апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Беседа Александра Проханова с Сергеем Иллариошкиным // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Тайны мозга

Беседа главного редактора газеты "Завтра" Александра Проханова с членом-корреспондентом РАН, заместителем директора по научной работе и руководителем Отдела исследований мозга ФГБНУ "Научный центр неврологии" Сергеем Иллариошкиным.

[Александр Проханов:]
— Сергей Николаевич, как появился на свет ваш институт, что было побудительным мотивом для государства, для общества: создать такое учреждение в столь трудное время, когда страна только-только зализывала раны Гражданской войны?

[Сергей Иллариошкин:]
— Александр Андреевич, Институт мозга, был создан в далёком 1928-м году, но ещё в 1924-м, после смерти В.И. Ленина была создана лаборатория по изучению мозга Ленина, из которой и родился Институт мозга. С самого начала он был задуман как научное учреждение, которое будет изучать мозг вождя и других выдающихся деятелей Страны Советов. Разумеется, по мере своего развития Институт мозга расширял профиль научных исследований, постепенно "прирастал" новыми лабораториями — от клеточной нейробиологии до нейрокибернетики, став одним из флагманов фундаментальных наук о мозге.

Параллельно этому в 1945 году был создан Научно-исследовательский институт неврологии АМН СССР, потом РАМН (Российская академия медицинских наук). Это было ведущее учреждение страны в области клинической неврологии, которое занималось социально значимыми заболеваниями нервной системы: инсультом, паркинсонизмом, рассеянным склерозом… В послевоенные годы это были травмы военного времени, полиомиелит и другие инфекционные заболевания, с институтом связана славная история открытия целого ряда энцефалитов. НИИ неврологии внёс большой вклад в становление специализированной неврологической помощи населению нашей страны. Собственно, я сам как раз невролог, и вся моя жизнь связана с НИИ неврологии.

В 90-е годы для отечественной академической науки наступили трудные времена. И первыми под удар попали фундаментальные учреждения (как Институт мозга), у которых не было "подпорки" в виде клиники, не было возможности зарабатывать деньги (на чём? на ком?) и хоть как-то держаться на плаву. Оборудование и инфраструктура ветшали, молодёжь не приходила… И тогда в 2006-м году президиум РАМН в стремлении спасти это славное учреждение, его уникальный архив, людей и научные направления, которые ещё оставались, принял единственно-правильное решение: присоединить Институт мозга к одному из успешных научных учреждений Российской Академии наук близкого профиля. Создать новый объединённый научный центр неврологии было предложено тогдашнему директору НИИ неврологии РАМН академику Зинаиде Александровне Суслиной. И мы взвалили на себя эту тяжёлую ношу и ответственность. В рамках прошедшей реорганизации Институт мозга стал Отделом исследований мозга в составе объединённого центра.

Перед Отделом исследований мозга и в целом перед Научным центром неврологии стояла цель придать нашим клиническим исследованиям большую фундаментальную направленность и, с другой стороны, обеспечить экспериментальным разработкам отдела быстрое и эффективное внедрение в клинику. Сейчас это называется модным словом "трансляционная неврология". Мне кажется, что за десять лет нам удалось добиться поставленной цели. Судите сами: сегодня в отделе создаются уникальные экспериментальные модели болезней мозга, а разработанные методы диагностики и лечения успешно переносятся в клинику. Мы проводим испытания новых биологически активных соединений — потенциальных лекарственных препаратов. Изучаются закономерности функционирования мозга, его резервы и возможности как в нормальных, так и в патологических условиях. У нас есть ряд открытий, совместных тем, книг, атласов, которые в равной степени интересуют и фундаментальных учёных, и клиницистов.

Если обобщить пройденный этап, то сейчас мы — уникальное учреждение (в нашей стране таких нет, да и в мире их немного), где представители клинической и фундаментальной нейронауки под одной крышей решают общие задачи. И в этом — огромное преимущество.

[Александр Проханов:]
— Мозг — это тайна. Для меня он остаётся тайной. Вокруг мозга идут дискуссии, рождаются верования. Будучи не биологом, физиологом, а гуманитарием, я интересуюсь, как из мозга рождается интеллект, учения. Как отдельно взятый человеческий мозг в состоянии изменить мироздание? Каким образом попытка оттолкнуться от мозга, который может быть ограниченным, не поддаётся управлению, как эта попытка приводит к необходимости создать искусственный интеллект? Что такое искусственный интеллект? Аналог мозга или что-то совершенно иное? Эти вопросы меня волновали, и они обострились в связи с предреволюционными состояниями и мифами, связанными с мозгом Владимира Ильича Ленина.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Искренность и вероломство

Изборский клуб внимательно следит за военно-политическими конфликтами, окружающими Россию. Приднестровье, Молдавия, Донбасс, Южная Осетия и Абхазия — места недавних боёв. Конфликт, связанный с военной операцией Грузии против российских миротворцев. Афганская граница, где фиксируются прорывы радикальных исламистов на территорию Таджикистана с целью взорвать ситуацию в этой республике. И, конечно, Нагорный Карабах — мучительная зона военно-политических и национальных интересов двух молодых государств, Армении и Азербайджана.

Наш интерес к этой зоне особенно велик: мы помним, что в результате карабахского конфликта, во время трагических карабахских событий стал разрушаться Советский Союз. Централистское правительство Советского Союза не сумело локализовать этот конфликт, справиться с ним, и отсюда пошла реакция разрушения великого красного ансамбля.

