апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Беседа Александра Проханова с Махмутом Гареев // "Завтра", №25, 22 июня 2017 года
berlin
jewsejka
«Помни войну!»

Беседуют главный редактор "Завтра" Александр Проханов и президент Академии военных наук, генерал армии Махмут Гареев.

[Александр Проханов:]
— Махмут Ахметович, огромная жизнь прожита — ваша огромная и моя немалая. О чём вы думаете? Что в вашей душе происходит, когда за спиною столько великого, столько ужасного, столько загадочного? О чём вы в основном сейчас заботитесь?

[Махмут Гареев:]
— Александр Андреевич, у нас при советской власти были, конечно, свои недостатки, несовершенства, это мы все знали и нередко критиковали. Мы с вами как-то в Архангельском сидели, говорили, что совершенно не укладывается в голове, как столько людей не удержались в ту пору хоть за какой-нибудь край Советского Союза, как мы потеряли такое государство?! Всё сдали. И вот больше всего задумываешься о том, почему некоторые люди оказались способны предать то, за что веками, во все времена сражалась Россия, не только советская Россия: за правду, за идейность нашей страны? Я каждый день об этом думаю. И внятного ответа не могу найти. Столько предательства! Столько людей, стоявших на таких должностях, где одного шага было достаточно, чтобы пресечь это, но ничего не было сделано! Об этом приходится жалеть и думать: как снова не натворить таких ошибок.

[Александр Проханов:]
— Я тоже об этом думаю постоянно. Потому что считаю себя до мозга костей советским человеком, и сегодняшняя Россия мне родина, но моя родина и Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и Эстония. А меня всё время заставляют думать, что моя родина — только сегодняшняя Россия. Я гадаю, исследую и до конца не могу найти этому объяснения, потому что на уровне, мне кажется, социальном, политическом или экономическом полного ответа здесь не найти. В этом есть какая-то мистическая загадка. Потому что СССР создавался как что-то невероятное в истории человечества, не поддающееся аналогии. И уход его — это уход некого чуда, которое появилось и исчезло.

[Махмут Гареев:]
— И что ещё удивляет: много людей, которые в ЦК работали, в других высших органах, сегодня странным образом перестроились. Но неужели у них тогда не было ничего истинного? Всё продали. Даже слово "продали" не подходит, потому что отдали задарма.

НАТО создаёт группировку, расширяет её, включает страны Прибалтики, Польшу, Украину и натравливает против России. И разве могли мы в 1990-м году даже представить себе, что дадут Варшавскому договору рассыпаться, что сдадутся врагу ни за что ни про что?! И сейчас чего возмущаться по поводу того, что они пришли в Литву, в Эстонию, в Белоруссии корни пускают… До сих пор не могу понять, как это всё произошло. Поэтому события, о которых вы говорите, нуждаются в том, чтобы их проанализировать. В том числе проанализировать, оценить их должна и ваша газета, которая пользуется большой популярностью как одна из честнейших газет нашего времени.

Каждый из нас имеет какое-то отношение к тому, что упустили ситуацию. Это относится и ко мне, хотя я в начале 90-х годов находился в Афганистане. Что-то можно было сделать, наверное... Мы живём рядом с Ахромеевым, и после возвращения из Афганистана, вечером прогуливались, я ему говорил о несовершенстве нашей пропагандистской, информационной, дипломатической работы. Ахромеев даже тогда не хотел признавать никаких недостатков, которые были в Советском Союзе. Он всё оправдывал. Он был человек на редкость совестливый, честный, и, собственно, с этим связана его гибель. Даже в разговорах между собой, между людьми, которые доверяли друг другу, он продолжал настаивать, что всё правильно делается, отдельные недостатки уйдут, а главное никуда у нас не денется... До конца верил в это.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №25, 22 июня 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".

Демиург

В Парке культуры и отдыха на набережной стояла беседка с колоннами. Впрочем, и теперь стоит. Днём в этой беседке встречались влюблённые. Старики играли в шашки. Одинокие мечтатели пили баночное пиво, любуясь водами Москвы-реки. Эта беседка была достопримечательностью Парка культуры, её изображали на открытках. Но всё это было днём. Ночью, когда Парк культуры закрывался и пустел, беседка превращалась в центр управления миром. В этой беседке появлялся демиург — Алексей Алексеевич Венедиктов, который выдавал себя за главного редактора радиостанции "Эхос Мундис". Он, живя в России, находился в тесной связи с мировым правительством и получал от него установки, в какую сторону двигаться миру.

Мир управлялся с помощью танцев, которые исполняли в беседке ведущие радиостанции "Эхос Мундис". Во время танцев возникали особые вибрации, на которые демиург Алексей Алексеевич Венедиктов накладывал свою волю, и эта воля двигала мир в угодном мировому правительству направлении. Когда Ольга Бычкова и Ольга Журавлёва, обнявшись, начинали кружиться в стремительном вальсе, Алексей Алексеевич Венедиктов издалека дул на них, в результате чего киевские войска начинали своё наступление на Донбасс. Нателла Болтянская и Оксана Чиж, как наиболее подвижные сотрудницы радиостанции "Эхос Мундис", принимались танцевать степ, отбивали в беседке чечётку. Эти ритмы кодировались волей демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова, и страны ОПЕК увеличивали добычу нефти — цена на нефть падала на 5-6 долларов. Когда обнажённая Майя Пешкова, гремя кастаньетами, отплясывала страстный танец тарантелла, источая загадочное свечение, этой лучистой энергией, исходящей от Майи Пешковой, овладевал демиург Алексей Алексеевич Венедиктов и встраивал свою волю в ход мировой истории. В результате случались террористические акты в Англии, Франции, Испании, и в Европе начинали таять либеральные ценности. Ксения Ларина, которая когда-то работала в стриптиз-клубе, начинала змеёй извиваться вокруг шеста, издавая при этом жаркий шипящий звук. И когда она в танце избавлялась от последней, ничего не значащей части своего туалета, и москвичи с другого берега Москвы-реки, разглядывая её в театральные бинокли и лорнеты, аплодировали, — натовские танки начинали двигаться по странам Балтии, приближаясь к границам России. Когда Евгения Марковна Альбац, побывавшая в плену у арабских шейхов, принималась исполнять танец живота, беседка начинала покачиваться, а по Москва-реке бежали волны, словно по ней прошла тяжёлая, гружённая щебнем баржа.

Демиург Алексей Алексеевич Венедиктов, стоя в некотором отдалении от беседки, начинал своим животом воспроизводить круговые движения живота Евгении Марковны Альбац. И тогда американские авианосцы приближались к побережью Северной Кореи, грозя развязать ядерную войну. Таким образом, мир менял свои очертания, начинал двигаться в ином направлении. История подчиняется воле мирового правительства, а демиург Алексей Алексеевич Венедиктов переходил от одной степени просвещения к другой, получая от мирового правительства награды — такие, как Орден Луны, Склеп (скелет) Адама, Орден лучистой тьмы, Орден шестиконечного молота.

Утром, когда открывался Парк культуры и отдыха, приходил служитель и видел на полу беседки оставленные кем-то дамские трусики или тюбик с кремом. Служитель ворчал на распущенную молодёжь, не догадываясь, что эти трусики принадлежат Ксении Лариной, которая змеёй извивалась вокруг шеста, стремясь движением бёдер вызвать политический кризис в североафриканской стране Судан. Этот наивный служитель не знал, что через беседку проходят силовые линии мира, и эта незамысловатая ампирная беседка является сакральным местом России. Именно к ней, к этой беседке, стараясь ею завладеть, стремились танки группы "Центр", уже почти достигнув окраин Москвы. На этих силовых линиях мира, как на струнах, играл демиург Алексей Алексеевич Венедиктов. Он чувствовал себя великим композитором, который сочиняет симфонию мироздания.

Однако с некоторых пор в этой мировой симфонии начали звучать фальшивые ноты. Происходили странные сбои, когда воля демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова, наложенная на вибрации, производимые танцами, вызывала непредвиденный, непредсказуемый результат. То есть мировая история хоть и меняла своё направление, но в совершенно иную сторону. Так, например, Ольга Бычкова и Ольга Журавлёва с упоением танцевали вальс-бостон, и демиург Алексей Алексеевич Венедиктов, в глубине души шалун и женский угодник, старался щекотать пятки танцующим женщинам, полагая, что тем самым вызовет военно-морские учения кораблей НАТО у берегов России… но вместо этого Эстония объявила о своём добровольном вхождении в состав России, что привело к кризису в мировом правительстве. Или когда Нателла Болтянская и Наргиз Асадова отплясывали чечётку, да так, что их подошвы перелетали Москву-реку и ударялись о стены Министерства обороны, что должно было вызывать резкое сокращение военного бюджета России, — вместо этого к власти во Франции пришла Марин Ле Пен, Франция вышла из НАТО, а Центр Помпиду в Париже был переименован в Центр Миклухо-Маклая, русского исследователя, от которого получил своё начало род Ле Пен.

