апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Александр Проханов (видео-интервью) // "Свободная пресса", 26 января 2018 года
berlin
jewsejka



Александр Проханов: «Я — певец боевых колесниц»

26 февраля 2018 года Александру Проханову исполнится 80 лет.

Об этом и многом другом в программе «Открытая студия» Сергей Шаргунов беседует с Александром Прохановым.

Александр Проханов // "Завтра", №6, 14 февраля 2018 года
berlin
jewsejka
Я с тобой, Донбасс

У России много столиц. В разные времена эти столицы перемещаются. Хотя Москва остаётся первопрестольной, но бывали периоды, когда столицей становился Нижний Новгород, и оттуда шла рать спасать свою главную столицу – Москву. Была пора, когда столицей становился Сталинград, и весь народ ложился костьми, чтобы отстоять эту свою столицу на Волге.

А сегодня столица России – это Донбасс. Там происходит главное русское дело – там рождается будущая свободная цивилизация, которая основана на справедливости, на красоте, на божественной правде. Там, на блокпостах, в окопах, во время бомбардировок, во время погребений зарождается новая русская сила, новое русское сознание. Это новое сознание – оно вечное, никуда не девшееся. Его хотели замотать, замутить, превратить наше русское сознание в тряпку, в тлен, а оно прорывается. И сегодня в Донбассе делается огромное русское дело.

Иногда я испытываю сожаление и даже стыд, что я не в окопах Донбасса. Но многие мои соотечественники там – в окопах, на блокпостах. Они подвозят снаряды, ходят в контратаки, сбивают вражеские дроны, доставляют продовольствие… И во время этого русского ратного дела я с вами, дорогие братья. Не телом, но духом, сердцем – с вами. Считайте меня ополченцем, считайте человеком, который вместе с вами был под Дебальцевом, вместе сражался в Илловайском котле. Мы ещё повоюем. Убеждён, мы с вами ещё обнимемся: и на Днепре, и на Днестре, и на Дунае.

Александр Проханов // "Завтра", №5, 7 февраля 2018 года
berlin
jewsejka



Оборонное сознание. Враг у ворот

Открытия совершают ядерные физики, микробиологи, робототехники. Но открытия – абсолютно гениальные – совершают и политологи, знатоки социальной субстанции. Они знают, как устроено общество, все его прожилки, кристаллические решётки, чужеродные образования, все вкрапления и примеси. И находят способы воздействовать на общество, взрывают его, ломают его структуру, срезают государство.

Западная политология создала организационное оружие, именуемое «оранжевой революцией». Это способ устранять режимы без применения танков и космических лазеров. Используя информационные технологии, общественный раскол и трещины, проходящие через элиты, удаётся вызвать бунт, который всё более и более разрастается, проходит фазу кровавой "сакральной" жертвы и в итоге устраняет деморализованную, сникшую под психологическим давлением власть.

Первая такая революция была осуществлена в Советском Союзе в 1991 году, подтвердив действенность и гениальность открытия. За ней последовала череда оранжевых революций, одни из которых удавались, а другие проваливались. К числу несостоявшихся оранжевых революций относится бунт на Болотной площади в Москве 2011 году. И сегодня российское общество и российское государство подвергаются новой волне интеллектуального насилия. Россия вновь становится полигоном, на котором испытывается новая модификация организационного оружия.

«Кремлёвский список», обнародованный Госдепом Соединённых Штатов Америки, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти. Для кого-то этот список является простым перечнем имён приближённых к Кремлю людей, некоторые из наших неискушённых политиков называют этот список телефонной книгой. На деле же список является первым ударом, за которым неизбежно через некоторый промежуток времени последует второй. Пауза между первым и вторым ударом есть главное содержание сделанного американскими политологами открытия. За это время, как полагают американцы, среди перечисленных элитных персонажей – банкиров, силовиков, сырьевых олигархов, коррумпированных чиновников – начнётся химия распада, неотвратимый процесс разложения. Элита, которая ещё недавно окружала Путина плотным кольцом, кормилась его милостынями, выбирала его арбитром своих внутренних распрей, - сегодня эта элита разомкнула кольцо, сразу же после опубликования списка стала раскалываться. Одна её часть ищет защиты у Путина, жмётся к нему, надеется сохранить своё благополучие благодаря авторитету государства российского, авторитету президента.

Другая часть элиты, напротив, отшатнулась от Путина, бежит к противнику, демонстрирует свою лояльность, уверяет в поддержке в случае предстоящей смуты, обещает свержение неудобного для Запада президента и возвращение всей российской политики в докрымский период.

Этот начавшийся раскол элит, возникшая в элитах трещина есть щель, куда устремится народное недовольство. Возбуждённая протестная интеллигенция, нищающее население – и вот начало оранжевой революции обеспечено. Несомненно, это понимает Путин, понимает Совет безопасности, понимает администрация президента. Это понимают политологи – не те, что своими ироническими прогнозами полнят страницы либеральных газет и эфиры. А те политологи, для которых безопасность государства является целью их политологических исследований и политтехнологических комбинаций.

Чем ответит Москва на проект американских учёных? Через сколько лет после реализации Манхэттенского проекта был осуществлён проект Курчатова и Королёва? Сегодня этого времени у России нет. Нет шарашек, в которые усилиями жестокого и дальновидного Берии были собраны лучшие умы советской науки.

В одном из своих недавних выступлений Путин в необычной для него экзальтированной манере говорил о рывке, который мощно двинет Россию в новый цивилизационный период, обеспечит ей прочность и динамичность настолько, что ей будут не страшны потрясения.

Это повторное заявление о рывке. После первого, прозвучавшего лет десять тому назад, рывка не последовало. А последовало образование паразитарного класса банкиров и сырьевых олигархов, коррумпированных управленцев и консолидированного либерального сообщества. Новый рывок – синоним долгожданной модернизации – невозможен без соблюдения важных условий. Государство при нехватке средств для модернизации должно перейти к мобилизационному проекту, который сконцентрирует малые ресурсы в руках государственной власти и направит их в точки развития. Для модернизации нужны деньги. У Сталина не было этих денег: в период революционной смуты из России были вывезены все золотые миллиарды царя. Модернизация Сталина проходила за счёт надрывной эксплуатации российского крестьянства. А в экстренных случаях для приобретения сверхточных станков приходилось продавать шедевры Эрмитажа, такие как «Святой Георгий» Рафаэля.