Россия в сегодняшнем карабахском конфликте напрямую не участвует, но присутствует как умиротворяющее гармонизирующее начало. Россия, которая с глубокой симпатией и уважением относится к становлению армянского государства, азербайджанского государства, заинтересована в том, чтобы в этом очень чувствительном для России регионе царили мир и благополучие. И всякое нарушение этого мира, всякое обострение военных действий — а это происходит непрерывно — ранит Россию, заставляет её вмешиваться в обостряющиеся военно-политические отношения между Баку и Ереваном — вмешиваться в качестве миротворца, гармонизатора, в качестве симфонизирующего фактора.

Поэтому российскую общественность, в том числе и наше интеллектуальное сообщество, очень беспокоят сообщения, из которых стало известно о происходивших и происходящих переговорах армянских политиков с Евросоюзом. Переговорах, имеющих целью заключение всеобъемлющего и широкомасштабного договора о партнёрстве между Евросоюзом и Арменией. Казалось бы, нет ничего зазорного в том, чтобы суверенная страна Армения устанавливала отношения с каким бы то ни было субъектом мировой политики. Однако Россию не может не беспокоить тот факт, что Евросоюз во многом является конфронтационной силой во взаимоотношениях России и Европы. Именно Евросоюз, его негативная, злокозненная роль присутствует в кровавом конфликте на Донбассе. Именно стремления Евросоюза замкнуть на себя политическую, экономическую и культурную жизнь Украины привели к этому страшному кровопролитному кризису. Мы не можем забыть, что в течение долгого времени Евросоюз оказывал мощное давление на Республику Беларусь. Не можем не знать и не понимать, что за Евросоюзом маячит тень военной организации — НАТО. И приход в зону карабахского конфликта ещё одного игрока, Евросоюза, на наш взгляд, является фактором дестабилизирующим. Евросоюз и Россия находятся в состоянии конфронтации. И поэтому появление Евросоюза в зоне карабахского конфликта ослабляет позиции России в этом регионе. И упомянутые переговоры Армении и Евросоюза некоторой частью российской интеллектуальной элиты расцениваются как вероломство.

Россия с большой симпатией относится к становлению сегодняшнего азербайджанского государства. Мы рады тому, что в Азербайджане преодолены стихии хаоса. Рады, что азербайджанское государство строится на основах гуманизма, интернационализма, в нём изжиты ещё недавно присутствовавшие русофобские тенденции. Мы рады тому, что русский язык и русская община в Азербайджане не чувствуют себя депрессивно. Рады, что Азербайджан всё активнее проявляет себя на международной арене, что в конфликте на Большом Ближнем Востоке Азербайджан всё увереннее играет свою умиротворяющую роль. Азербайджан находится в прекрасных отношениях с Турцией, с Ираном и как таковой очень важен и полезен России в моменты, когда наши отношения с этими странами осложняются. Поэтому вопрос мира в районе Карабаха, вопрос налаживания контактов, отношений между Арменией и Азербайджаном является, с нашей точки зрения, первостепенным. Мы очень рады прошедшей недавно встрече на высшем уровне, когда президенты Азербайджана и Армении встречались с глазу на глаз, имели возможность напрямую обсудить мучительную карабахскую проблему.

Мы огорчены тем, что контакты на уровне общественных организаций между Арменией и Азербайджаном заморожены, заторможены. И мы, Изборский клуб, хотели бы в ближайшем будущем провести наше расширенное заседание в районе этого конфликта, в районе карабахской драмы, в районе, где ещё продолжают свистеть пули и погибать люди. Чтобы там, с этой драматической площадки, ещё раз провозгласить идею умиротворения, идею мира, идею гармонического, гуманистического разрешения этой мучительной и очень важной для России проблемы.

Александр Проханов // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.

Фарси

Станислав Александрович Белковский хотел образумиться, но у него не получалось. На улице он с криком и бранью набрасывался на женщину, сшибал её с ног и кричал ей в ухо: "Чем я могу вам помочь?!". Ещё он ложился на проезжую часть и кричал, что он — лежачий полицейский. Образовывалась пробка, водители выходили из машин, обступали его, смотрели и качали головами. Ещё он заходил в продуктовый магазин, покупал там множество дорогих продуктов, шёл в соседний магазин и раскладывал эти продукты по полкам. Он хотел образумиться, но у него не получалось. Однажды, возвращаясь домой, Станислав Александрович Белковский увидел Шона. Шон лежал у забора, свернувшись калачиком, и вид у него был несчастный. Мех повылез, кожа шелушилась, и Станиславу Александровичу Белковскому стало его жалко. Он дал ему косточку. Шон изглодал косточку, лизнул руку Станислава Александровича и побежал за ним следом домой. Так Шон завёлся у Станислава Александровича Белковского. Отъелся, стал чистым, гладким. И Станислав Александрович стал его дрессировать.

Станислав Александрович Белковский стал дрессировать Шона и хотел сделать из него поисковую собаку. Он добыл ночную туфлю писателя Проханова и стал притравливать Шона на эту туфлю. Потом Станислав Александрович добыл фосфор, стал мазать Шона фосфором и ночью выпускать его на болота, где имел обыкновение прогуливаться писатель Проханов. Шон набегал на писателя Проханова, пугал его своим фосфором, писателю Проханову становилось неуютно, и он покидал болото. Однако писатель Проханов стал мазать фосфором себя, и когда Шон набегал на него, писатель Проханов кидался ему навстречу и рычал. Шон пугался измазанного фосфором писателя Проханова и трусливо убегал домой. Когда измазанный фосфором Шон прибегал домой, он кидался к Станиславу Александровичу Белковскому и пачкал его своим светящимся в ночи зелёным фосфором. Измазанный фосфором Станислав Александрович уходил на болото и встречал там писателя Проханова, который тоже был измазан фосфором. И так они, светящиеся в ночи, стояли один против другого, и обоим становилось страшно.