Когда Евгения Марковна Альбац по обыкновению натёрла свой живот кремом из тюбика, подобного тому, что подбирал растерянный служитель с пола в беседке, когда она стала танцевать танец живота, породившего сейсмические волны, на которых, как при сёрфинге, перемещался демиург Алексей Алексеевич Венедиктов, думая, что вот-вот начнутся израильские бомбардировки Сектора Газа, — вместо этого китайский Шёлковый путь был продлён до Манхеттена, и пугающая мир китаизация человечества получила своё дальнейшее развитие. А каково же было разочарование демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова, когда он направил к шесту гибкую, как кобра, шипящую Ксению Ларину, та принялась сбрасывать с себя мешавшие танцу отдельные части своего туалеты и кидать их в Москву-реку. Последним был сброшен парик. Он плыл по Москве-реке, и обитатели Новоспасского монастыря, увидев на воде этот парик, решили, что это женщина, бегущая по волнам. И появилось сказание о чудесном явлении парика на Москве-реке.

По замыслу демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова, танец у шеста Ксении Лариной должен был увеличить богатство Алишера Усманова, и без того не малое. Но вместо этого резко увеличилось поголовье белых медведей, о чём сообщили русские десантники, высадившиеся у Северного Полюса. Демиург Алексей Алексеевич Венедиктов был обескуражен. Он искал причину сбоев, понимая, что эта причина коренится в метафизических глубинах мира, и не ошибся. Оказывается, толстопузый писатель Проханов, незаметно прокравшись в Парк культуры, зарыл у основания беседки мёртвого ворона, скончавшегося от обилия перенесённых скорбей. Этот грозный ворон летал над Москвой ещё во времена Ивана IV Грозного и выклёвывал глаза у отрубленных голов, принадлежавших именитым боярам. Эти головы грозный царь насаживал на острые колья, врытые в землю в районе Оружейной слободы. Мёртвый ворон, зарытый у основания беседки, и после смерти обладал магической силой и мешал демиургу Алексею Алексеевичу Венедиктову управлять историей. Начались нарекания мирового правительства, которое обвиняло демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова в некомпетентности и грозило отстранить его от дел.

Оккультные знания, которыми в совершенстве владел демиург Алексей Алексеевич Венедиктов, ещё раз подтвердили, что ворона под беседку подложил толстопузый писатель Проханов, который уже не раз своими произведениями срывал планы мирового правительства. Демиург Алексей Алексеевич Венедиктов стал уговаривать писателя Проханова убрать из-под беседки чёрного ворона добром и не доводить дело до крупного конфликта. Писатель Проханов наотрез отказался убирать ворона. Тогда демиург Алексей Алексеевич Венедиктов вызвал толстопузого писателя Проханова на мистический поединок. Поединок проходил ночью в помещении обсерватории, когда купол планетария был открыт и звёзды освещали арену. Алексей Алексеевич Венедиктов считал, что в эту ночь звёзды складываются в его пользу. Поединок состоял в том, чтобы каждый из участников наносил другому метафизические удары, от которых противник в конце концов изнемог бы и признал своё поражение. Если проиграет писатель Проханов, он должен будет убрать из-под беседки чёрного ворона. Если проиграет Алексей Алексеевич Венедиктов, он должен незамедлительно распустить свой танцевальный коллектив и навсегда покинуть беседку.

Демиург Алексей Алексеевич Венедиктов перед началом поединка выпил волшебный стакан виски, который налили ему его друзья-лимоновцы. А писатель Проханов ничего не выпил, и поэтому стартовые условия поединка оказались неравными.

Первым удар чудовищной силы нанёс Алексей Алексеевич Венедиктов. Он утверждал, что глазное яблоко мухи и созвездие Орион — суть явления одного порядка и их различия столь незначительны, что описываются дифференциальным уравнением Лагранжа. Писатель Проханов парировал этот смертоносный удар и заявил, что тот, кто часто употребляет виски, становится невыносим для клещей, которые впиваются в его тело. Клещи, как и тот, в кого они впиваются, пьянеют. А пьяный клещ никому не любезен. Тогда демиург Алексей Алексеевич Венедиктов нанёс сопернику колющий удар. Он сказал, что число зубцов на Кремлёвской стене с годами уменьшается, потому что страшные бородатые мужики из газеты "Завтра" похищают эти зубцы и складывают из них в деревнях русские печки, что сообщает печам державную мощь. И всякий, кто возляжет греться на такую печь, становится преемником. Магический удар демиурга Алексея Алексеевича Венедиктова не причинил вреда писателю Проханову, потому что тот сумел его ловко отразить, нанеся противнику ответный сокрушительный удар. Он ответил, что турки носят обувь с загнутыми кверху носами, и это вызвано кривизной земли. Носы у арабов слегка опущены книзу, чтобы им легче было садиться в скоростные поезда и не цепляться носами за пневматические двери.

Демиург Алексей Алексеевич Венедиктов неохотно признал своё поражение и был вынужден увести свой танцевальный коллектив из Парка культуры. Ведущие радиостанции "Эхос Мундис" удалялись от Парка культуры по Садовому кольцу, и каждый танцевал свой танец. Все они так отплясывали, что снесли почти всю плитку, уложенную на Садовом кольце мэром Собяниным. Ксения Ларина прихватила из беседки свой заповедный шест. Её стали называть "девушка с шестом". Удаляясь из парка культуры, она продолжала танцевать и тихонько шипеть, восторженные москвичи кричали ей: "А трусы-то? Трусы!".

Евгения Марковна Альбац танцевала прощальный танец живота. Она натёрла свой живот кремом до такого блеска, что это слепило водителей, и все попадали в ДТП. Попавшие в ДТП водители не требовали с Евгении Марковны возмещения ущерба, а напротив, сами жертвовали ей деньги на крем. Таким образом, танцовщицы удалились из Москвы, пересекли МКАД, и последний раз видели их на Новой Риге, в окрестностях Истры. Их следы уводили на дно Истринского водохранилища.

Чёрный ворон, лежавший в основании беседки, оказался живым. В действительности он бы ясным соколом. Ясный сокол уселся на плечо писателя Проханова и чистил свои ясные перья. И в этот момент все узнали, что Латвия, Литва вслед за Эстонией объявили о своём добровольном вхождении в Россию. По этому поводу в Парке культуры и отдыха состоялся большой праздник. Бородатые мужики из газеты "Завтра" показывали забавные фокусы. Они проглатывали стаканы, ходили на руках, и на голове одного из мужиков был замечен парик Ксении Лариной. Праздник состоялся под девизом "Народы Прибалтики вернулись в родную гавань". В беседке состоялся концерт Кубанского казачьего хора. Руководитель хора Захарченко и писатель Проханов выпили по рюмке самогона и, обнявшись, спели песню "Распрягайте, хлопцы, коней!.."

Александр Проханов // "Завтра", №25, 22 июня 2017 года
berlin
jewsejka
Татарстан — евразийское чудо

Изборский клуб побывал в Казани, где открыл своё отделение. Мы проводили круглые столы, на которых собиралась казанская элита: учёные, политики, православное и мусульманское духовенство. Встречались с президентом Татарстана Рустамом Нургалиевичем Миннихановым, обсуждали таинственную в своей глубине, явленную во всём своём цветущем многообразии волжскую цивилизацию — чудо евразийских пространств, в которой воплощалась сущность многонационального государства Российского.

Во все века своей имперской истории Россия умела создать симфонию пространств, народов, верований, языков. Волга, мистическая река евразийского времени, река-богиня собрала на своих берегах удивительные народы: славян, тюрков, угро-финнов, окропила их своей священной водой, сочетала в нерасторжимое единство. Русские, чуваши, татары, марийцы, башкиры пришли на водопой к этой великой реке, поставили на берегах мечети и православные храмы, возвели города и плотины, показали уникальный пример союза народов, явившихся, казалось, из разных уголков Вселенной, и здесь, на берегах священной реки, нашедших свою восхитительную обитель. Смотришь на Волгу — и кажется, что это река без устья и без истока, истекающая из небес и в небеса утекающая.

Народы на этой бесконечной реке творили на протяжении веков свою историю. В Костроме рождалась династия Романовых, начиналось новое русское царство. Когда пресеклись Рюриковичи, кончилась их династия, и началась великая смута, из Нижнего Новгорода потекло ополчение Минина и Пожарского спасать государство. И в этом ополчении двигались русские, татары, башкиры. Они шли защищать свою общую поруганную родину.

В Симбирске, ныне Ульяновске, появились на свет два человека, бурей ворвавшихся в русскую историю: Керенский, положивший в феврале 1917 года конец романовской империи. И Ульянов-Ленин, создавший невиданное советское государство.