Сегодня у российского государства денег нет. Нет и наполненного жизненными энергиями крестьянства. Фонды пусты. Накопления истрачены. Деньги есть у миллиардеров, которые держат их в офшорных зонах и ценных бумагах Америки. Эти несметные богатства есть результат бессовестной эксплуатации российского народа, поставленного на грань нищеты и вымирания. Вернуть все эти деньги в Россию, направить их на развитие, обеспечить этими деньгами рывок – это насущная задача Кремля, задача Путина.

Какое открытие необходимо совершить, чтобы вернуть эти деньги? Чтобы они превратились в новое русское развитие, в новые заводы и университеты, в клиники и научные центры? Как сформулировать идею общего дела, чтобы в этой идее нашли своё место бедные и богатые, русские и татары, православные и мусульмане? Как насытить содержанием всё чаще звучащие слова о справедливости, о русской мечте, о русском порыве, как перевести эти слова в практику, наполнить их бурлением очнувшегося пассионарного народа, поверившего в свою путеводную звезду? Здесь таится главное открытие, главное стратегическое решение, без которого предстоящие шесть лет путинского правления будут изъедены социальным страданием и губительной неустойчивостью.

Кремль с его соборами, царскими гробницами, рубиновыми звёздами, президентскими апартаментами, что это – лаборатория будущего или же склад архаических представлений, которым место в музее русской истории?

Оборонное сознание грядёт. Враг у ворот.

Александр Проханов // "Завтра", №5, 7 февраля 2018 года
berlin
jewsejka
Максим Шевченко нанёс по Сванидзе десять сталинских ударов

Миллионы просмотров удостоился в интернете сюжет, в котором Максим Леонардович Шевченко наносит Николаю Карловичу Сванидзе десять сталинских ударов. Николай Карлович Сванидзе в своей обычной манере, вероломно, без предупреждения, напал на Максима Леонардовича Шевченко и нанёс ему коварный шлепок. Однако получил достойный отпор. Максим Леонардович Шевченко наносил ему один за другим разящие удары, приговаривая: «А это тебе, Николай Карлович, Сталинград! А это — Курская дуга, а это — Севастополь, а это — Ясско-Кишинёвская операция, а это «Багратион», а это — Зееловские высоты, а это — Берлин».

В конце этого стремительного наступления физиономия Николая Карловича напоминала географическую карту, по которой можно было изучать наступательные действия Красной Армии в период с 1942 по 1945 годы.

Редакция «Завтра», изучая эту карту, нашла её почти безупречной. Однако высказала некоторое сожаление по поводу того, что на карте не были отмечены места партизанских движений на Брянщине и в Белоруссии, а также места проведения исторических конференций в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Было бы неплохо также показать место разграничения между Армией Людовой и Армией Крайовой. В целом же карта оказалась востребованной и содействует закреплению у молодёжи исторических знаний.

И теперь, когда Николай Карлович Сванидзе появляется в обществе и напыщенным голосом заявляет о своих исторических познаниях, все понимают, что никакой он не профессор, а учебное пособие.

Александр Проханов // "Завтра", №4, 31 января 2018 года
berlin
jewsejka
Красный конь и чёрная каракатица

Аркадий Дворкович в Давосе заявил, что в России больше нет олигархов, а есть социально ответственные предприниматели. Аркадий Дворкович — не каракатица, он — чернильное облако, которое выбрасывает из себя каракатица, желая спастись и скрыться.

Российские олигархи испытывают на себе двойное давление. На их миллиарды давит Америка, угрожает отобрать эти миллиарды, вышвырнуть с западных рынков и тем самым натравливает олигархов на Путина — виновника всех их бед и несчастий. На олигархов давит российский народ всей своей ненавистью, нищетой, всем своим сталинизмом, всей своей исторической неприязнью к ростовщикам и мироедам, евангельской истиной о том, что легче верблюду пролезть сквозь угольное ушко, чем богачу войти в Царствие Небесное. Всей проповедью русской классической литературы Толстого, Достоевского, Горького, где неправедно нажитое богатство есть тягчайший неотмолимый грех.

Российские олигархи лебезят перед Западом, тщетно уклоняясь от санкций, сплетая тайные заговоры против президента России и российской государственности. Олигархи стремятся предстать перед русским народом благодетелями, национально мыслящими предпринимателями, меценатами, социально ответственными гражданами. Этому и служат циничные заявления Дворковича о социально ответственных предпринимателях. Абрамович — социально ответственный предприниматель? Чубайс — социально ответственный предприниматель? Воры-банкиры, подобные Пугачёву, который в России крестился на каждом углу, тайно загребая русские богатства и переправляя их за границу, они тоже — социально ответственные предприниматели? Вся хищная ненасытная стая, лязгающая клыками, высунувшая мокрые языки, та, что гонится по пятам за Россией, как волки гонятся за затравленным оленем — всё это социально ответственные предприниматели?

Российские олигархи, построившие на окраинах Лондона "город будущего", знают, во что превратились русские городки и селения — эти скопища гнилых трущобных домов. Появление и взрастание в недрах государства российского страшной каракатицы непомерных размеров является загадкой и ужасающей данностью. Загадка в том, когда и на каком этапе, быть может, на этапе своего зачатия, новое государство российское было инфицировано этой страшной болезнью. Взрастая, укрепляясь, проходя этап за этапом своего становления, сегодня государство российское взращивает в своей глубине собственную смерть — поселившееся в его чреве ракообразное существо. Это существо по мере взрастания и усиления государства само взрастает и усиливается, питаясь его соками. И возникает мучительное подозрение: не создано ли само государство российское как питательная среда для этого солитёра? Быть может, мы строим и укрепляем свою армию, воздушно-космические силы и подводный флот для того, чтобы сберечь страну как пищу, в недрах которой развивается этот скользкий червяк, и сильная страна не позволит чужим мировым червям посягнуть на кормовую базу этого доморощенного чудовища? И не являются ли наши победы на внешнеполитической арене такие, как военная операция в Сирии, восхитительное возвращение Крыма, не более, чем отпором, который даёт олигархическое российское ракообразное своим мировым конкурентам?

А при чём здесь русский народ? При чём здесь русское мессианство? При чём мистика русской истории, русское чудо и русская мечта? Быть может, всё это — гуманитарное и религиозное прикрытие страшной земной реальности? И Россия есть питательная среда для этой чудовищной опухоли, которая в конечном счёте и есть государство российское?