Станислав Александрович Белковский стал учить Шона вынюхивать. Он прятал к себе в разные части тела кусочек колбаски, и Шон его обнюхивал. И когда он находил кусочек колбаски, то съедал. Если же Станислав Александрович Белковский прятал кусочек колбаски в секретные части своего тела, Шон, находя эти кусочки, начинал лизать Станислава Александровича. Тому становилось щекотно, и он хохотал.

Станислав Александрович Белковский хотел показать Шону, как правильно вынюхивать, и начинал вынюхивать его. И когда он начинал вынюхивать Шона в секретных частях тела, тому тоже становилось смешно, и тот хохотал. И так они вынюхивали друг друга и хохотали. Когда Шон прошёл курс дрессировки, Станислав Александрович Белковский послал его на задание. Он послал его в Иран, чтобы Шон обнаружил там баллистические ракеты, которые построил Иран и которые представляли угрозу для США. А Иран построил целую серию баллистических ракет разной дальности. И каждой ракете он давал имя знаменитых поэтов, которые писали на фарси. Была ракета "Навои". Была ракета "Фирдоуси". Была ракета "Саади". Была ракета "Низами". И была самая большая и опасная для Америки сверхдальняя ракета, которая называлась "Омар Хайям". Шон отправился в Иран и стал вынюхивать, где могли находиться эти ракеты. Но никто ему не показывал.

Однажды, шагая по иранским дорогам, он встретил дервиша, который был грязный, неопрятно одетый и выглядел как безумный. И он спросил у дервиша: не знает ли дервиш, где находятся иранские ракеты. А дервиш — это был писатель Проханов, который переоделся в дервиша, прикинулся безумным и шагал по иранским дорогам. И дервиш сказал разведчику Шону: "Фирдоуси, Навои, Низами, Саади и Омар Хайям — все они находятся в иранской публичной библиотеке. Ступай туда и там ты их найдёшь".

Шон отправился в библиотеку, попросил, чтобы ему выдали Фирдоуси, Низами, Навои, Саади и Омара Хайяма, и провёл здесь за чтением этих поэтов несколько лет. А когда вернулся обратно к Станиславу Александровичу Белковскому, выяснилось, что он является крупнейшим специалистом по иранской поэзии и знатоком фарси. Тогда Станислав Александрович решил отправить Шона с лекциями. А было известно, что на Украине в Сорочинцах существует общество любителей иранской поэзии. В Сорочинцах все люди говорили на фарси, и туда Станислав Александрович Белковский отправил Шона с лекциями. Когда Шон читал жителям Сорочинцев лекцию на фарси, один из жителей поднялся и спросил Шона: "А правда ли, что Саади целовал женщин только в грудь?". Этим спрашивающим человеком был писатель Проханов, который замаскировался под жителя Сорочинцев. Шон не мог ответить на этот вопрос, и все увидели, что он плохо знает иранскую поэзию и явился в Сорочинцы, чтобы вынюхивать. Все кинулись на него с криком, и Шон едва спасся.

Шон вернулся к Станиславу Александровичу Белковскому, и тот стал готовить его для нелегальной работы за границей. А для этого Шону надо было жениться. Станислав Александрович Белковский познакомил Шона с Ольгой Журавлёвой, ведущей радиостанции "Эхос Мундис". И они поженились. Сначала Шон и Ольга Журавлёва очень любили друг друга. Ольга Журавлёва покупала на рынке для Шона самые вкусные косточки и кормила его с рук. Шон был благодарен Ольге Журавлёвой и учил её приносить палочку. Он кидал Ольге Журавлёвой палочку, та бежала и приносила палочку обратно Шону. Шон кидал Ольге Журавлёвой палочку много раз, и это ей нравилось, и она каждый раз приносила ему палочку в зубах. Она хватала палочку ртом и приносила Шону эту палочку обратно. Она говорила, что ей нравится держать во рту палочку Шона. Но потом в их отношениях возникло охлаждение. И Ольга Журавлёва подала на развод. Бракоразводный процесс был шумный, многолюдный и проходил при большом стечении журналистов. Ольга Журавлёва говорила судье: "Ваша честь, он перестал бросать мне палочки!". На что Шон показывал судье палочку и просил Ольгу Журавлёву, чтобы она в присутствии судьи взяла палочку в рот. Наконец в суд был вызван свидетель обвинения Юрий Кобаладзе. Его попросили кинуть палочку Ольге Журавлёвой, чтобы та взяла её в рот и принесла обратно Юрию Кобаладзе. Однако у Юрия Кобаладзе палочки не оказалось, и суд удалился на совещание. Пока суд совещался, Шон и Ольга Журавлёва помирились и снова полюбили друг друга.

Шон отправился работать в город Конотоп на нелегальной основе и был нелегалом города Конотопа. Он основал в Конотопе общество любителей Фирдоуси и учил жителей Конотопа говорить на фарси. Ольга Журавлёва тоже занималась нелегальной работой. Она искала, нет ли в Конотопе каких-нибудь секретных палочек. Там было много палочек, и она брала их в рот, стараясь определить на вкус, какая из них секретная. Она нашла эту секретную палочку, и эта палочка оказалась всё той же палочкой, принадлежащей Шону. Ольга Журавлёва назвала её палочка-выручалочка.