В Сталинграде произошла сакральная битва, где в предельно беспощадном ударе сошлись силы ада, вторгшиеся сюда вместе с армией Паулюса. И силы русского поднебесного рая, одолевшие ад. Здесь, на волжских берегах, создавались грандиозные творения, сочинялась великая музыка, строились фантастические корабли и подводные лодки, поднимались в небо невиданной красоты самолёты. Этой волжской цивилизации были посвящены наши изборские раздумья и наши духовные поиски.

Загадкой является судьба иконы Казанской Божией матери, которая была обретена здесь, в Казани, в период её покорения Грозным, в дни кровавой кромешной вражды между московским царём и казанским ханом. Страшная сеча, подкоп, разметавший в огненном взрыве стены казанской крепости. Русские стрельцы, конница, устремившаяся в пролом. Кровь, лязг мечей, сеча, слёзы... И после всего побеждённые царём Иваном татары избегли истребления, не познали горькой участи покорённого народа, а сразу же по приказу умного царя были включены в поток русской государственности. Татарские мурзы и татарские ханы были приближены к царскому двору, получили должности, земли, были поставлены во главе полков. А в момент, когда зашаталась Москва, ополчение с Казанской Божьей матерью пошло избавлять столицу. Икона собрала под свою хоругвь татар, мордву, чувашей. И она, Казанская, стала общерусской святыней. С ней победили Наполеона, и татарская конница первой ворвалась на улицы Парижа. Она же, Казанская, во время страшных боёв побывала в Сталинграде. Её обносили вокруг Москвы. И теперь она, православная, молится за всех, кто живёт в пределах государства Российского: за мусульман, за язычников, за неверующих. Молится за татар и за русских. Икона Казанской Божьей матери, как священный ковчег, проплыла по всей Волге.

Владыка Феофан, митрополит Казанский и Татарстанский, принимал нас в храме, где находится эта чудотворная икона. Водил по огромному дивному собору, который строится благодаря радениям и усилиям знаменитого государственника Минтимера Шаймиева.

Мы, изборяне, путешествуя по Татарстану, наблюдали, как воплощается в жизнь знаменитая путинская программа "алтари и оборонные заводы". Алтари и их молитвенники заслоняют Россию от невидимых тёмных сил, не пуская их сквозь божественный защитный покров. Оборонные заводы строят оружие, заслоняющее от врагов российские земные пределы.

Удивителен городок Свияжск, что в шестидесяти километрах от Казани. Это оплот, построенный царём Иваном Грозным, где копилось перед штурмом русское войско, сюда завозили продовольствие и боеприпасы. Здесь для боя собирались стрельцы и пушкари, инженеры военного дела, прорывшие под стены Казани невиданной длины подкоп, набившие его порохом и взорвавшие. Царь Грозный перед началом похода послал мужиков с топорами в леса под Углич — и те валили сосны, рубили из них город с крепостными башнями, стенами и деревянной церковью. Построенный город разобрали на части, пометили каждое бревно и сплавили по Волге в окрестность Казани. Здесь вновь в одночасье собрали его, и оттуда повели наступление. С годами Свияжск был украшен великолепными храмами, монастырями, чудесными обителями. После революции они были осквернены и поруганы. Там находилась тюрьма НКВД, а потом сумасшедший дом, где содержались объявленные безумцами диссиденты. Здесь в 1918 году приехавший Троцкий воздвиг памятник Иуде, называя его первым революционером.

Теперь эти руины, залитые слезами и кровью, вновь возвращают себе образ чудесных обителей. Иные ещё в строительных лесах, другие сияют во всей своей первозданной красе. В одном из храмов среди строительных лесов и облупленных стен мы увидели дивную фреску, где изображён прижизненный портрет царя Ивана Васильевича Грозного.

В Казани побывали мы на авиационном заводе, великом и могучем в советские годы, создававшем невиданные боевые машины, а потом погубленном, разрушенном до такой степени, что его директор не вынес страшного погрома, учинённого либералами в «святые девяностые», и застрелился. Теперь на этом заводе восстанавливаются разорённые прежде производственные линии и цеха. В этих цехах модернизируются грандиозные бомбардировщики дальнего действия, стратегические бомбовозы, именуемые в народе "белыми лебедями" и "медведями", и один медведь назван в честь Изборского клуба. Эти великолепные белоснежные машины, уникальные цеха воссозданы молодыми инженерами и рабочими, ими возрождены великие советские технологии и созданы новые.

Могучие белоснежные самолёты и свияжские храмы, удивительной красоты и силы мечети, воздвигнутые в Булгаре, древней столице, — всё это вдохновляет, заставляет верить, что мы одолеем все нынешние трудности и напасти. Государство Российское, стремящееся ввысь своими крестами и минаретами, и сберегаемое волей духовенства, военных, политиков, продолжит своё восхождение в потоках русского времени, окропляемого волнами священной Волги.

Александр Проханов // "Завтра", №24, 15 июня 2017 года
berlin
jewsejka
Вихри русской мечты

Русский народ – мечтатель. Вся история русского народа – это история его мечты. История русских тяжела, непосильна, порой ужасна, но и прекрасна, потому что это – история мечты. В ней среди непочатых трудов и тяжёлых нашествий, непосильного гнёта, среди бездорожья, сиротливых деревень, закопчённых заводов, среди полосатых шлагбаумов и запретных зон сияет мечта – мечта огрядущем царстве, гденет насилия, нет болезней и печалей. Где люди живут, как цветы цветут. Где человек человеку брат, но не только человеку, но и зверю лесному, и птице небесной, и цветку, и звезде. Где всё соткано из любви и блаженства, где нет смерти.

Русская мечта – вселенская. Чтобы её обрести, русский человек шёл за горизонт, создал невиданное государство из двенадцати часовых поясов. За этой мечтой он шёл туда, где, казалось, нет жизни,– в сверкание полярных льдов, в горючий огонь пустынь. Соединил хлад и жар, восток и запад, великие реки с великими океанами. Там, где кончается Россия, начинается Царствие Небесное. Эта граница отмечена не пограничными столбами, а иконами. И среди них самая великая и цветущая – икона чудотворной Победы.Среди всех неурядиц сегодняшнего дня, среди распрей, бурлящей злобы, бессмысленных пререканий сияет впереди бриллиантовая звезда русской мечты, звезда пленительного русского счастья.

Я только что побывал в Орле. Город драгоценный для русского сердца. Из каждого просёлка, из каждой дубравы, с каждого монастырского креста, от каждого восхитительного лица веет красотой, добротой, волшебнымвзором в будущее.

Губернатор Орла Вадим Потомский открыл в посёлке Вятский Посад грандиозный православный комплекс. Дивный храм Сретения Господня, православная гимназия, школа ремёсел, спортивная площадка, детский городок. Благодать для детей, потерявших кров и родителей. Храм освящал старец Илий, духовник патриарха.

На освящение собора съехались все сословия: местное воинство, офицеры орловского гарнизона, духовенство ближних и дальних приходов, купечество, эти успешные предприниматели, многие из тех, кто в девяностые носил толстенные золотые цепи, а потом перековал их на золотые церковные купола. Властные городские мужи, профессора, краеведы и множество орловскоголюда, мужчин и женщин, которые в своих разноцветных платочках напоминали цветы, возросшие вокруг храма.

На освящение храма прилетели на вертолётах сильные мира сего. Здесь были глава могущественной госкорпорации Ростех Сергей Чемезов, газовый император, председатель правления Газпрома Алексей Миллер, министр здравоохранения Вероника Скворцова, заместитель полпреда в ЦФО Николай Овсиенко, депутат Государственной думы Николай Ковалёв и сам губернатор Потомский – один из самых ярких и неординарных губернаторов современной России, окружённый наветами либералов за то, что поставил в центре Орла памятник великому русскому царю Ивану Васильевичу Грозному. Здесь, в храме, забылись все распри, все сословные неравенства, все мучительные перекосы сегодняшнего российского общества. Здесь царил мир, здесь молились и верили.

Среди именитых, облечённых властью персон, среди длиннобородых священников, среди лётчиков и офицеров, иные из которых уже полетали в сирийском небе, я увидел дорогое лицо моего друга Александра Залдостанова, Хирурга, предводителя неистовых байкеров, вожака «Ночных волков». Он был в своём обычном доспехе, увешанном металлическими бляхами и цепями, и казалось, будто он только что слез с мотоцикла. Едва завершится служба, он снова прыгнет в седло и умчится. Быть может, в Польшу, в Германию, неся благую весть о великой Победе. Или в Севастополь, где в грохоте мегафонов, в сверкании лазеров учинит своё очередное великолепное байк-шоу, напоминающее магическое действие. Этим действием он выкликает желанное русское будущее. Хирург – человек моторов, человек скоростей, человек яростного горения. Горит и сверкает сам и зажигает всё вокруг себя – то, что уснуло, дремало, впало в печаль и уныние. Хирург – человек русской мечты. Очередное байк-шоу, которое он затевает провести в августе в Севастополе, называется «Русский реактор». Это не спорт, не цирк, не парад каскадёров, хотя всё это есть в магическом действии. В нём присутствуют живыепаровозы, летающие самолёты, грохочущие танки, бессчётное количество мотоциклистов, которые улетают в небо, как космонавты, не приземляясь, носятся по орбите, маня за собою в небеса сотни тысяч зрителей, явившихся на шоу мечтателей.