Эти страшные вопросы заставляют посмотреть на все предшествующие сто лет русской истории. Когда великая романовская империя скопила в себе несметные богатства: алмазные короны, государственные и царские золотые слитки, волшебную культуру и изысканную философию, — всё это после 1917 года в одночасье было украдено и переведено на Запад. И нищая, голая, обобранная Россия, напоминавшая линялую икону с содранным золотым окладом, вновь должна была в период сталинских пятилеток, раскулачивания и репрессий накапливать своё национальное богатство. Русский народ, поднятый на дыбу, хрипя и кашляя кровью, возводил великие заводы, строил великую армию, создавал университеты и научные школы, воспитывал уникальных учёных и художников, мобилизовал народ на создание неслыханных ценностей — материальных, духовных, космических. В 1991 году все эти ценности второй раз за ХХ век были моментально вывезены за рубеж. Было украдено и растворилось так называемое "золото партии". Исчезли валютные запасы страны. Были вывезены уникальные инженерные технологии, целые научные школы, представленные замечательными химиками, физиками и биологами. И страна опять оказалась голой, а русский народ — обобранным и несчастным.

И теперь в третий раз строится государство российское. Но в недрах его готовится ограбление России. Вновь несметные русские богатства вывозятся за рубеж. Русские деньги, направляемые Набиуллиной в американские банки, служат другой цивилизации. Вновь везут за границу наше зерно и алмазы, оставляя в России чёрные пустые карьеры и неудобицы. Уплывающие в зарубежные банки и оффшорные зоны российские триллионы завтра в одночасье будут экспроприированы Западом, и Россию в очередной раз оставят нагой и босой.

Эти страшные вопросы русской истории необходимо ставить сейчас, в период президентских выборов. Президент Путин, чьими усилиями было создано и продолжает созидаться новое государство российское, не может не чувствовать этой нарастающей драмы. Государственник №1 не может не понимать, что все его личные и всенародные деяния, будь то Крымский мост или дивные русские монастыри, — все они заминированы. В них вживлены заряды уже в момент строительства: будь то опора Крымского моста или колокольня Ново-Иерусалимского монастыря.

Пройдя сквозь чистилище выборной компании, поблагодарив за участие в выборах Грудинина и Собчак, Жириновского и Титова, возложив четвёртый раз длань на конституцию Российской Федерации, президент Путин займётся исправлением этой жуткой кривизны, возникшей в недрах русского времени. Найдёт рецепт, благодаря которому можно будет извлечь из опор Крымского моста и колокольни Ново-Иерусалимского монастыря губительные заряды, не разрушив при этом сооружения.

Дворкович — это пылинка, которую подхватит ветер Давоса и унесёт в пустоту. Россия предвечная — не миф, не фантазия. Она грозно взирает на нас из небес своими сияющими куполами. Обращается к нам, ныне живущим, словами преподобного Сергия в канун Куликовской битвы. Словами царя Петра к полкам перед началом Полтавского сражения. Словами Иосифа Сталина, сказанными им во время священного парада 1941 года.

Схватка за русскую историю длится. Купание красного коня продолжается. Божественный наездник, оседлавший этого огненного коня, вонзает остриё своего копья в чёрный зев каракатицы.

Александр Проханов // "Завтра", №3, 24 января 2018 года
berlin
jewsejka
Белоруссия родная

Беларусь — как молодая прекрасная яблоня, взлелеянная трудами и любовью, на её ветвях сияют наливные яблоки. Эту яблоню вырастил чудесный садовник Александр Григорьевич Лукашенко. Настоящий славянин, умный, осторожный, рачительный, отважный и бесконечно терпеливый, знаток земли и всего того, что на ней произрастает, будь то колос, цветок или беловежский зубр. Он сын своего народа, но одновременно и его отец. Не начальник, не вождь, хотя строгости ему не занимать, а именно отец, Батька, и его глубинное чувство славянской семьи, артели, дружины делает из Лукашенко уникальный, небывалый тип президента. Он садится на самолёт и облетает своё маленькое государство, наблюдая с небес, есть ли хоть один клочок незасеянной пашни, осталось ли где бездорожье, образовалась ли лесная гарь или буреломная чаща. Белорусские деревни, по сути, являются агрогородками: автомобили, современные жилища, больницы, культурные центры… При этом селения остаются тёплыми, как деревни. Крестьянствует белорус, оглядывая умным и светлым взором себя самого и окружающую жизнь.

И в том, как Александр Григорьевич Лукашенко, Батька, взращивает государство, сказывается его крестьянская сущность. Строит ли он великолепную Национальную библиотеку в Минске — он сажает дерево. Создаёт ли институт космических исследований, желая превратить Беларусь в космическую державу — он сажает дерево. Привозит ли с Запада современные технологии, оснащая ими лаборатории и заводы, — он сажает дерево. Поэтому так хорошо приезжему человеку в Беларуси, поэтому и чудится ему, где бы он ни оказался: в гарнизоне или научном институте, или университете, — ему чудится запах спелого яблока.

Белорусская яблоня произрастает среди бурь, холодных ливней, изнуряющих засух современного мира. Она взрастает рядом с огромной скрежещущей, сверкающей зубьями машиной Евросоюза — с его цинизмом, с неистощимым стремлением покорять, извлекать выгоду, повелевать и господствовать.

С другой стороны, с востока, ворочает своими тяжеленными жерновами Россия, сотрясает землю, взбухает противоречиями, несёт в себе огромную обиду, нанесённую ей губителями красной державы. И между этих двух огромных континентальных машин, их соперничества, угрюмого недоверия, постоянной готовности к схватке растёт белорусская яблоня.

После гибели Советского Союза, когда из красного монолита выпало множество независимых, ещё несовершенных государств, каждое из них стало строить свой дом, свой храм, используя собственные рецепты. Горе тем молодым государствам, подобно прибалтийским или Украине, что утверждают свою государственную неповторимость на попрании всего русского и советского, на губительной энергии русофобии. Русофобская Украина дымится взрывами, полнится стенаниями. Прибалтийские государства-горошины обрекают себя на пресное, бесцветное существование, оставаясь в тени гигантского континента России.

Read more...Collapse )

Беседа Александра Проханова с Иваном Стилиди // "Завтра", №3, 24 января 2018 года
berlin
jewsejka
Заповеди врача — Божьи

Беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с директором Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина, членом-корреспондентом РАН Иваном Стилиди.

[Александр Проханов:]
— Иван Сократович, недавно в вашем центре мне была выполнена операция, и я имел возможность ощутить атмосферу этой грандиозной башни. И у меня возникла метафора непрерывной — денной и нощной — битвы. Идёт постоянное сражение. Конечно, бинты, скальпели, операционные, несущиеся по коридорам санитары с каталками… Но кроме того, есть ощущение, что на мир, на ваш медицинский центр надвинулась тёмная, грозная, страшная сила, и от неё отбиваются. Отбиваются доктора, медсёстры, пациенты. Имя этой силе — рак, онкология. Что за последние годы удалось понять нового в этом чёрном зле, какие уязвимые места, в которые можно было бы вонзить своё копье возмездия, удалось отыскать? И появились ли новые методики, открытия, которые дают знания в борьбе с этим чудовищем?

