. Когда-нибудь, и это время не за горами, они двинутся за марсоходами, прокладывая в марсианских песках русскую бесконечную дорогу.

Read more...Collapse )

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №8(64), 2018 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №7(63), 2018 год
berlin
jewsejka


номер журнала в формате PDF

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года
berlin
jewsejka
Возвращение в рай

Первые люди в раю питались плодами райских садов, они не строили жилищ и не шили себе одежд. Когда Господь за первородный грех изгнал Адама и Еву из рая, он повелел им трудиться, «добывать хлеб свой в поте лица своего». Вся история рода людского связана с трудом — с этим божественным повелением, природа которого кроется в воле Господа.

Коммунизм в Советском Союзе был религией труда. Труд обожествлялся и был богом: «…владыкой мира станет труд». В Советском Союзе скульптуры металлургов, сталеваров, хлеборобов, учёных были подобны античным статуям. Они ставились на вершины сталинских домов, которые своим видом напоминали храмы.

Мухинская скульптура «Рабочий и колхозница» — одно из самых великих религиозных изображений. Два трудящихся человека: мужчина и женщина, что когда-то были изгнаны из рая, — теперь возвращаются в этот рай, который они сотворяют своими руками. Сияющие серебром, стремящиеся в небеса, мужчина и женщина подобны ангелам, вокруг голов которых светится воздух. Гениальный скульптор Вера Мухина постигла мистику труда и изобразила двух светящихся, исполненных трудолюбия людей.

При крушении Советского Союза труд был свергнут с божественного пьедестала, перестал цениться, превратился в синоним чего-то ничтожного, низменного. Закрывались великие заводы — эти вместилища великих трудов. Разгонялись рабочие коллективы, которым было под силу строить невиданные машины, возводить небывалую космическую цивилизацию. «Золотой телец» занял пьедестал, на котором ещё недавно возвышался рабочий. Банкир, меняла, финансовый спекулянт стали хозяевами мира. Вместо труда проповедовались безграничное потребление, поедание, наслаждение. Эта праздность усыпляла в человеке совесть, ум, творчество, побуждая его ко всё более утончённым, низменным наслаждениям.

По мере того как в России после крушения Советского Союза стало возрождаться государство, оно, возрождаемое из пепла девяностых годов, требовало трудов — упорных, непрерывных, самозабвенных. Возводились заводы, строились мосты, прокладывались дороги, проектировались будущие марсианские города. Вновь заколосились поля, ещё недавно пустые, заросшие сорняками. Стройки сегодняшних дней: Крымский мост, космодром Восточный, завод по сжижению газа на кромке Ледовитого океана, — это плоды великого русского труда, который вновь становится мистической категорией. Крымский мост ведёт нас к крымскому чуду. Восточный космодром — устремляет нас к Марсу. Ямальский завод в Сабетте превращает Арктику в поле великих деяний.

Урал — то место, где испокон веков свершались великие русские труды. Уральская идея — это труд: тяжёлый, мощный, могучий, переворачивающий горы, уходящий вглубь земли, переливающий потоки расплавленного металла, производящий золотые слитки и лучшие в мире танки. Труд на Урале — это не просто работа, создающая грандиозные изделия: танки, ракеты, атомные станции. Труд становится категорией, созидающей само государство Российское. Уральский труд времён Демидова побеждал под Нарвой и Полтавой. Труд сорок первого года спасал государство Российское от Гитлера. Танки Уралвагонзавода в сорок пятом году станцевали русскую кадриль на руинах имперской канцелярии. Уральские труды создавали государство Российское между трёх океанов.

Но этими трудами сотворяется, помимо земного царства, и Царствие небесное, богочеловек, праведник, человек великого служения. В сказе Бажова Данила-мастер стремится создать из холодных подземных камней божественный цветок — символ бессмертной красоты и любви. Каменный цветок Бажова есть образ уральской мечты, возвышающий человека до райских цветников. Так же как аленький цветочек Аксакова есть образ евразийской мечты, превращающей зло в добро, уродство в красоту, ненависть в любовь.

Танк Т-34 — грозное оружие, несущее смерть врагам, последнее пристанище, в котором сгорали и умирали танкисты, стал оружием Победы, стал святым. Он вознесён на постаменты во всех городах России, на всех перекрёстках русских дорог. Памятник Т-34 — это памятник великому труду и великой Победе.

В Нижнем Тагиле живёт человек по имени Владислав Тетюхин. Став миллиардером, одним из собственников громадного титанового производства, он продал свои акции и на полученные миллиарды построил в окрестностях Тагила удивительный медицинский центр, которому нет равных и в Европе. Свои труды и своё богатство он посвятил земле, которая его породила, и народу, который его взрастил. Он «раздал имение своё», совершив христианский подвиг, открывающий людям путь в Царствие небесное.

Я только что побывал на Урале и был поражён удивительным явлением. Я познакомился с уральским богачом Андреем Симановским. Он начал своё дело один, с нуля. Потом с двумя-тремя товарищами создал компанию «Сима-ленд», в которой теперь работает больше девяти тысяч человек. В окрестностях Екатеринбурга он построил громадных размеров здание, длиной едва ли не с километр, с холодным аскетичным фасадом. Однако внутри этого здания открывается непрерывная анфилада залов, каждый из которых по красоте и богатству сравнится с императорскими дворцами и кремлёвскими палатами. Эти залы, непохожие один на другой, украшены мрамором, малахитом, дорогими камнями. Хрустальные люстры сияют, словно солнца. Здесь позолота, как на храмовых куполах. В этих залах, под их драгоценными сводами, трудятся тысячи молодых, энергичных юношей и девушек. Сидя за компьютерами, они следят по Интернету за состоянием рынков, за движением товаров, за взлётом и падением цен, за появлением новых производственных центров и угасанием прежних. Эти молодые оснащённые люди, стремящиеся к совершенству, к карьерному росту, знают цену своему умению и своим возможностям.

Андрей Симановский, создавая эти великолепные залы, создавал вместилище труда, стремился к тому, чтобы труд людей проходил не в унылых тесных помещениях, не в серых пуританских интерьерах, а в храме, во дворце. И этим труд возвышается, одухотворяется, превращается в священнодействие, труд снова становится восхитительным божественным делом. Здесь каждое утро тысячи молодых людей поднимаются со своих мест и исполняют гимн России.

Урал — это парад государствообразующих заводов. Эти заводы когда-нибудь будут увенчаны орденом Труда, который займёт своё место на фасадах рядом с советскими орденами Трудового Красного Знамени. Труд — это мерило справедливости. Труд должен быть вознаграждён и оплачен. В девяностые годы рабочие по полгода не получали зарплату и трудились бесплатно ради того, чтобы спасти заводы, спасти свои рабочие места, чтобы там продолжить вменённые им труды, за которые они должны получать достойное, справедливое вознаграждение.

В государстве Российском, которое взрастает, одолевая множество неурядиц, труду будет возвращено его возвышенное почётное место. И вновь «вершиной мира станет труд».

Кто они, мухинские «Рабочий и колхозница», взлетающие с постамента в небо? Это Адам и Ева, которые возвращаются в рай, совершив тысячелетние труды и работы, на коих стоит сегодняшнее человечество.