Да, в России худые дороги. Но они превратятся в автострады. Да, в России мало мостов. Но мост, который тянется в Крым через Керченский пролив, ведёт не просто в Крым – он ведёт в русское будущее, ведёт в Царствие Небесное, в пространство русской мечты. Да, у нас дурные чиновники, вороватые управленцы. Русская мечта пройдётся по ним с метлой. В 1991-м у нас хотели отнять мечту. Мы жили с отсечёнными крыльями, с выколотыми глазами, с топором в спине. Сегодня у нас открылись очи, выросли крылья, со стоном, поводя могучими плечами, мы выдавливаем топор из спины.

Россия – на сносях. Рождается русское будущее – дивный младенец, о котором пелось и рассказывалось в русских волшебных сказках, о котором мечтал старец Филофей, создавая свою теорию Москва – Третий Рим. Об этом чудесном рождении грезили Толстой, Достоевский, Шолохов, его предрекали русские космисты и пронесли сквозь кровавую бойню русские большевики, протащили на своих окровавленных спинах солдаты и генералы великой войны. Это мечта, которая полыхнула на куполе Рейхстага алым знаменем, а потом унеслась в космос, облачённая в плоть великого русского праведника Юрия Гагарина. Пусть партия власти станет партией русской мечты. Пусть президент России станет президентом русской мечты.

Американская мечта – это град на холме. Это крепость, вознесённая на вершину горы, откуда под обстрелом держит все другие города и селения, лежащие в долинах. Это град превосходства и гордыни, град непомерного владычества.

Русская мечта – это храм на холме. Мы ставим свой храм на вершину горы, чтобы быть ближе к небесам, ближе к Богу. Наша мечта – о счастье и праведности всех русских, всех татар и якутов, всего драгоценного Кавказа, о счастье всего измученного человечества. Русская мечта близко, рядом, она среди нас. Так думал я, глядя в синие глаза стоящей рядом со мной прекрасной женщины. Так думал я, глядя на лётчика, чьё лицо ещё сохранило загар сирийского солнца. Так думал я, глядя на старца Илию, маленького, хрупкого, но в котором пылало огромное негасимое солнце русской мечты и веры. Так думал я, глядя на Хирурга, осенявшего себя крестным знамением, и лицо его было мечтательным и одухотворённым, летящим в безоблачную русскую высь. Русская мечта – это скорость света.

Александр Проханов // "Завтра", №24, 15 июня 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".

Большая белая сущность

Станислав Александрович Белковский верил в переселение душ. Он переселялся. Он пошёл гулять в Парк культуры, увидел Девушку с веслом и в неё переселился. И стал заниматься преобразованием мира. На фонтан пришли купаться десантники. Им понравилась Девушка с веслом, и они перенесли её в свой гарнизон. Станислав Александрович Белковский вспоминал, что никогда его ещё так не лапали, как в эту ночь. И он решил преобразовать десантников. Он их превратил в ведущих радиостанции "Эхос Мундис", и десантники преобразились в Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Оксану Чиж, Нателлу Болтянскую, Наргиз Асадову, Ксению Ларину, Майю Пешкову и в Евгению Марковну Альбац. А себя самого, то есть Девушку с веслом, в которую он переселился, Станислав Александрович Белковский стал называть "большая белая сущность".

Бывшие десантники, а ныне ведущие радиостанции "Эхос Мундис", уверовали в большую белую сущность. Они просили у неё милости, и Станислав Александрович Белковский сделал их всех девственницами. Они поклонялись большой белой сущности и жили как в монастыре. Однажды в монастырь пришёл странник, девственницы приняли его и оставили на ночлег. Странник сказал им, что ему во сне явилась большая белая сущность, и он пришёл ей поклониться. Девственницы окружили странника заботой и взошли к нему на ложе. Этим странником бы Александр Глебович Невзороф. Он не любил девственниц. Когда девственниц не осталось, он стал ухаживать за Девушкой с веслом, а та веслом била его по рукам и сломала ему палец. Тогда он предложил ей свою любовь и сказал, что хочет жить с ней в честном браке, вместе они заработают много денег. Станислав Александрович Белковский чувствовал свою вину перед Александром Глебовичем Невзорофым за сломанный палец и согласился жить с ним в честном браке. Они решили отправиться в Англию, чтобы там заработать много денег. Александр Глебович Невзороф отвёз Девушку с веслом на берег моря и спустил на воду, а сам устроился у неё на плече, и она гребла. Они плыли в Англию. И все, кто с берега видел плывущую Девушку с веслом, думали, что это буровая платформа. А бывшие девственницы не могли простить обид, которые претерпели от Александра Глебовича Невзорофа. И тогда они погнались за ним вдогонку, чтобы отнять у него большую белую сущность. Они пришли к краю моря, сделали себе вёсла, сели в лодку и поплыли. Они гребли. Это называлось "рабы на галере".

Александр Глебович Невзороф и Девушка с веслом приплыли в Англию, и Девушка с веслом понравилась англичанам. Англичане поставили Девушку с веслом на Трафальгарской площади и стали называть её леди Гамильтон. Александр Глебович Невзороф и Станислав Александрович Белковский, который покинул Девушку с веслом, решили сдавать её в аренду и за это получать много денег. Англичане брали Девушку с веслом в аренду. Одни её брали на час, другие брали на всю ночь. Когда англичане оставались с Девушкой с веслом наедине, они просили её, чтобы она гребла. Девушка с веслом гребла, гребла и гребла. Двух англичан она загребла насмерть.

В это время к Англии приплыли бывшие девственницы, которые взошли на ложе к Александру Глебовичу Невзорофу, не зная, что он не любит девственниц. В Лондоне бывшие девственницы стали искать Александра Глебовича Невзорофа, чтобы отомстить ему за прелюбодеяние. Они вышли на улицы Лондона, стояли там с вёслами и ждали, когда появится Александр Глебович Невзороф. Англичане их тоже брали в аренду. Одних брали на час, других брали на ночь. Когда англичане оставались с ними наедине, то просили их, чтобы они гребли. И они гребли, гребли и тоже двух англичан загребли насмерть. Таким образом, в Лондоне случилась большая гребля. В конце концов англичане потребовали, чтобы бывшие девственницы покинули Англию. Но те не хотели. Тогда англичане попросили Александра Глебовича Невзорофа, чтобы он увёз бывших девственниц в Россию. Александр Глебович Невзороф обманным путём увёз их обратно в Россию, пообещав, что они опять станут девственницами. В это обещание поверили все, кроме Евгении Марковны Альбац. Не потому, что она не хотела бы снова стать девственницей, а потому, что не могла.

Станислав Александрович Белковский вместе с Александром Глебовичем Невзорофым вернулся в Россию и стал по-прежнему заниматься преобразованием мира. И он преобразовал бывших девственниц так, что они снова вернули себе девственность.

Мэр Москвы попросил Станислава Александровича Белковского, чтобы тот вернул Девушку с веслом в Парк культуры. Англичане не отдавали Девушку с веслом, которая стояла теперь на Трафальгарской площади и называлась леди Гамильтон. Станислав Александрович Белковский отказывался выполнить требования мэра вернуть девушку с веслом в Парк культуры, потому что её не было. Он уговорил Евгению Марковну Альбац занять место Девушки с веслом в Парке культуры у фонтана и сделал ей большое весло. В День десантника, когда десантники приходили купаться в фонтане, Станислав Александрович Белковский привозил Евгению Марковну Альбац с веслом туда, где стояли свергнутые с пьедестала коммунистические вожди. И Евгения Марковна Альбац оказывалась на одну ночь в обществе Дзержинского и Свердлова, и те просили, чтобы она гребла. Она гребла. Утром за Евгенией Марковной Альбац приходил Станислав Александрович Белковский и опять отвозил её в Парк культуры. Дзержинский и Свердлов оставались одни, и Свердлов читал Дзержинскому стихотворение Лермонтова "Ночевала тучка золотая".

Александр Проханов (теле-эфир) // "Первый канал", 8 июня 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ

тема: Обострение в Донбассе

ведущие: Екатерина Стриженова и Анатолий Кузичев

Вооруженные силы Украины провели массированное наступление на ЛНР, под артиллерийский обстрел попали более 24 населенных пунктов в окрестностях Луганска. Сложная обстановка и в Донецкой народной республике. По ее территории также продолжают бить украинские силовики. Эксперты программы "Время покажет" пытаются понять, чем вызвано обострение ситуации в Донбассе, к чему оно может привести и как остановить кровопролитие.