[Иван Стилиди:]
— Действительно, Александр Андреевич, атрибуты, о которых вы сказали, касаются не только плановой и мирной медицины, но и военно-полевой хирургии: и бинты, и каталки, и санитары… Я совершенно согласен — этот элемент прослеживается в нашем каждодневном труде.

Что касается открытий, то я работаю в нашем центре уже 37 лет и могу сказать, что вижу большие изменения. Конечно, мы ещё далеки от радикального решения проблемы, однако учёные и практики в борьбе с этим злом — злокачественной опухолью — добились больших успехов. Они есть в хирургии, лучевой терапии, лекарственной терапии, которая уже не ограничивается только химиотерапией. Речь уже о таргетной терапии. Пациенты, которых я наблюдал в начале своего профессионального пути, получали порой лечение с большими сложностями. Некоторые варианты лечения были попросту мучительны. Сегодня мы научились одновременно достигать большего эффекта и лучше защищать пациента от побочных действий каждого из видов лечения.

Динамично прогрессирует хирургическая составляющая лечения. Раньше мы, хирурги, ограничивались операциями удаления опухоли. Но постепенно границы возможного расширились, и мы стали делать большие комбинированные операции, реконструктивные, пластические операции по поводу новообразований различных локализаций. Стали выполнять операции, сопряжённые с резекцией сосудов. А раньше считалось, что этого нельзя делать ни в коем случае. Да и технически невозможно было их исполнять. Сегодня это уже доступно в нашем центре. Мы выполняем такие операции, как вскрытие камер сердца и удаление тромба при опухолевых тромбозах, когда, например, опухоль почки выходит по току крови в вену и дальше по нижней полой вене доходит до камер сердца.

Резекция и пластика, протезирование сосудов, аорты, нижней полой вены…. Это очень современный, интересный и сложный компонент в хирургии. Хирургическое лечение стало более безопасным, более функциональным, и оно преследует сегодня не только борьбу с опухолью. Одна из главных задач онкологических операций — это продление жизни. Немалое внимание мы уделяем качеству жизни. Стали переходить там, где это возможно на органосохранные операции, чтобы сохранить качество жизни. Возьмём, например, раздел лучевой терапии: сегодняшние аппараты, которыми мы проводим облучение, принципиально иные, чем те, что использовались ранее. Прежде эффект воздействия на окружающие ткани вокруг опухоли был такой же разрушительный, как и на саму опухоль. Сегодня технические, инженерные инновации позволяют воздействовать прежде всего на саму опухоль с минимальным повреждением окружающих органов и структур.

Или возьмите лекарственную терапию. Во время диагностического этапа мы применяем самые современные достижения фундаментальной науки — это изучение генов, которые подвергаются мутации, изменениям по сравнению с нормальными генами, и благодаря этим данным мы строим и профилактическую, и диагностическую работы. Эти данные нам помогают в постановке диагноза и, конечно, в лечении. Очень часто сейчас мы этим пользуемся, чтобы правильно назначить лекарственное лечение, чтобы не лечить впустую, а воздействовать на конкретную цепочку в жизнедеятельности опухолевой клетки и блокировать её.

[Александр Проханов:]
— А рак — это нечто естественное для человека или противоестественное? Он будет сопутствовать человеку всегда? Или можно исключить рак как биологическое явление?

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №2, 17 января 2018 года
berlin
jewsejka
Заговор банкиров

Приближается день — чёрный для всей бессовестной российской элиты. День, когда американцы расскажут миру о паучьем гнезде, которое свили в самом центре России банкиры, сырьевые олигархи, высокопоставленные политики. Об этом гнезде, увы, расскажут нам не российские газеты, не российские телеканалы, а газеты и телеканалы врага, который старается создать из России образ пиратского королевства, запугать Путина предстоящими новыми санкциями, натравить прозападную знать на президента, повторить в России коллапс 1991 года. Пауки в этом гнезде зашевелились. Рвут паутину, жалят друг друга. Они предают своего благодетеля, предают государство российское, которое взрастило их себе на погибель. Зреет заговор: на тайной плавающей в Эгейском море яхте сошлись воротилы российского бизнеса и пишут в Гаагский трибунал донос, в котором рассказывается о взрывах московских домов, убийстве Немцова, о секретах внутренней и внешней политики.

Признаки этого заговора обнаружились в выступлении банкира Авена, который высказал нежелание Альфа-банка кредитовать оборонно-промышленный комплекс России, ибо это навлечёт на Альфа-банк международные санкции, что грозит его существованию. Это прямой саботаж, подтверждение того, что уже осуществляет ряд крупнейших российских банков и корпораций, отказываясь появляться в Крыму, не желая финансировать крымские стройки, крымскую социальную сферу.

Российские банкиры после крушения Березовского, Гусинского и Ходорковского вели себя тихо, но вот вновь выходят на авансцену как наглая сила, претендующая управлять страной, её политикой, её укладом, её исторической ролью. Банкиры — самая мрачная часть российского капитализма. Своими непомерными процентными ставками они душат промышленность, приводят к краху программ, обрекают русскую индустрию на увядание. А теперь, после заявления Авена, грозят остановкой стратегически важных оборонных программ — таких, как строительство подводных лодок класса "Борей", модернизация стратегических бомбардировщиков, обновление ракетно-ядерного арсенала России. Банки занимаются не просто финансами, не просто экономикой — они создают особый тип общества. В 2011 году молодые люди, которые, повязав себе белые ленточки, вышли на Болотную площадь, были порождением банков и корпораций, рекламных бюро и пиар-компаний. Это офисный планктон, воспитанный в недрах антинационального уклада, для которых родина тождественна банковским счетам, совесть — социальному статусу в обществе, достоинство — заморской бутылке шампанского ценою в две тысячи евро.

Банки приносят в современное российское общество ядовитую культуру распада. Это на их корпоративах поёт ликующий петербургский матерщинник, беснуются сатанинские рэперы, происходят закрытые бои без правил, где убивают людей, к ним на Бали летала "президентша" Ксения Собчак. Их представления о русском народе сформулированы всё тем же Петром Авеном, который обнародовал свою доктрину винеров и лузеров. Теорию, выработанную в недрах российского бизнеса, который ненавидит русский народ, спаивает его дурманами, заставляет молчать, а в случае крупного социального конфликта, не задумываясь, расстреляет его из пулемётов. Винеры, победители — это небольшая группа капиталистов, которым удалось захватить баснословные богатства убитого Советского Союза, его недра, заводы, алмазные копи, нефть, сухопутные и морские пути. Они, винеры, победили сверхдержаву, они победили Победу сорок пятого года и Жукова, победили Ленина и революцию, победили стахановцев и узников ГУЛАГа, ибо унаследовали созданную несчастными заключёнными собственность.