После многих лет нелегальной работы в Конотопе они вернулись в Москву, Шон вышел на пенсию и зажил с Ольгой Журавлёвой тихой семейной жизнью. К ним в гости на воскресные обеды приходил Станислав Александрович Белковский. Он постарел, пополнел, но был такой же благодушный и любезный. Они обнюхивали друг друга с Шоном, много хохотали и смеялись. Ольга Журавлёва была хорошей хозяйкой и подавала на стол лакомые косточки. Оба глодали косточки и вспоминали юность.

Однажды к ним на обед пришёл Юрий Кобаладзе. Хозяева знали, что у Юрия Кобаладзе не было своей палочки и, посадив его за стол, дали ему китайские палочки. Писатель Проханов ни разу не был на этих семейных обедах, да ему и некогда было. Он долгие годы вывозил со своей страницы в Фейсбуке навоз, который оставил там Шон. Он вывозил этот навоз в подмосковные теплицы, удобрял ими землю, и на этих землях родился отличных огурец. Он был маленький, в пупырышках и назывался Корнишон.

Михаил Кильдяшов // "Завтра", №45, 9 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Спасти спасителя

О романе Александра Проханова "Политолог" (Москва, "Ультра.Культура", 2005, Москва, "Центрполиграф", 2016).

Охота продолжается. Время обходит силки и капканы, уклоняется от пуль со снотворным зельем, уводит охотника с заранее намеченной им тропы. Как чудесная бабочка, время маскируется, сливаясь то с травой, то с цветком, то с небом. Охотник, уподобившийся чуткому зверю, измотан, утомлён: его глаз замылен, слух притуплён, все запахи смешались в одном потоке, где едва различимы утренний псковский снег и роза с Востока, где нерасторжимы запах чёрного молока из недр земли, пороха и невинной крови.

Но зрение должно восстановиться первым. Охотнику необходимо как можно скорее прозреть, чтобы не упустить добычу. Он применяет своё секретное оружие — особую оптику, что через объектив, в фотоснимках позволяет в зримом увидеть незримое, в явном — потаённое. Щелчок — вспышка — фото: привычное пространство преломилось. В нём проступили неведомые человеческому зрачку линии, плоскости и грани. Как пятна на солнце, сверкнули блики, при проявке обретшие чёткие контуры. Сработал фотоэффект: в бытии открылось инобытие, параллельные жизни, варианты жизни. Из начальной точки рождения они разошлись лучами в разные измерения, сложились в разные сценарии, разные судьбы, повлекли разное счастье и разные печали.

В очерченных на фотоснимках пятнах охотник узнал самого себя во множестве обликов. Молодой писатель, воспевший русскую старину и природу. Технократ, очеловечивший машину. Последний солдат империи, опалённый не одним десятком войн. Разведчик с сачком энтомолога и журналистским блокнотом. Политолог — созидатель и разрушитель идей, творец истории, укротитель времени.

"Политолог" — роман, продолжающий босхианский период творчества Александра Проханова. Здесь, пожалуй, впервые читатель сталкивается с отсутствием в прохановском произведении положительно прекрасного героя. Героя, призванного одолеть зло, вернуть на грешную землю небесные смыслы. Именно в "Политологе" среди отвратных гримас, звероподобных физиономий очень сложно разглядеть лик Того, Кто несёт спасительный крест.

В эпицентре повествования политолог Михаил Львович Стрижайло. В арсенале этого специалиста не только традиционные методы психологии, социологии и антропологии. "Центр эффективных стратегий", созданный Стрижайло, ставит эксперименты над физическим и историческим временем, использует для манипуляции сознанием колдунов и экстрасенсов. Сам политолог подобен чёрной дыре, где аккумулируются все тёмные, греховные силы, подобен бездне, что поглощает всё живоносное и светоносное.

Для Стрижайло политология — не просто аналитическая работа. Это мистический творческий акт, которым руководит тот, кто притаился за левым плечом. Политология — взращивание цветов зла, а политолог — маркиз де Сад, упивающийся своими страстями и похотями, не тяготящийся ими, а лелеющий и преумножающий их. Подобно Фаусту, ради вселенского знания он заключил сделку с Мефистофелем. Подобно герою Данте, он в роковой час узрел надпись "Оставь надежду всяк сюда входящий", когда однажды в детстве в страхе отдал злым духам самое дорогое, что у него было: продал им свою душу.

И теперь зло стало его естеством. Стрижайло — это "стриж", на большой скорости в политическом азарте рассекающий мораль и истину. Это ракета "Сатана", летящая на головы противников. Это "скрижаль", на которой начертана книга мёртвых. Стрижайло способен расщепить своё естество на молекулы, увидеть со стороны собственный "молекулярный портрет" и обнаружить в нём две спирали. Одна горит ярким адским пламенем — "иероглиф его успеха, ненасытный червь наслаждений, формула блистательного таланта и неиссякаемых возможностей", а другая теплится робким голубым свечением, готовым вот-вот угаснуть — "притаившиеся сострадание, упование на добро и любовь". Таково соотношение сил добра и зла в душе Стрижайло.