Также эксперты обсуждают перспективы введения визового режима между Россией и Украиной и принятие Верховной радой закона, закрепляющего курс страны на вступление в НАТО.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 24", 7 июня 2017 года
berlin
jewsejka


смотреть с 1:25:00

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВЕЧЕР с Владимиром Соловьёвым

Беседа Александра Проханова с Алексеем Венедиктовым // "Завтра", №23, 8 июня 2017 года
berlin
jewsejka
Острие на острие

Беседа главного редактора "Завтра" Александра Проханова с главным редактором радиостанции "Эхо Москвы" Алексеем Венедиктовым.

В Санкт-Петербурге в рамках общественно-культурного проекта "Открытая библиотека" состоялись "Диалоги" — публичная дискуссия, которая предполагает разговор ведущих российских политиков, журналистов, учёных, писателей. Встреча на данной площадке Александра Проханова и Алексея Венедиктова, которую вёл Николай Солодовников, началась с инцидента: члены Партии "Другая Россия" плеснули в Венедиктова виски.

[Николай Солодовников:]
— "Диалоги" — это место, где собираются люди с разными взглядами, потому что страна у нас одна, Россия, и второй не будет. Надо нам всем учиться принимать другие точки зрения, другое мировоззрение. Поэтому я с большой радостью представляю Александра Андреевича Проханова и Алексея Алексеевича Венедиктова. Мы назвали тему диалога "Скрытая угроза". Алексей Алексеевич, на ваш взгляд, что сегодня является главной внутренней угрозой России?

[Алексей Венедиктов:]
— Мне кажется, что угрозой России являются те силы, которые ставят на страх. Есть два чувства, которые движут нашу страну, — это страх или надежда. Те, кто ставят на страх, ставили на это и в конце 80-х годов — и страна развалилась. Эти люди искренне верят в то, что действуют на благо России. Мне кажется, самое главное, что у нас есть, это надежда. А угроза — внутренняя. Никакой внешней угрозы. Внешняя угроза лишь создаёт внутреннюю. Это те люди, которые ссорят нас с теми, кто вокруг нас, когда-то мы жили в одной стране. Это те люди, которые ведут войну на Украине. Ведут войну в Грузии. Которые нас отталкивают в сторону Китая и Средней Азии. Потому что это иллюзионисты, которые хотят, чтобы наша страна отставала и отставала. Они считают, что так будет хорошо. Так будет плохо. Мы это прошли в конце 80-х годов. И те люди, которые были сторонниками войны в Афганистане, считали, что делают правильно. Мой оппонент, "соловей Генштаба", его так называли, искренне считал, что мы правильно делали. А в результате страна надорвалась и распалась. Внешние угрозы видны, а скрытые угрозы внутри страны — они не очень видны. И движение к архаике, к иллюзионизму, к отдельности от всего мира — это есть скрытая угроза, которая может закончиться очень плохо.

[Николай Солодовников:]
— Александр Андреевич, что сегодня является главной скрытой угрозой России?

[Александр Проханов:]
— Я жил в великой красной стране. Я этой стране, великой красной империи, служил костьми, молитвами, всем, из чего я состою, детьми своими. Я видел, как её убивают. Четыре года в течение горбачёвской перестройки у неё выламывали кости, выкалывали глаза, вспарывали желудок, говорили стране, что она не стоит того, чтобы существовать на карте мира. Эта страна пала. Эту страну убивали люди — некоторые из них живы, некоторые почили в бозе. Многие из тех, кто сегодня находится в мейнстриме медийном, симпатизировали и радовались убийству красной страны — в частности, мой оппонент Алексей Алексеевич Венедиктов. В 90-е годы образовалась чёрная дыра, куда упало государство, упала страна, русский народ оказался самым разделённым в мире народом. Мы потеряли пространство, была уничтожена экономика. И мы потеряли социальное время. К нам пришёл противник, который управлял нашей внешней, внутренней политикой, который раздавал наши заводы, отбирал наши секреты, разрубил и уничтожил наш "Буран". И вот новое государство Россия возникает из праха, из тьмы и кошмара. И каждый этап её становления вызывает чудовищное сопротивление тех, кого она оттесняет. Чего стоит, например, уничтожение части олигархов: Березовского, Гусинского, Ходорковского? Все нынешние либералы, включая и моего оппонента, тосковали, выли волчицами, когда устраняли этих олигархов. А те олигархи, которые сейчас есть, и управляют нашей родиной, и по-прежнему грабят, режут, — они ни разу не подвергались остракизму и осуждению со стороны либералов. На мой взгляд, главная угроза для моей страны — в повторении перестройки, в повторении того, что уничтожит сегодняшнее наше государство. Очень несовершенное, ещё несостоятельное, с огромным количеством пороков, внутренних несправедливостей. Но уничтожение государства, срез его — это повторение ужасной трагедии начала ХХ века и конца ХХ века. Россия всё равно и после этого среза восстанет. Но, боже мой, какой ценой, сколько людей мы не досчитаемся, какое количество крови прольётся здесь! Это постоянное убиение, постоянное уничтожение нашего государства является главной угрозой. Она исходит от тех людей, которые ко всему относятся негативно. В "Фаусте" Гёте сказал: "Я дух, который всё отрицает". Это бес, это чёрт. Сатанисты, которые вгрызлись в тело моей родины, выгрызают у неё желудок, печень, они для меня — главная угроза. Я с ними сражаюсь.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №23, 8 июня 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".

Ничего не скажу

Станислав Александрович Белковский был головой сёмги, и он работал под прикрытием. У него был двойник — ночная ваза, которой пользовался японский император во время атаки на Перл-Харбор. Ночная ваза и глава сёмги часто менялись местами, и это вводило в заблуждение самого императора, не говоря уже о других, кто терял след Станислава Александровича Белковского сразу же, как только тот покидал помещение радиостанции "Эхос Мундис" и оказывался на Пикадилли. Пикадилли в это время года выглядела сумрачной. Булыжник блестел от дождя. Мало кто отваживался бросить бомбу в проезжавший кэб. Но это не значило, что на это не был способен Станислав Александрович Белковский. Бросить бомбу в кэб было для него то же самое, что поле перейти. И когда он переходил поле, двигаясь из пункта А в пункт Б, случались большие перемены. Кошка королевы Елизаветы рожала собаку принца Чарльза. Сальвадор Дали сделал предложение ежихе, имевшей русское происхождение, видимо, зная, что в России ежи больше, чем ежи: будучи офицерами, они не раз сражались за интересы государства российского там, где их не ждали.

Три раза Станислав Александрович Белковский попадал впросак. Два трагических случая уже миновали. Третий просак, в котором он сейчас находился, не думал кончаться, а четвёртому не бывать. Дважды он женился на девственницах. В третий же раз его невеста исчислялась в шестизначном числе. Однако когда он захотел положить её на счёт в банке, ему сказали, что в этом банке работает его двойник. Японская ночная ваза, с которой он хотел повстречаться, отказала ему во встрече, потому что у него затянулся розовый и голубой период. Девочка на шаре, несмотря на свой юный возраст, уже участвовала в династических интригах старой Европы. Каштаны на бульваре Капуцинов чем-то напоминали разъярённых тигров, с которых содрали шкуру. Лишённые шкур тигры цвели.

Станислав Александрович Белковский использовал для прогулок трость, для поедания рыбы — вилку, а для общения с женщинами — острое словечко. Поскольку он был самоедом, он съел самого себя — всего, кроме головы. А японская ночная ваза была сделана из цыплячьего пуха, который использовала Оксана Чиж для строительства гнезда. Станислав Александрович Белковский часто ходил к ней в гости. Но просил не называть его "сёмужьей башкой", потому что не любил, когда ему говорили правду в глаза. Оксана Чиж была прелестной, особенно весной, когда сбрасывала все перья. И тогда пупырчатость её кожи не мешала ей быть пленительной.

У Станислава Александровича Белковского был зонт, который он открывал всего лишь три раза в жизни. Первый раз, когда он случайно проглотил улитку в окрестностях Казани. Второй раз, когда оказался на Луне в Море дождей. И третий раз — в день смерти Бориса Абрамовича Березовского. Березовского нашли в постели. Он держал в руках раскрытый зонтик Станислава Александровича Белковского, а сверху на него лил дождь.

P.S. Нет, ничего не скажу.

P.P.S. Не могу молчать…

P.P.P.S. Нет, ничего не скажу.