Лузеры, проигравшие — это все остальные люди, которые после 1991 года были выброшены за порог цивилизации. Эти лузеры — мы с вами: рабочие, крестьяне, академики, инженеры, писатели, генералы — все, кто проворонил своё счастье, сдал без боя несметные богатства Советского Союза, не сумев защитить Победу 1945 года.

Теперь эта философия винеров и лузеров реализуется в трагическом и неизбежном конфликте, когда элита, вскормлённая народом потом и кровью, производит на свет не Пушкина, не Чайковского и Мусоргского, а банки-изменники, ублюдочные театры, философию распада и осквернения. Схватка неизбежна. Президент, который все эти годы поддерживал баланс между народом и знатью, старался скомпенсировать растущее материальное и духовное неравенство, разъедающее Россию, сегодня уже почти не способен сохранять этот баланс. Президент должен будет сделать выбор: банки или русский Крым. Кудринский слюнявый пацифизм или укрепление ракетно-ядерного щита России. Гниль телевизионных программ или проповедь русского величия. Выбор неизбежен, и, я уверен, он уже сделан.

Крымский мост соединяет континент Россия не только с Крымом, но и с русским будущим, с русским величием и мечтой. Готовясь к предстоящей схватке, пусть каждый из нас преисполнится стоицизмом и верой, отторжением зла и обожанием ненаглядной России. "Заговор банкиров" повторяет "заговор генералов". Пусть Путин разгромит банкиров, как Сталин разгромил генералов. И тогда наступит победа.

Александр Проханов // "Завтра", №2, 17 января 2018 года
berlin
jewsejka
Смерть революционера

Умер Виктор Иванович Анпилов. Я помню наши первые с ним встречи на земле Никарагуа, охваченной сандинистской революцией, там, где он, Виктор Иванович, был корреспондентом Центрального телевидения и бороздил обстреливаемые дороги, посещал маленькие городки на севере вдоль границы Гондураса. Мы посещали с ним Сан-Педро-дель-Норте, провинцию Нуэва-Сеговия. На военных катерах он выходил в залив Фонсека и вёл оттуда замечательные репортажи о восхитительной никарагуанской сандинистской революции. Он был овеян вихрями этого латиноамериканского революционного ветра, он был опоён идеями Боливара, Кастро, идеями Сандино.

Потом, вернувшись в Москву, он попал в мир угасающей красной идеи, в мир разрушения и опадения удивительного алого цветка русской революционности, русского коммунизма. В 1991 году, в августе, в сентябре, когда рухнул Советский Союз, и никто – никто! – из коммунистический витий, коммунистических вождей, которые учили нас героизму, стоицизму, учили нас быть подобными героям-панфиловцам и Зое Космодемьянской, никто из них не вышел защищать великую обескровленную страну, её вышел защищать Виктор Иванович Анпилов с небольшой ещё тогда группой своих сторонников.

Анпиловские сторонники – это были не генералы, не офицеры, не члены Политбюро. Это был народ, оставленный своими вождями. Это были женщины, были рабочие и безработные. Это были люди, которые утратили родину и метались в поисках её обретения, в поисках вождя. И нашли его в Викторе Ивановиче. Виктор Иванович был народный вождь. Он был очень русский человек, который находил отклик в сердцах простых русских людей. Он был чем-то похож на Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Это был вестник русского восстания, русского бунта, русской воли. Его движение постепенно нарастало, обретало силу, его сторонников становилось больше и больше, на его демонстрации выходило множество людей. Я помню его замечательные шествия по Москве. Он раздобыл где-то огромную машину – ракетовоз, шестиосный тягач. Это зелёное камуфлированное шестиколёсное-шестилапое чудище двигалось по Москве. На нём были установлены звонницы и звенели колокола. Звонари всё время менялись и непрерывно били в колокола, а Виктор Иванович ехал на маленьком грузовичке и в микрофон обращался к москвичам, призывал их к восстанию, к протесту, к победе.

Движение Виктора Ивановича достигло своего апогея в трагические дни октября 1993 года, когда огромные массы людей, которых он призывал на митинги и встречи, прорвались в Белый дом и освободили осаждённых депутатов, находившихся там за колючей проволокой Бруно. А потом эти анпиловские массивы, анпиловские шеренги двинулись к Останкино, где уже произошла трагедия, уже грохотали пулемёты и горел одни из корпусов. Эти толпы пришли с опозданием, и они не попали под шквальный огонь пулемётов.

Тогда же начались аресты, и Виктора Ивановича арестовали как человека, возглавившего этот протест, это восстание 1993 года.

Я помню, как по телевидению показывали подмосковный сельский дом, где он прятался. Показывали чердак, на котором Виктор Иванович таился и где его захватили. Потом показывали его ботинки, которые нашли под кроватью, – по этим ботинкам его и обнаружили внутри дома. И либеральный репортёр с наслаждением и садизмом водил перед камерой ботинками. Это были тяжёлые рабочие бутсы. Заляпанные грязью, исцарапанные, истоптанные. Это была обувь вечного странника, путника, богомольца, который шёл к русским красным святыням. И чем-то эти бутсы Анпилова напоминали мне отрубленные кисти рук Че Гевары.

Анпиловское движение стало затихать и сходить на нет после этих танков и пулемётов, когда вся оппозиция была рассеяна, резко ослаблена, ушла с улиц и продолжала существовать в виде стенаний и стонов. Виктор Иванович на некоторое время исчез из поля политики, видимо, он хворал, очень переживал конец арьергардного боя за красную страну.

В последние дни интернет облетела фотография, где он стоял в одиночном пикете в поддержку Грудинина. Он стоял с плакатом на груди, один, больной, среди пустоты. Это была трагическая фотография, и она чем-то напоминала фотографию партизана, который был приговорён нацистами.

Теперь он ушёл. Теперь его нет с нами. И я думаю, что сейчас он находится в кругу своих друзей, своих близких соратников. И когда мы о нём скорбим, он в это время сидит в застолье вместе с Емельяном Пугачёвым и Степаном Разиным и спокойно, благодушно они говорят об извечном русском деле – об извечной русской революции и русской победе.