Подобный герой выкристаллизовывался в творчестве Проханова, начиная с романа "Око". Герой, душа которого облучена Звездой Полынью, всегда выдавал зло за благо, искушал своего противника — героя-спасителя — "всеми царствами мира и славой их". Подобный антигерой был разведчиком дьявола, изгонял из могучей империи красных богов, вычерчивал над Москвой ужасающий лик Господина Гексогена. Но если прежде это был антагонист, Челубей, выходящий на битву с Пересветом, то теперь в "Политологе", в образе Стрижайло, он играет главную роль.

Действие романа начинается в ту пору, когда страна готовится к парламентским выборам, предшествующим выборам президента, куда на второй срок выдвигается действующий президент Ва-Ва. Парламентские выборы должны стать показательными выступлениями, смотром сил накануне главных выборов. За помощью к Стрижайло обращается компартия. Для неё он должен разработать предвыборную кампанию и политическую стратегию, отбить как можно больше кресел в Думе с прицелом на то, что лидер коммунистов Дышлов будет баллотироваться в президенты.

Но Стрижайло искусен настолько, что способен служить даже не двум, а трём господам. Параллельно его нанимают нефтяной магнат Маковский, тоже мечтающий стать президентом, и опальный миллиардер Верхарн, затаившийся в Лондоне, грезящий уничтожением Ва-Ва, ради чего готов пойти на какой угодно сговор, профинансировать кампанию любого, кто сможет захватить власть.

При этом каждый из олигархов имеет свой проект будущего России, свою утопию, лелеет свою хилиастическую идею. Либеральная империя Евразии Маковского — это "громадная фабрика по переработке несостоявшегося человечества". Эта империя предполагает, что нефтяные трубы — лучшая скрепа для имперского пространства. Россия сможет вдоволь напитать своим чёрным молоком изголодавшиеся рты Европы. Из России во все концы света раскинется разветвлённая нефтяная сеть. Чёрный паук плотно окутает весь мир, назначит в нём богатых и бедных, счастливых и обездоленных, выделит среди "золотого миллиарда" "нефтяную сотню", в топку интересов которой пойдет всё, что покажется нефтяному пауку анахронизмом, балластом, включая жизни, судьбы, идеи.

Верхарн же, осознавая в обществе великую тоску по красным смыслам, предлагает фантасмагорию обновлённой компартии, лидеры которой будут подобны большевикам первых десятилетий красной эры, а не нынешним номенклатурщикам, чьё родословие берёт начало не от Ленина, а от Горбачёва. Идейным центром обновлённой партии должен стать Сталин. Тысячам младенцев, народившихся в России, дадут общую фамилию, и вскоре вырастет поколение, где будут Иван Сталин, Марк Сталин, Фатима Сталин. Они осуществят новый производственный рывок, реанимируют сталинский план преобразования природы и лингвистические идеи вождя об истоках русского языка.

Стрижайло начинает сеанс одновременной игры, замыкает на себе всех трёх клиентов, сопрягая властные ресурсы одних и финансовые возможности других. Политологом движет не преумноженная на несколько порядков прибыль, а жажда игры, упоение тем, что в планы каждого из заказчиков вмонтирована адская спираль: "Он испытывал мессианское чувство. Сладкое и ужасное знание, что его деяниями руководит демиург истории. Что воля его есть проявление гегелевского Духа, который посещает человечество, облекаясь в грандиозные свершения, кромешные войны, географические и научные открытия, а потом покидает землю, улетучиваясь в таинственный звёздный туман, унося с собой страсти, мечты и слёзы исчезнувших поколений".

Но на всякое зло есть большее зло, разрастающееся в геометрической прогрессии, возведённое в шестьсот шестьдесят шестую степень. На Стрижайло выходит глава ФСБ Потрошков. Он, как верховный маг или древний жрец, обладает даром внушения, подчиняет себе волю Стрижайло, делает его инструментом в своих руках. Перед политологом ставится задача уничтожить противников нынешнего президента — оппозиционную партию и опальных олигархов. Путь к его победе должен быть расчищен полностью.

Стрижайло запускает новый проект, что является ему как замысел великого эпоса, как план имперского города посреди болот, открывается ему как закон сохранения энергии, выстраивается как периодическая система химических элементов. Стрижайло создает чертёж: в нём угадываются и египетские пирамиды, которых боится время, и вавилонская башня, способная вновь смешать все языки. Политолог вычерчивает чёрный квадрат, где вершинами обозначены Дышлов, Верхарн, Маковский и президент Ва-Ва. Силы всех противников, согласно плану Стрижайло, не концентрируются на президенте, а обращаются друг против друга. В результате целой и невредимой из всех точек квадрата остаётся лишь Ва-Ва. Этой точке и суждено стать вершиной государственной пирамиды.

Так, Стрижайло через подставную программную статью и последующий арест устраняет Маковского. Подарком Сталина через время и пространство в Лондон к Верхарну приходит ледоруб Меркадера. Произведя с помощью магов ампутацию времени, Стрижайло вырезает из истории красный период и красные смыслы: отменяется праздник 7 ноября, выносится из Мавзолея тело Ленина, демонтируются с башен Кремля красные звёзды. Настоящее пожирает прошлое, превращая людей в "историофагов". Но Стрижайло ощущает, что замысел Потрошкова глобальнее, грандиознее, что политтехнологическая операция — лишь прелюдия, снятие первой печати Апокалипсиса.