Александр Проханов // "Завтра", №23, 8 июня 2017 года
berlin
jewsejka
Хвала Наине Ельциной

Наина Ельцина, чем дальше мы удаляемся от 1991 года, тем в большей степени преисполняется святостью, вокруг её седой головы всё отчётливее начинает сверкать божественный золотистый нимб. Её речения, которые связаны с русской историей, с миссией её супруга Ельцина, уже напоминают священные тексты. И её заявление о том, чтобы 90-е годы следует считать святыми годами, — оно повергает в благоговение и восторг тех, кто прожил 90-е годы. Такое может исходить из уст только великой праведницы, по существу — настоящей русской святой. Её можно сравнить только с Параскевой Пятницей, или с боярыней Морозовой, или с княжной Таракановой. Это крупнейший персонаж русской истории — Наина Ельцина. И она абсолютно права — 90-е годы были святыми годами. Все мы, кто были под танковым обстрелом в 1993 году, по кому стреляли танковые снаряды и превращали нас в лепёшки, — мы прекрасно понимаем, что это святые танки. Вокруг каждого из этих святых танков, где сидел святой ельцинский праведник, после каждого залпа тут же загорались зарницы фаворского света. Как было прекрасно умирать под этими выстрелами! Какое чудо было смотреть на эту великую, зажжённую Ельциным и Наиной Иосифовной, лампаду в центре Москвы, когда пылал Дом Советов, Белый дом, наполненный копотью, жаром, огнём и криком умирающих! Какое восхитительное пасхальное жертвоприношение, настоящая христианская акция! Боже мой, а как великолепно выглядели нищающие и умирающие люди, в которых превращались инженеры, врачи, художники, и становились унылыми бомжами. А стреляющие себя офицеры, а старики, которые вешались на крюке от безысходности! Конечно же, это настоящие богомольцы, паломники 90-х годов. Все эти люди с того света благодарят Наину Иосифовну Ельцину и молятся на свою молитвенницу и благодетельницу.

В те годы уничтожалась великая тысячелетняя Россия, от неё отламывались куски, уходили в небытие наши огромные пространства. Народ оказывался разделённым народом. И какое счастье было ощущать себя разделённым русским народом! Это прекрасно — понимать, что мы перестаём быть необыкновенным христианским русским народом и превращаемся, наконец-то, в настоящее ельцинское детище. Всё, что произошло в 90-е годы — и утрата нашего суверенитета, и приход сюда великого праведника Козырева, и настоящего русского чудесного человека Абрамовича, — всё это пролило в русскую историю свою благодать, свой фаворский свет. Поэтому, конечно же, это удивительное речение. Мне бы хотелось, чтобы именем Наины Иосифовны Ельциной назывались русские храмы, часовни. Может быть, "Ельцинцентр", который построен в Екатеринбурге, должен породить рядом с собой "Наина-центр". И благословен наш народ, благословен век, благословенна Россия, которая за все эти века выстрадала и родила на свет не только Бориса и Глеба, не только Серафима Саровского, не только святых князей Дмитрия Донского и Александра Невского, не только Иоанна Кронштадтского и мученика Николая Второго, но она родила такую святую подвижницу, как Наина Иосифовна Ельцина. Хвала тебе, о Наина! Хвала тебе, о Иосифовна! Хвала тебе, о Ельцина!

Александр Проханов // "Завтра", №23, 8 июня 2017 года
berlin
jewsejka
Петербургское человечество

"Где прежде финский рыболов,
Печальный пасынок природы,
Один у низких берегов
Бросал в неведомые воды
Свой ветхой невод, ныне там…"


— громоздятся колоссальные оранжевые кубы, похожие на огромный завод, где в блеске стёкол, в мерцании дисплеев, в шелесте телекамер, в гуле и рокоте бесчисленных голосов сотворяется цивилизация XXI века. Как в гигантском инкубаторе, откладывается громадное яйцо, сгусток интересов, фантазий, страстей, лукавых умыслов, и из этого яйца выводится таинственный угрюмый птенец — в металлических отливах, в ядовитых отсветах, окружённый призрачными сияниями — птенец уже народившегося будущего.

Десять тысяч участников Петербургского экономического форума поместились в Конгресс-центре. Среди стендов, витрин, переговорных площадок, тайных кабинетов, круглых столов, интеллектуальных панелей движутся толпы. Вязкое тёмное варево в чёрных костюмах, словно сшитых у одного и того же портного. Лица всех рас и народов, молодые и старые, но с единым выражением тревоги, ожидания, любопытства. Всё это собравшееся под сводами толпище ждёт появления безымянного властного повелителя, который владеет континентами, управляет историей, копит несметные состояния, обваливает в чёрные дыры кризиса цветущие страны.

Здесь столкнёшься лицом к лицу с тем, с кем никогда не увидишься в обычной жизни, кто спрятан в стальные бетонные футляры корпораций, окружён кольцами охраны, недоступен журналистским домогательствам. Здесь, помещённый в эти громадные кубы, ты встретишь и услышишь Алексея Кудрина, который осторожным замшевым голосом рассказывает о своих экономических замыслах. Эти замыслы, по его мнению, принесут России благоденствие. Все ему внимают, а он, как шелкопряд, опутывает слушателя сладкой паутиной своих прогнозов. Всем кажется, что это будущий премьер-министр России.

Герман Греф, хозяин Сбербанка. Уверенно, но со слегка различимой дрожью рассказывает о финансовой политике современной России. Все слушают его магические заклинания, веря, что он обладает тайной, недоступной большинству человечества, и в этой тайне — залог грядущего процветания.

Окружённый свитой помощников и референтов, с неприметной охраной идёт Алексей Миллер — газовый вседержитель, в хрупких руках которого сгустки трубопроводов, стальных магистралей, реки русского газа, сгорающего в топках мировой индустрии.

А там проходит вальяжный Рогозин с директорами судостроительных и авиационных корпораций. Под его попечительством работают огромные заводы, пускающие на воду подводные лодки, наполняющие небо новыми русскими самолётами, гоняющие по полигонам современные русские танки и самоходки. Всё это множество лиц дышит, озаряется вспышками, исчезает, превращается в людские водовороты, шевелящиеся комья и сгустки.

Там подписываются соглашения сталелитейных концернов. Там заключаются контракты крупнейших агрофирм. Множество людей улыбаются друг другу, льстят, обмениваются визитками, фотографируются на память, движутся дальше, образуя живые реки.

Экологи, финансовые маги, учёные, журналисты, бессчётные клерки — и все пребывают в предчувствии загадочного, неочерченного, сулящего человечеству то ли райское блаженство, то ли апокалиптический ужас.

А вечерами — божественный Петербург, отражение ночного белого неба в каналах, дворцы и храмы, музыкальные концерты, приёмы, изысканные фуршеты. Наутро снова банки, цены на нефть, котировки, китайский экономический взлёт, американская техническая революция и русская неопределённость. Россия, как встревоженная птица, которая всё ещё сидит на ветке, страшится взлететь, поворачивает голову в разные стороны: то на Восток, то на Запад, смотрит, как мир удаляется от неё, готовый о ней позабыть.

Завершая форум, президент Путин провёл свой мастер-класс, приведя с собой в конференц-зал канцлера Австрии Кристиана Керна, премьер-министра Индии Нарендру Моди и президента Молдавии Игоря Николаевича Додона. Путин блистал остроумием, был виртуозен в полемике. Однако его изящные пассажи, иногда грозные, иногда смешные, не отличались новизной. И его речь о состоянии российских дел не была манифестальной. В ней не увидели откровений. Она напоминала плотный блестящий хитин, за которым скрывается сущность. Зато президент Молдавии Игорь Додон произнёс дерзкую великолепную речь, которой он сотрясал основы глобализма.

В этом царстве мирового либерализма, как загадочная аномалия, был представлен Изборский клуб. Шесть членов Изборского клуба: экономисты, социологи, художники, в том числе и ваш покорный слуга, — находились на этом вселенском торжище. Клуб нашёл на нём своё место и свою роль. Мы встречались с русскими губернаторами, чтобы продолжить экспансию Изборского клуба в русские регионы, чтобы создавать там свои подразделения и филиалы, что невозможно без взаимодействия с губернаторами.

Здесь, на форуме, мне представилась возможность увидеть в одночасье весь губернаторский корпус. Я был изумлён, а порой восхищён разнообразием типажей, человеческих личностей, темпераментов, в которых губернии находят своё воплощение.

Губернатор Курской области Александр Николаевич Михайлов. Человек народный, осмотрительный, осторожный, человек, в котором чувствуешь дыхание курской Коренной обители, или мемориальной ставки Рокоссовского времён Курской битвы, или дивные курские народные хоры.

Губернатор Белгородской области Евгений Степанович Савченко. Умный, точный, человек земли, которую он превратил в драгоценные житницы и пастбища. И человек неба, откуда он черпает духовные силы, мистические русские откровения.

Губернатор Орловщины Вадим Владимирович Потомский. Экстравагантный, непредсказуемый, терзаемый нападками либералов, установивший в Орле памятник Ивану Васильевичу Грозному, открывающий в центре Орла восхитительный православный храм, православный культурный центр.

Глава Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Владимировна Комарова. Обаятельная, с острым умом, мыслящая категориями северной арктической философии. Чьи мысли и устремления связаны не только с углеводородами и северным завозом, но и с русской идеей, с русской мечтой, с мечтой о полярной звезде.