Александр Проханов (блиц-интервью) // радио "Комсомольская правда", 16 января 2018 года
berlin
jewsejka
Александр Проханов: Знаю ли я родственников Анпилова? Конечно! Это Степан Разин и Емельян Пугачев

Великий писатель в эфире Радио "Комсомольская правда" очень эмоционально отреагировал на смерть лидера "Трудовой России" [аудио]

— Александр Андреевич, вот уже ночью 16-го пришла эта горестная весть, что Виктора Ивановича Анпилова больше нет с нами. Вы же его близко знали, он публиковался у вас в газетах «День», «Завтра»...

— С Виктором Ивановичем Анпиловым наши пути пересеклись впервые в Никарагуа, в то время, когда это была страна, охваченная сандинистской революцией. Она была охвачена романтическим латиноамериканским прорывом к свободе, которая помнила и знала революцию Боливара, революцию Кастро на Кубе. Тогда Виктор Иванович там был корреспондентом Центрального телевидения СССР. И в провинции Нуэва-Сеговия, Сан-Педро-дель-Норте, в приграничных Гондурасу районах делал репортажи великолепные и отправлял их сюда, в Москву.

А потом, когда случилась беда, красная беда, когда рухнул Советский Союз, и из-под этих глыб не слышалось ни вопля, ни стона наших коммунистических витий, наших коммунистических командиров, которые учили нас сопротивлению, учили быть подобными Зое Космодемьянской и 28 панфиловцам... Так вот — тогда только Анпилов вывел на улицы Москвы свою рать, своих собиравшихся в ту пору еще сторонников. Я помню, в этом трагическом уже сентябре, после августа 1991-го, как по Москве носились его соратники, сторонники, как их забивали дубинами, как их бросали в отделения милиции. Я помню Виктора Ивановича в Тверском отделении милиции, в этой клетке, когда он сидел среди своих сторонников.

— Что это был за человек?

— Он был абсолютно русским человеком. Он был русский революционер. Он был в какой-то степени Стенькой Разиным, в какой-то степени — Емелькой Пугачевым. Анпилов носил в себе абсолютное русское восторженное народное сердце. Собирал под свои знамена народ. Вот тот низовой народ, который оказался брошенным командирами.

И этот народ, толпа, которая окружала Виктора Ивановича, — она густела, их — сторонников — становилось все больше и больше.

Я помню эти — именно анпиловские — красные шествия по Москве. Он откуда-то раздобыл ракетовоз, огромный, похожий на звероящера, гигантский, на тяжелых колесах тягач. И на этом тягаче установил звонницу. И на звоннице висели колокола. И этот монстр двигался по улицам Москвы, по Тверской, в сопровождении огромных толп. И гремели колокола. И Виктор Иванович сквозь мегафоны вещал о неизбежной победе, о красной революции, о защите Советского Союза. Он стал сталинец, он был ленинец, он был абсолютный революционер красный.

— И в октябре 1993-го Анпилов тоже был на баррикадах...

— Потом случился 1993 год. Да, Анпилов поддерживал осажденный Верховный Совет. Его люди сидели на баррикадах, его митинги проходили вокруг Дома Советов. А когда началась эта дикая стрельба у телецентра, он повел туда, на поддержку своих соратников, большие толпы, которые не успели подойти, и трагедия практически вся уже была завершена.

Не забуду, как его арестовывали, как ликовала либеральная победившая пресса, показывая Анпилова, который скрывался от ареста на каком-то чердаке, по-моему, в каком-то овине. И они показывали его ботинки — в знак того, что вот ботинки Анпилова. Это были ботинки странника, землепроходца. Они были грязные, избитые. Это не были швейцарские лощеные туфли или роскошные лакированные башмаки, которые привозят из Европы. Это были башмаки русского странника, который шел по русским векам, по русским пространствам, по русским весям.

...Он умер как солдат.

— В последние годы жизни Анпилов отошел от активной политической работы...

— Недавно облетела интернет его фотография, где он стоит один, одинокий, с пикетом одиночным в поддержку Грудинина. У него был вид трагический, он был уже стар, дрябл, вокруг него была пустота, он был как бы один, брошенный своими сторонниками, эта рать уже рассеялась, его былая рать. Это был потрясающий снимок такого богатыря русского, русского революционера.

И теперь, когда его не стало, я знаю, что мы все когда-нибудь встретимся на великой баррикаде, которую возводит Россия на пути зла, насилия, лжи, мерзости, мздоимства. Я буду счастлив там, на этой баррикаде, обнять Виктора Ивановича.

— А почему он один остался?

— Потому что я остался один. Потому что и ты останешься один.

— Ну, вы не один, ну что вы, — вас миллионы поддерживают.

— Я тебе все сказал, что мог сказать об Анпилове.

— Вы случайно не знаете координаты его родственников?

— Знаю. У него родственники — Степан Разин и Емельян Пугачев. Вот эти два его родственника, он сейчас с ними соединился. Они, наверное, сидят, беседуют...

Беседовал Александр Гамов

Сергей Белкин // "Завтра", №1, 10 января 2018 года
berlin
jewsejka
«СТРАСТИ ПО ГОСУДАРСТВУ»

О фильме Александра Проханова на телеканале «Россия-24»

Посмотрел по телевидению фильм Александра Проханова "Страсти по государству". Вновь пережил эти десятилетия сиротства, отчаяния, собственного отступничества, стыда и боли. Десятилетия жизни после смерти моей Великой Родины. Десятилетия приспособления и выживания в том урезанном пространстве, которое мне дозволили называть Россией. Как много созвучий, близких переживаний у меня и Александра Андреевича… И как много отличий. Вспоминаю последние годы жизни Советского Союза, которые мне выпало прожить в Молдавии. Там я на собственной судьбе почувствовал и осознал глубину и масштабы предательства, совершённого в Москве, ощутил свою незащищённость и беспомощность. Вокруг меня бурлила ещё вчера близкая, знакомая и дружелюбная людская масса, сегодня ставшая враждебной и накалённой в стремлении к чуждым мне целям. Одни стали врагами, другие с циничной ухмылкой готовились к жизни в других странах, предоставляя "укоренённым" всех мастей ненавидеть друг друга и уничтожать государство. В этом кипящем котелке мне не было места, а Родина моя меня уже предала. Впору отчаяться — но появился огонёк, лучик света: газета "День". Ну, и "Наш современник". В общем — "антиперестроечные силы". От них шёл русский дух, в том числе — и "красный русский дух". И это было спасением! Проханов не только зажёг эту лампаду, но и дал надежду сотням и тысячам таких, как я, — оболганным, отринутым, испуганным, близким к отчаянию, но ещё не сломившимся, не сдавшимся на милость врага, не променявшим мечту на выживание любой ценой.