Постепенно Потрошков открывает Стрижайло, что в потаённых лабораториях спецслужб давно ведётся изучение древнего послания — источника нового, преобразованного вероучения: "Евангелия от Иуды". Согласно ему, Иуда стал не предателем, а носителем тайного знания, полученного через поцелуй в Гефсиманском саду. Затем Иуда разнёс слух о собственном самоубийстве и укрылся в пещере, чтобы написать своё евангелие, которое положит начало "Второму христианству".

Изумлённому Стрижайло кажется, что полюса бытия поменялись местами. Всю свою жизнь Стрижайло теперь увидел как путь от Евангелия от Фомы к Евангелию от Иуды: сомнения, метания между добром и злом в итоге лишили выбора, убедили в том, что добра нет, что это всего лишь оборотная сторона зла, мгновенный голубой блик в негасимом красном пламени.

Потрошков предстал перед политологом как дьявол, который опасен тем, что он всегда не тот, за кого себя выдаёт. Потрошков проповедует, что первое христианство должно быть вытеснено вторым. Иуда должен прийти на смену Христу, явить новую возможность непорочного зачатия через генноинженерию, смешать все дни творения, чтобы человек преодолел облик ветхого Адама и смог создавать гибриды, скрещивая себя с птицей, рыбой, червём, амёбой.

Во Втором христианстве человек сможет побороть грех, достичь очищения, но не через молитву и покаяние, а вполне зримо и осязаемо: вторгаясь в собственный геном, хирургически удаляя ген первородного греха. Но для окончательного перехода ко Второму христианству нужно осуществить "расчеловечивание", "чтобы расщепить ядро мира и вызвать взрыв колоссальных энергий". Нужно умертвить в ДНК человека спираль добра, чтобы всему человечеству приходилось выбирать лишь между одним и другим злом.

Для подобной перекодировки необходим последний решительный шаг — воздействие ужасом: "Испепеление шлаков истории, реликтовых представлений, стирание прежней памяти. Новая идея стоит перед косным человечеством, как странник перед запертыми вратами города. Ему не достучаться. Ужас — это огнемёт истории, стенобитная машина новых идей". Именно через ужас всегда осуществляется переход от одной эры к другой, обнуляется прошлое и зачинается будущее: казни и репрессии, Варфоломеевская ночь и бомбёжка Хиросимы — те ужасы, через которые мир менял кожу, от которых молодое вино разрывало ветхие мехи.

Посреди "пира во время чумы", босхианской оргии, где мир должен превратиться в "Сад земных наслаждений" с человеко-жабами и человеко-змеями, Стрижайло слышит пророчество об избиении младенцев и таинственный призыв: "Не бойся идти во Псков".

В пору полного истощения, когда на глазах Стрижайло ради того, чтобы точка чёрного квадрата стала вершиной пирамиды, на заклание в аэропортах и метро, по заветам Господина Гексогена, идут сотни людей — срабатывает фотоэффект: "Преображение, которое он пережил, было подобно волшебной реставрации, когда тусклая, покрытая вековой копотью картина, испытавшая порчу и разрушения, вдруг явлена на свет в первоначальных дивных тонах, с сочными первозданными красками, прорисованными линиями, неискажённым сюжетом". То ли во сне, то ли в обморочном забытье политологу открывается неведомая жизнь на берегу Чудского озера. Здесь люди не умерщвляют время, не рассекают его на прошлое и настоящее, а живут в согласии с предками и с собой, трудятся сообща, поют, как встарь, застольные песни, смотрят в небо, молятся. Кажется, что спираль зла в душах этих людей полностью одолена спиралью добра и выбирать им приходится между добром и добром. Может быть, это Рай, ведь только здесь возможна она, единственная, к которой Стрижайло влечёт не похотью, а трепетом и любовью, желанием укрепить себя семьёй и продолжить свою жизнь в сыне. Может быть, это параллельная жизнь, что всё время текла в ином пространстве, в ином времени. Жизнь, в которой случилось счастье и в которую можно было попасть, если бы в детстве не подчинился злым духам.

Воздействие ужасом вырывает Стрижайло из счастливой параллельной действительности. Он прозревает, что где-то вот-вот будет сделан роковой шаг ко Второму христианству, "разорвётся пуповина, связывающая человека с Христом". И надо опередить палачей, спасти посреди великого избиения заветное дитя, на жизни которого, как на волоске, держится мир и всё человеческое в нём.

По наитию Стрижайло прибывает в осетинский город в первый день учебного года. Неведомая десница ведёт его в то место, где новый царь Ирод замыслил кровопролитие. Боевиками захвачена школа, в которой несколько дней томятся сотни плененных. Среди них оказывается и Стрижайло.

Теперь он осознает, что его политтехнологиями была запущена адская машина, что с демонтажа политики и истории начался демонтаж мироздания. И теперь, чтобы избежать полного распада, нужно спасти в своём сердце Спасителя как негасимое пламя добра. Ведь только Он является истинным "политологом": определяет времена и сроки, концы и начала. Он — Сеятель: заронит души наши в благодатную почву. Он — Жнец: соберёт урожай наших земных деяний. Он — Мельник: отделит зёрна от плевел. Он — Пекарь: насытит пятью хлебами тысячи голодных. Он — Едок: вкусит с нами на Тайной вечере.

Спаситель воплотился в том измученном жаждой и страхом отроке, что сохранил силы для улыбки как на Спасе Эммануил, даровал свет надежды посреди мрака отчаяния. Это тот самый долгожданный сын Стрижайло, что родился в параллельной жизни на берегу Чудского озера. И теперь из плена террористов нужно бежать с сыном во Псков, как когда-то Иосиф бежал со Святым Семейством в Египет, спасая Истину.