Наталья Николаевна Жданова, получившая в управление Забайкалье — великий, обширный и мучительный край, обезлюдевший, утративший своё былое даурское величие. Каждый год по этому краю гуляют пожары и палы. И среди этих пожаров возникают и сберегаются редкие, но яростные и яркие фермеры, владеющие тысячными стадами коров и овец.

Губернатор Псковской области Андрей Анатольевич Турчак — самый молодой из губернаторов, которому Изборский клуб обязан своим рождением, попечитель изборской идеи, которая взросла среди божественных псковских храмов.

И ещё два губернатора, великолепных в своём подобии и в абсолютном несходстве. Губернатор Ямала Дмитрий Николаевич Кобылкин. Молодой, дерзкий, излучающий энергию, со своей философией русского народа-пассионария. Мечтающий превратить свой северный студёный край в огромное производство, где сжижается газ, направляется по трубам к кромке Ледовитого океана, грузится на танкеры и по Северному морскому пути увозится в Европу и Азию. Среди буранов, ледников, среди яростной работы бурильщиков, мореходов, строителей рождается русский человек-пассионарий, отважный землепроходец, неутомимый созидатель. Отсюда, из северного региона, целеустремлённые, отважные люди пойдут на юг и наполнят своими энергиями унылые регионы, не изжившие катастрофу 1991 года.

И другой пассионарий — губернатор Крыма Сергей Валерьевич Аксёнов. Он в своей судьбе и своём темпераменте воплощает крымское чудо, которое мы воспринимаем как благодать, как Божий дар, как мистическое откровение русской истории. Но в недрах этой крымской чудодейственной жизни — борьба, схватка, хаос, непрерывное сражение губернатора со множеством тёмных стихий. Российские банки, в том числе и Сбербанк, отказываются идти в Крым, боясь международных санкций, обрекают крымскую финансовую систему на деградацию. Крым избегают крупные российские корпорации, которые находят на Западе рынки сбыта и не рискуют появиться в Крыму, боясь злополучных санкций. Сюда, в Крым, не идут бизнесмены, не едут звёзды эстрады, культовые певцы и художники. Все они боятся быть отверженными Западом.

Слушая губернатора Сергея Аксёнова, вдруг ужасаешься тому, что в нашу русскую действительность забит чудовищный тромб прозападных политиков, банкиров, дельцов, представителей шоу-бизнеса и речистых журналистов, которые бойкотируют Крым, бойкотируют русские интересы. Тайно ждут тех времён, когда президент Путин обессилеет, и тогда они, сев на кремлёвский трон, возвратят Крым Украине, обеспечив себе безбедную жизнь на Западе.

Это чудовищное противоречие сегодняшней российской действительности, порой незаметное в нашем обыденном существовании среди громогласных, звучащих патриотично телевизионных шоу, здесь, на форуме в павильоне Крыма вдруг обнаруживает свою злокозненную силу, противодействующую глубинным потокам русской истории. Это кляп, закупоривший экономическую и культурную жизнь России. Это стальной костыль, вбитый в русский позвоночник.

Размышляя об этом, я отчётливо понял, почему бойкотируется фильм режиссёра Владимира Бортко о войне в Донбассе, который он хочет снимать по моему роману "Убийство городов". Почему Фонд кино, управляемый либералами, управляемый осторожным Владимиром Ильичом Толстым, ставит этому фильму препоны. Все они — против Крыма. Все они — против Донбасса. Все они страшатся грозной схватки идей, которые сотрясают сегодняшний мир.

Здесь, на Петербургском экономическом форуме, где присутствует золотой миллиард, чувствуешь эту мировую схватку. Иногда мне казалось, что этот форум — нашествие инопланетян. Он прогудит, проревёт, наполнит Петербург своими фантазиями, прогнозами, чудовищной и восхитительной тайной, а потом эти оранжевые кубы, как космический ковчег, оторвутся от земли и бесследно исчезнут. И откроется топкий берег, сырой туман, и бедный финский рыболов станет бросать в неведомые воды свой ветхий невод.

Алекснадр Проханов (теле-эфир) // "Первый канал", 6 июня 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ПЕРВАЯ СТУДИЯ

ведущий: Артём Шейнин

тема: Украинские визы

Тема выпуска – российско-украинские отношения. Эксперты обсуждают перспективы введения визового режима между двумя странами. Предложения ввести визовый режим с Россией высказывались на Украине не раз. Во вторник глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что если Киев пойдет на такую меру, то Россия ответит тем же. Эксперты "Первой Студии" размышляют о том, насколько реально введение визового режима между двумя странами и к чему это может привести. Также политики и политологи говорят о влиянии украинских радикалов на политическую жизнь страны. В частности, обсуждают переименование улиц в рамках борьбы с советским прошлым и срыв концерта Светланы Лободы.

Александр Проханов (комментарий) // "Завтра.ru", 6 июня 2017 года
berlin
jewsejka
ТАРАН

Вдова Ельцина назвала 1990-е годы "святыми"

Таран — стенобойный копер, баран, окованное с носка бревно на весу, которое раскачивают и бьют им в стену.Лето бо бе бой у Чернигова, аже и таран нань поставиша, летописное. Межа, борозда по меже. Сволочь, дрянной народ.
В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

Во вторник в Москве проходит последний день книжного фестиваля «Красная площадь». Он ознаменовался речью вдовы первого российского президента Бориса Ельцина Наины, которая представила миру свою книгу под названием «Личная жизнь». В ходе презентации бывшая первая леди предложила назвать 90-е годы XX века не иначе как «святыми».

По ее словам, от определения «лихие девяностые» необходимо уйти и признать важность этого десятилетия для становления государства. «90-е годы надо называть не лихими, а святыми, и поклониться тем людям, которые жили в то сложное время, которые создавали и строили новую страну в тяжёлых условиях, не потеряв в неё веру», — сказала вдова экс-президента России. Она заявила, что знает о том, что людям жилось тяжело, однако они «пытались создать новую страну, укрепить демократию, свободу слова. И это стало основой для дальнейшего развития демократии и страны».

Говоря о шоковой терапии Егора Гайдара, то, по ее словам, «нельзя было призвать людей: потерпите два-три года». «Да, Гайдар пошел на шоковую терапию, но, как и у хирургов с тяжелым больным, — а развалившаяся страна именно такой была — шоковая терапия была необходима для того, чтобы резко перейти на новый уровень», — объяснила Ельцина.

Книга «Личная жизнь» писалась последние пять лет. Вдова Бориса Николаевича призналась, что писать мемуары было для нее «пыткой». Надо было сверять каждое слово, не только каждый факт», — отметила Ельцина. Однако она сделала это по просьбе семьи, а также из-за интереса молодежи к истории, который она встретила после открытия Ельцин-центра. Первый тираж мемуаров Ельциной составил всего 300 экземпляров, издательство «Синдбад» пообещало через две недели выпустить больший тираж.

Экспертные оценки

Александр Проханов:

— Наина Ельцина, чем дальше мы удаляемся от 1991 года, тем в большей степени преисполняется святостью, вокруг её седой головы всё отчётливее начинает сверкать божественный золотистый нимб. Её речения, которые связаны с русской историей, с миссией её супруга Ельцина, уже напоминают священные тексты. И её заявление о том, чтобы 90-е годы следует считать святыми годами, — оно повергает в благоговение и восторг тех, кто прожил 90-е годы. Такое может исходить из уст только великой праведницы, по существу — настоящей русской святой. Её можно сравнить только с Параскевой Пятницей, или с боярыней Морозовой, или с княжной Таракановой. Это крупнейший персонаж русской истории — Наина Ельцина. И она абсолютно права — 90-е годы были святыми годами. Все мы, кто были под танковым обстрелом в 1993 году, по кому стреляли танковые снаряды и превращали нас в лепёшки, — мы прекрасно понимаем, что это святые танки. Вокруг каждого из этих святых танков, где сидел святой ельцинский праведник, после каждого залпа тут же загорались зарницы Фаворского света.

Как было прекрасно умирать под этими выстрелами! Какое чудо было смотреть на эту великую, зажжённую Ельциным и Наиной Иосифовной, лампаду в центре Москвы, когда пылал Дом Советов, Белый дом, наполненный копотью, жаром, огнём и криком умирающих! Какое восхитительное пасхальное жертвоприношение, настоящая христианская акция! Боже мой, а как великолепно выглядели нищающие и умирающие люди, в которых превращались инженеры, врачи, художники, и становились унылыми бомжами. А стреляющие себя офицеры, а старики, которые вешались на крюке от безысходности! Конечно же, это настоящие богомольцы, паломники 90-х годов. Все эти люди с того света благодарят Наину Иосифовну Ельцину и молятся на свою молитвенницу и благодетельницу.