В фильме Проханов говорит: "Я видел, как рушится, гибнет моё государство, и ничего не мог сделать". Нет, не так! Александр Андреевич мог и сделал: осуществил прививку Духа! Государство погибло, но дух его был жив — и в этом прямая заслуга газеты "День". В пяти сериях фильма год за годом разворачивается история страны в её узловых моментах, когда меняется сама судьба народа и государства. Следуя за мыслями и — что важнее! — чувствами автора фильма, мы постигаем многое из того, что было нам явлено, но не было осознано так, как это осмыслил и сформулировал Проханов. Великого прозрения исполнены его слова: четыре вероисповедания у русского человека: православие, природа, русская словесность и — государство! Да, среди наших светских сакральных сущностей и язык, и природа, и русское государство. И в этом важное отличие, особенность русских. Многие скажут: все народы любят и свой язык, и природу, и страну, что же тут особенного? А я отвечу так: да, многие — но не все; да, любят, но не возводят это в ранг святыни, за которую готовы отдать жизнь. И ещё скажу: есть также люди — их немало, и становится, к сожалению, всё больше и больше — для которых всё это: и религия, и язык и государство и даже природа — инструменты, средства и предметы потребления и достижения "успеха". Государства для них ранжированы по потребительским свойствам: в этом жить лучше, а в том — хуже, надо бы перебраться в то, где "лучше", и потреблять уже его. В нашей земной жизни мы, русские, спасаемся через язык и государство. Мы не только разумом, но и инстинктами ощущаем, что государственность как таковая, её существование и сбережение — это то, без чего жизнь невозможна. Государственность может принимать разные формы, наполняться разным содержанием, и мы боремся друг с другом, брат с братом и за форму, и за содержание, ощущая благотворность одних и губительность других… Боремся со всею страстью, на которую каждый из нас способен. Проханов способен на такие страсть, мужество, стойкость и целеустремлённость, которые сродни подвижничеству.

Советский Союз — "Красная империя", как его метафорически называет Александр Андреевич, — был величайшей драгоценностью всей мировой цивилизации. Об этом надо помнить, это понимать и не только сохранять в душе чувства, но и опираться на это знание, как на фундамент в своей системе ценностей. Советский Союз погиб, но Проханов напоминает: "Нельзя сказать, что Советская эра уходила спокойно, что не было сопротивления. Это не так!". Сам Проханов и многие тысячи граждан были и до сих пор остаются теми, кто боролся, сопротивлялся, отстаивал эти ценности. Очагами сопротивления были и газета "Завтра", возникшая вместо закрытого гауляйтерами новой власти "Дня", и Союз писателей России. Мы пережили страшные годы, когда государства фактически не было, когда страной правила банда мародёров — ненасытных, алчных, циничных. А за пределами страны (да и внутри неё) началась вакханалия "полного доминирования" Америки — хозяина мира. И некому было встать на защиту добра, ибо государство Российское было мертво!

О том, как в кажущемся мёртвым государстве вдруг проклёвываются ростки живого, как ровная линия уже остановившегося сердца на мониторе вдруг начинает заново вздрагивать, Проханов теми или иными словами говорит в каждой серии фильма. Он с прозорливостью провидца улавливает эти импульсы живого и указывает нам на них, давая сперва надежду, а потом и уверенность в том, что мы выжили и можем вновь развиваться.

Первым таким всплеском, признаком не до конца убитого государства Проханов называет знаменитый бросок в Приштине, когда всеми оболганная, разбомбленная Югославия погибала, а её главная надежда, "русские братья" — тоже предали, поскольку их мародёрское правительство от суверенной государственной воли отказалось. И вдруг, среди этого кошмара предательства и позора, как последняя вспышка угасающего уголька — марш-бросок в Приштину, захват аэродрома Слатина! Что это было? "Первый толчок нового сердца только что народившегося младенца", то есть будущего возрождения России, — вот что увидел в этом Проханов. Важно и нам научиться такому видению, умению распознавать сигналы, всплески жизни, зародыши добра и света в царстве тьмы и зла. Дважды в пяти сериях фильма Проханов цитирует строки Мандельштама: "Век мой, зверь мой, кто сумеет заглянуть в твои зрачки и своею кровью склеит двух столетий позвонки?". Да, именно так говорит и ощущает мир тот метафорический, метафизический орган ощупывания реальности, который есть у поэтов. Мандельштам ощущал "разрыв позвоночника" на рубеже ХIХ-го и ХХ-го веков, Проханов различает то же самое в наш век, на переходе из века ХХ-го в век ХХI-й. Я возьму на себя смелость продолжить цитату: "Чтобы вырвать век из плена, чтобы новый мир начать, узловатых дней колена нужно флейтою связать". Мандельштам написал эти строки в 1922 году, когда голос флейты за грохотом, скрежетом и стонами Гражданской войны ещё слышен не был. Его услышат потомки, его сегодня слышит Проханов, сбирая вокруг себя всех, кто любит Россию, любит её целиком, во всей полноте трагической и славной истории. А полнота предполагает в том числе и примирение прежде враждовавших "красных" и "белых", примирение "в Духе".


Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №1, 10 января 2018 года
berlin
jewsejka
Президент Путин и хирург Пирогов

Смертельная опухоль сжирает Россию. Ещё недавно эта опухоль не была столь заметна. Пряталась, таилась в глубинах социальной ткани. И вдруг выпучилась на поверхность во всей своей ужасной слизистой черноте, синих и кровавых прожилках. Глянцевитая, пульсирующая, растущая на глазах, эта опухоль ненасытна, сжирает всё, требует новой и новой пищи. Родится космодром — его сжирает опухоль. Откроют месторождение нефти — и его сжирает опухоль. Построят ледокольный флот — его тоже сжирает опухоль. Она сжирает театры, университеты, храмы. Пьёт соки России, превращает её в страну-дистрофика. Русское бездорожье, смертность, безбрежное пьянство, отчаяние — всё — порождение этой страшной опухоли, которая съедает живую ткань России, впрыскивая в неё смертельные яды.