Стрижайло погибнет. Генноинженеры разложат его плоть на молекулы. Но душа вознесётся к берегам Райского озера, где он возьмёт за руки жену и сына, пойдёт с ними в счастливую бесконечность, не даст человечеству отпасть от Христа.

Но в параллельном мире будут по-прежнему взращивать сад земных наслаждений. Тогда вновь сработает фотоэффект, blow up — "вспышка праведного гнева", когда камни, брошенные в Спасителя, обернутся всеопаляющим огнём. С берегов псковского озера ангел принесёт пламенеющую чашу, прольёт на греховный сад.

Александр Проханов // "Завтра", №45, 9 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Храм и вертеп

Предстоящие президентские выборы — грозные, напряжённые, роковые. Президент Путин, заступая на свой четвёртый завершающий срок, станет объяснять народу, чего ждать от его грядущего шестилетнего правления: продолжит ли он построение великого государства Российского, и оно, преодолев вынужденную остановку, ринется вперёд. Или остановка продлится, русло, по которому льётся новая русская история, зарастёт мхом, покроется илом, утонет в песках, и русское время замрёт. Помчится ли вперёд крымский поезд или застынет на ржавых рельсах? Или покатится вспять под уклон?

Слова, с которых президент Путин начнёт свою выборную кампанию, не могут быть тусклыми, как лампочка в коридорах, обтекаемыми, как приморские гальки, бесцветными, как линялые обои. В слабых словах чуткий, уставший от имитаций народ угадает свою печальную судьбу.

Убеждён: слова президента будут огненными. Русское сознание, опыт русских государственников и духовидцев представляли историю России как святую историю. Русскую власть — как сакральную. Русский народ — как народ мессианский. Русский путь — как непрерывное восхождение к идеальному бытию, к совершенному обществу, как приближение из века в век сквозь все погромы, через кромешные пожарища к Царствию Небесному.

Священный смысл русской власти, мессианский отклик русской государственности проявились в возрождении государства Российского после краха 1991 года. Воплотились в Крыме, в восстании на Донбассе, в возвращении России на святые земли в Сирии, в извечном русском порыве к арктическим льдам, к лучезарной Полярной звезде.

Внезапно в этот божественный хорал, в этот торжественный марш, в молитвенный псалом ворвался звук хрипатой фальшивой шарманки, под которую пляшут пьяные уличные девки, бузят хмельные бомжи, ходят на головах карлики и шуты. На президентские выборы вышла Ксения Собчак. Поднимает своими мятыми юбками мусорный ветер, пыльную муть, за которой скрываются волшебные купола Василия Блаженного. Вместо храма — дешёвая размалёванная декорация, которую ставят на улицах Москвы во дни городских именин.

Вслед на Собчак в эту отворённую щель ринулись все бестии, куртизанки, все бессовестные телеведущие и померкшие кинозвёзды, все весёлые безобразницы, разведённые жены, счастливые наложницы, куклы, ряженые матрёшки, лоскутные бабы. Эта огромная дурацкая вереница начинает скакать, визжать, выносить из Мавзолея Ленина, плясать канкан на бутовских рвах, заголяя ляжки, молиться в храмах, превращая президентские выборы в срам, в вертеп, в дискотеку, в дешёвую распродажу.

И какое количество русских людей, уповающих на своё государство, на его серьёзность, глубину и истинность, какое количество этих людей останется дома, позакрывают все двери и форточки, чтобы не слышать звуки этой визгливой скрипучей шарманки!

Столетний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции не прошёл бесследно. Он не вывел на улицы толпы вооружённых солдат и матросов, не привёл комиссаров в кожаных тужурках, с расстёгнутыми кобурами в Дом правительства. Но в эти дни дрогнуло и колыхнулось подсознание огромного количества людей — молодых и старых, тех, в ком не умирала могучая синусоида русской истории. Они пронесли эту синусоиду через несколько поколений, сквозь великие триумфы и страшные поражения. Сколько мерзких, дурацких подделок, карикатур и дешёвых насмешек, коими хотели замусорить великое красное время, видели мы в эти дни! Но это грандиозное космическое время, которое породила Советская Россия, небывалый союз народов, небывалая красная цивилизация, — это время подарено Россией всему человечеству, оно сделало жизнь людей осмысленной, героической и возвышенной.

Может померещиться, что это время кончилось среди супермаркетов, развлекательных центров, рублёвских дворцов, бессовестных миллиардеров, обворовавших свой народ, свою страну. Нет, это время не кануло. Оно лишь ушло в глубину, в тектонические пласты, чтобы хлынуть оттуда огненной лавой. Россия — страна революций. Здесь они берут свои огненные истоки и льются по Вселенной, достигая самых далёких звёзд, чтобы не дать им погаснуть. Эта великая русская мечта стала частью Вселенной. Она латает чёрные дыры, исцеляет от уныния, бессмысленного прозябания людей земли. Объясняет им смысл бытия — в подвигах, в творчестве, в спасении ближнего, в обожании цветка и ребёнка, в создании на земле той идеальной всемирной общины, в которую люди соединятся для огромного вменённого им труда — преображения тьмы в свет, зла в добро, в ослепительную веру, в человеколюбие, в братство, в самопожертвование, в благородство, красоту, божественную справедливость. Это и есть русская мечта. Это и есть храм на холме — то, ради чего Господь создал Россию, русский народ. Об этой мечте хотят услышать люди от будущего президента. Путин, стряхни со своих плеч цепкие лапки норковых блудниц и коварных волшебниц.