В те годы уничтожалась великая тысячелетняя Россия, от неё отламывались куски, уходили в небытие наши огромные пространства. Народ оказывался разделённым народом. И какое счастье было ощущать себя разделённым русским народом! Это прекрасно — понимать, что мы перестаём быть необыкновенным христианским русским народом и превращаемся, наконец-то, в настоящее ельцинское детище. Всё, что произошло в 90-е годы — и утрата нашего суверенитета, и приход сюда великого праведника Козырева, и настоящего русского чудесного человека Абрамовича, — всё это пролило в русскую историю свою благодать, свой фаворский свет. Поэтому, конечно же, это удивительное речение.

Мне бы хотелось, чтобы именем Наины Иосифовны Ельциной назывались русские храмы, часовни. Может быть, "Ельцин-центр", который построен в Екатеринбурге, должен породить рядом с собой "Наина-центр". И благословен наш народ, благословен век, благословенна Россия, которая за все эти века выстрадала и родила на свет не только Бориса и Глеба, не только Серафима Саровского, не только святых князей Дмитрия Донского и Александра Невского, не только Иоанна Кронштадтского и мученика Николая Второго, но она родила такую святую подвижницу, как Наина Иосифовна Ельцина. Хвала тебе, о Наина! Хвала тебе, о Иосифовна! Хвала тебе, о Ельцина!

<...>

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия. Культура", 3 июня 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе АГОРА

тема: А была ли оттепель?

ведущий: Михаил Швыдкой

Вопрос: "А была ли оттепель?" обсуждают гости в студии: тележурналист и историк Николай Сванидзе; поэт и публицист Юрий Кублановский; кинорежиссер Андрей Смирнов; архитектор Андрей Чернихов; писатель Александр Проханов; публицист Александр Казинцев; протоиерей Димитрий Смирнов и академик Лев Зеленый.

Александр Проханов // "Завтра", №22, 1 июня 2017 года
berlin
jewsejka
ЛИБЕРАЛЬНЫЙ РЕВАНШ

После Болотной либералы, оттеснённые на периферию политической жизни, медленно и неуклонно восстанавливают свою боевую способность. Так разгромленные полки уходят в тыл, во второй эшелон, получают пополнение, новое оружие и боеприпасы, а потом возвращаются на передовую и переходят в контратаку. Сегодня либералы перешли в контратаку, нападая на власть. Удары наносятся непрерывно, нарастают, метят в самые болезненные центры власти. Разгон несанкционированной демонстрации либералов с участием детей на Тверской трактуется либеральной пропагандой как избиение младенцев, где государство предстаёт в образе царя Ирода. А за царя Ирода, как следует из пушкинского "Бориса Годунова", нельзя молиться.

Благое начинание столичного мэра Собянина снести пятиэтажки и превратить Москву в респектабельную столицу преподносится либералами как изгнание москвичей за пределы родного города, как этапирование бедняков в резервации, лишение обездоленных и бесправных крова. Мэр Собянин как высший представитель государственной власти превращается в злодея. Он же, Собянин, решил реконструировать московские улицы, но перерытые одновременно Бульварное и Садовое кольцо вспучили столицу пробками и ненавистью водителей. Этот непродуманный до конца инженерный проект преподносится либералами как осознанное людоедство. И мэра, близкого к президенту человека, представляют исчадием ада.

Алексей Навальный, обладающий поразительной осведомлённостью, невозможной без помощи спецслужб, вбрасывает в общественное сознание компроматы на власть — один чудовищнее другого. Репутация премьера Медведева разрушена Навальным до основания. И вряд ли найдётся реставрационная мастерская, способная восстановить утраченный образ.

Миллиардер Алишер Усманов, который не является любимцем изнурённого, беднеющего с каждой минутой народа, вступил с Навальным в открытую полемику, выпуская видеоролики, в которых он выглядит не Антониони, а скорее Копполой, который снял "Крёстного отца". Его неуклюжая апология даёт либералам повод вступиться за поруганный народ и винить Кремль, окруживший себя ненасытными олигархами.

Режиссёрские скандалы – сначала с Константином Райкиным, а теперь с Кириллом Серебренниковым — консолидируют либеральное сообщество, которое сравнивает гонимого Серебренникова с Мейерхольдом, погибшим от сталинской пули. А власть, которая начала расследовать финансовые подоплёки театральных постановок режиссёра­-нигилиста, есть "ежовщина", а российская современность — это 1937­-й год. Либералы наносят власти удары под дых, в солнечное сплетение. Власть корчится от боли, идёт с кулаками на обидчиков. Ответ власти на эти идеологические и психологические атаки слишком прост, ограничивается силовыми приёмами. Национальная гвардия разгоняет демонстрации. Следственный комитет врывается в алтари либерального театрального храма. Правоохранительные органы, как ловцы человеков, гоняются за дурными вольнодумцами и сажают их на скамью подсудимых. Законодатели стремятся запечатать интернет, заморозить то одно, то другое проявление общественной активности. И каждое воздействие власти на либеральную среду лишь укрепляет, озлобляет её, множит её сторонников, даёт новые и новые поводы для демонизации Кремля.

У любой власти ограничен запас прочности. Усталость металла приводит к разрушению могучих двутавров. Усталость власти приводит к крушению могучих государств. Тому пример — крах Советского Союза, который в течение всей перестройки подвергался непрерывным либеральным ударам. И на месте великого красного царства — чёрная, наполненная зловонным дымом воронка.

Патриотическое сообщество, разрозненное, лишённое организаций и вождей, обладающее ничтожным информационным ресурсом, находится в смятении. Ищет своё место в этой схватке государства и либералов. Оно не может поддерживать либералов даже тогда, когда те, напяливая на себя патриотические ризы, мнимо защищают народ: защищают дальнобойщиков, которых лупит ОМОН, защищают жильцов пятиэтажек, напуганных сносом, обличают коррупцию, которая сжирает страну. Поддерживая либералов, патриоты вместе с ними приближают крах государства. Роют вместе с либералами тот страшный котлован, в который уже не раз проваливалась Россия, поддаваясь на искусительные проповеди либеральных витий. Если, не дай Бог, рухнет сегодняшнее государство российское, случится непоправимая беда. Нас рассекут, как случилось с Советским Союзом, на части. Победившие жестоковыйные либералы проведут "ночь длинных ножей", вырежут из народа остатки патриотических настроений, физически уничтожат патриотических лидеров, доделают ту работу, которую они, как сами признаются, не доделали в девяностые годы.

Но поддерживая власть в том виде, в котором она существует сегодня, патриоты поддерживают чудовищный олигархический уклад: губительную коррупцию, неумение управлять экономикой. Присутствие в государственных институтах убеждённых западников, наследников Гайдара, сторонников Чубайса и Кудрина, тех, кто создал в России экономику удушения, кто держит Россию в состоянии непрерывного кризиса, умерщвляет все побеги развития.

Где быть патриотам в этой нарастающей схватке? На какой из двух домов насылать чуму? У государства есть ресурс борьбы: ресурс идеологический и социально-­психологический. Государство использовало этот ресурс в период воссоединения с Крымом, когда народ ликовал и боготворил президента. Государство обладает ресурсом мистической негасимой Победы, когда по Москве, вызывая восторг людей, проходит возрождённая российская мощь — священное русское оружие. А затем часами, состоящий из многих тысяч, движется Бессмертный полк, превращая праздник Победы в религиозное действо.

Однако сегодня этого мало. В идеологических кладовых власти есть ценности, которые она может извлечь уже сегодня, сейчас. Одной из таких ценностей является Донбасс, русское восстание в Донбассе, великий мученический подвиг Донбасса, где ополченцы умирают в окопах, противостоя бандеровскому фашизму. Восстание в Донбассе — это эпос русской истории, ярчайший эпизод "Повести временных лет", "откуда есть пошла русская земля". Герои и мученики Донбасса, победители и полководцы — вот кто сегодня вдохновит понурых, подавленных невзгодами русских людей. Вот что вольёт веру в родное государство, которое не оставляет Донбасс в беде. Донбасс — это могучий эпос наших дней. Художники, музыканты, писатели, режиссёры, вдохновлённые этим эпосом, создадут светоносный миф о Донбассе.

Режиссёр Владимир Бортко готов снять фильм о Донбассе по моему роману "Убийство городов". Снять этот фильм мешают деятели Фонда кино. Им, попечителям фонда, и председателю попечительского совета Владимиру Ильичу Толстому этот фильм кажется "несвоевременным". А знает ли Владимир Ильич Толстой, что киевскими бандеровцами уже снят военный фильм о Донбассе под названием "Иней"? И этот фильм отправлен на Каннский фестиваль. Не чувствует ли Владимир Ильич Толстой со своим либеральным окружением, что, отвергая фильм Бортко "Донбасс", он невольно помогает бандеровцам? Не думает ли он, что Лев Николаевич Толстой, написав "Севастопольские рассказы", поступил несвоевременно?

Уважаемый Владимир Ильич, поезжайте в Донбасс, хлебните фронтовой похлёбки, и пусть бандеровская пуля прострелит вам шляпу. И когда выйдет фильм Бортко о Донбассе, мы скажем: "Дело в шляпе".

?

Log in