Странные человекоподобные существа, которые недавно казались людьми, создавали партии, корпорации, учили нас экономике, политике, призывали к реформам образования и госуправления, эти недавние люди превратились в безумных чудищ, членистоногих, пауков, несущих России смерть. Их богатства растут, а богатства России тают. Они исполнены жизненных сил, а силы России чахнут. Их величие возрастает, а величие России меркнет. Произошло невиданное в истории святотатство: весь двадцатый красный век Россия надрывалась — строила заводы и верхи, пахала поля, возводила города среди мерзлоты и песков. Стахановцы падали от усталости в забоях. Солдаты миллионами гибли на фронтах, не давая врагу завладеть народными богатствами. Сонмы героев и мучеников создавали великую цивилизацию, бессмертные ценности, возвышенную культуру. И всё это досталось малой горстке злодеев, которые сжевали весь русский двадцатый век. Завладели "Норильским никелем", который строили несчастные зэки. Присвоили Ангарскую ГЭС, которую возводили комсомольцы-энтузиасты. Стали собственниками полей Кубани и Ставрополья, где когда-то цвели колхозы-миллионеры. Овладели металлургическими гигантами Липецка. И вся советская Россия оказалась огромным трудовым лагерем, где работали миллионы шахтёров, хлеборобов, академиков, а потом их труд был бессовестно отчуждён и присвоен горсткой самых плохих, безнравственных и никчёмных людей, которые существовали где-то под спудом, таились, мимикрировали. А когда настал час русской беды, вылезли из своих щелей и дыр и захватили изнурённую красную родину.

Теперь эта малая горстка жутким таинственным образом явилась из толщи великого народа, чтобы царствовать, повелевать. Она рассматривает Россию, этот непомерный континент между трёх океанов, как свою добычу. Эта горстка купила себе золотые виллы в предместьях Лондона и на Лазурном берегу, увезла свои капиталы из России и вложила их в мировые банки. Подключила к русским богатствам присоски, которые сосут и сосут русские нефть и газ, русскую кровь и силу. Эти твари безнаказны. Их защищают армия и полиция, их защищают суды и законы. Они ненавидят народ, который обобрали и который их ненавидит. Они ненавидят классическую русскую культуру, которая является для них страшной укоризной и приговором. Ибо русская культура и русская мысль мечтали о справедливой стране, братских отношениях между людьми, о чуде земного устройства. Об этом писали Пушкин, Достоевский, Толстой. Об этом пел восхитительный Серебряный век. Об этом говорила вся замотанная в кровавые бинты великая советская культура. И это новое чёрное племя, не имеющее ни национальности, ни места рождения, вопреки великой культуре, попирая её, попирает вселенский закон, по которому устроен мир, устроено человечество.

Этим племенем не управляет российская власть. Им не управляет президент, не управляют Дума и Совет Федерации. Это племя находится под властью другой цивилизации, других разведок, других экономических и магических центров. И те центры двинули это племя на Кремль. Эти твари зашевелились, они объявили войну государству, войну президенту России. Они перевели на Запад свои деньги, перевели свои конторы и офисы, и там, за пределами России, в их умах созревают модели и схемы, согласно которым из России изымаются сердце и печень.

Американцы готовят сногсшибательный доклад, где расскажут миру о чёрных делах российских олигархов и бесноватых чиновников. Поведают о счетах и чёрных коррупционных схемах. Покажут грибницы коррупции, которые пронизывают российские околотки и российское правительство.

И чёрное племя трепещет. Сдаёт иностранным разведкам секреты кремлёвской политики. Они предают друг друга, стараясь заслужить милосердие у жестоких правителей в Европе и Америке, которые отнимут у них неправедно нажитое состояние — состояние, принадлежавшее России.

В этой опухоли кроется русская смерть. В этой опухоли причины всех наших бед и неустройств. С этой опухолью у России нет будущего, ибо Россия, превращённая в опухоль, противоречит законам мироздания, законам ноосферы, законам Христа.

Батюшка Филофей, спаси Россию, надоумь президента, освети его ум, прочитай над ним очистительную молитву, укажи на эту чёрную опухоль, где таится русская революция, русская бойня, русская страшная боль и его, президента, погибель. Научи его тайной науке русских государей и вождей, которые в разные времена расправлялись с этой разбухающей в недрах России нечистью. Вырезали больную опухоль отточенным скальпелем, как это делал великий хирург Пирогов. Открывали путь для роста и процветания.

Батюшка Филофей, в эти рождественские праздники молись за нас и за Третий Рим, за нашу ненаглядную Россию!

Александр Проханов // "Завтра", №1, 10 января 2018 года
berlin
jewsejka
С Ахмадинежадом всё в порядке

Александр Андреевич, в медиа-пространстве появляются сообщения о том, что экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад якобы поддержал протестные выступления граждан этого государства, за что был подвергнут аресту. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

[Александр Проханов:]

— Я только что связался с ближайшим окружением Ахмадинежада, моего близкого друга, которого я почитаю и считаю одним из величайших людей современности, и выяснил этот вопрос. Никакого ареста не было, и о нём даже речи идти не могло. Действительно, Ахмадинежад путешествовал в последнее время по стране, бывал в Бушере, был в Ширазе, где его встречали восторженные толпы поклонников. Но во время своих выступлений он не призывал ни к бунту, ни к восстанию, напротив — призывал поддержать Исламскую революцию, исламские ценности государства, которому он, Ахмадинежад, служил верой и правдой долгие годы. На его свободу, на его перемещение никто никогда не посягал, и утверждение, что он агитировал против духовного лидера и возглавил эти смутные процессы, — либо глупость, либо провокация.

Слухи появились в результате публикации в одной из малозначительных арабских газет, которая издаётся на английские деньги. И эта публикация мгновенно облетела все мировые СМИ, в том числе и российские. Кому это нужно? Я думаю, что это нужно всё тем же прозападным силам, которые стремятся дестабилизировать ситуацию в Иране и представить недавние события там как глубинный раскол в иранском обществе, задействовав для этого авторитет такого видного, сильного и абсолютно правоверного политического деятеля Ирана, как Махмуд Ахмадинежад, который — ещё раз заверяю наших читателей в этом — не имеет к протестам никакого отношения, жив, здоров, свободен и передаёт всем своим друзьям и почитателям в России искренние приветствия.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 24", 5 января 2018 года
berlin
jewsejka


Страсти по государству (пятая серия)

По российскому государству наносятся удары: взрывы в петербургском метро, коррупционные скандалы, демонизация страны и ее руководителей. О тяжелых испытаниях, выпавших на долю великой страны - в документальном фильме Александра Проханова "Страсти по государству".

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 24", 4 января 2018 года
berlin
jewsejka


Страсти по государству (четвёртая серия)

По российскому государству наносятся удары: взрывы в петербургском метро, коррупционные скандалы, демонизация страны и ее руководителей. О тяжелых испытаниях, выпавших на долю великой страны - в документальном фильме Александра Проханова "Страсти по государству".

?

Log in

No account? Create an account