Что она, русская мечта? Храм на холме или вертеп в овраге?

Александр Проханов // "Завтра", №45, 9 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.

Инфекция

Шон был хорош собой. Он одевался в самых модных бутиках, стригся у самых дорогих парикмахеров. Его внешностью занимались самые изысканные стилисты. Он брал уроки декламации и жестикуляции у самых известных артистов. Шон был комильфо, но одновременно он был инфекцией. Он попадал внутрь организма и производил там разрушительные действия. Сначала он взламывал клетку, входил внутрь и некоторое время жил в одной клетке, питаясь её содержимым. Съев клетку, он увеличивался в размерах и перемещался в соседние клетки, поедал их содержимое, а сам становился всё сильнее и крепче. Так Шон вселился в клетку Станислава Александровича Белковского и съел её. Потом он стал поедать соседние клетки кожи Станислава Александровича, и кончилось тем, что он съел всю кожу. Станислав Александрович Белковский остался без кожи. И если раньше он кожей чувствовал опасность, то теперь ему нечем стало чувствовать опасность, и он оказался бессилен перед инфекцией Шоном. А тот, между тем, вселялся в один орган Станислава Александровича за другим.

Он вселился в печень Станислава Александровича и, заговаривая ей зубы, читая ей сонеты Маршака, медленно её поедал. Из печени он переместился в селезёнку и, зная пристрастия селезёнки Станислава Александровича к песням Галича, пел ей эти темпераментные песни, а сам съедал селезёнку. Та же участь постигла обе почки Станислава Александровича. Почкам нравилось играть в теннис. Шон выбрал для них удобный теннисный корт и, дождавшись, когда счёт станет 7:4 в пользу левой почки, съел их обеих. Мария Шарапова, узнав об исчезновении почек, ничего не сказала. Желудок, сердце и кишки Станислава Александровича Белковского, то есть весь его фирменный ливер, был съеден Шоном буквально за две недели. Шон, пользуясь страстью сердца, желудка и кишечника Станислава Александровича к странствиям, заманил всех троих в Дарьяльское ущелье и там съел, возложив вину на разбойников, которые в изобилии водились в Дарьяльском ущелье и кормились черемшой. Кости Станислава Александровича сначала превращались Шоном в костную муку. Из этой муки Шон испекал оладушки, а уж потом их съедал. И естественно было от оладушек перейти к ладушкам. Ладошки у Станислава Александровича Белковского были пухленькими, и их жалко было съедать. Поэтому Шон сначала срисовывал их себе на память, а потом уж съедал. А поскольку Шон был хиромантом, он перед тем, как съесть ладошки Станислава Александровича Белковского, рассматривал на них линию жизни. Эта линия говорила о бессмертии.

Инфекция Шон съел у Станислава Александровича Белковского все ткани, все нервы, все лимфатические узлы, съел весь волосяной покров. От всего Станислава Александровича остался только один маленький вьющийся волосок, что притаился у него на лобке, притворился неимущим, безответным и прошёл мимо внимания Шона, не попавшись ему на глаза. Таким образом Шон, будучи инфекцией, поразил всего Станислава Александровича Белковского и добился его исчезновения.

Но это исчезновение болезненно сказалось на политическом процессе как в России, так и на Украине. Политологическое сообщество, к которому принадлежал Станислав Александрович Белковский, осиротело. Станислав Александрович, исчезнув, поставил под удар тройственный союз, который образовывали он сам, Глеб Павловский и Леонид Радзиховский. Распавшись, этот тройственный союз продолжал распадаться и дальше. Вскоре на месте, где когда-то бушевали великие проекты возвышенной мысли и блистали умом три великих просветителя, осталась горстка недоеденных Шоном молекул, в которых жалко копошилась политолог Шульман. Она, несмотря на свою хрупкость и женственность, взялась за реконструкцию Станислава Александровича Белковского. Когда она ела рисовую котлетку, ей в рот случайно попал волосок, который неприятно щекотал язык. Она вытащила изо рта волосок и узнала в нём волосок Станислава Александровича. Именно этот волосок, присущая ему яркость, выразительность суждений и тонкая диалектика побудили политолога Шульман приступить к реставрации.

Она обратилась в лабораторию Касперского, который знал, как защищать социальные сети от вторжения хакеров, и мог набросить узду на любого хакера, а также принудить его вернуть владельцу содержимое взломанного аккаунта. Касперский и Шульман, пользуясь генетическим кодом, который они обнаружили в волоске Станислава Александровича Белковского, создали графический контур, который приблизительно, в общих чертах повторял очертания самого Станислава Александровича. Затем приступили к наполнению этого контура. Костное вещество Станислава Александровича Белковского они заменили композитными материалами и на них, как на сверхпрочный штатив, стали навешивать отсутствующие органы. Мозг, вечно кипящий, непрерывно производящий идеи, исполненный всевозможных размышлений и догадок мозг, связывавший Станислава Александровича с ноосферой, был заменён Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Он ближе всего и по числу нейронов, и по мировоззрению подходил к мозгу Станислава Александровича Белковского и был почти неотличим от последнего, если не считать его пристрасти к алогизмам, обнаружив которые в обсуждении американского президента, он начинал вдруг хихикать.

Печень Станислава Александровича Белковского заменила Евгения Марковна Альбац, привыкшая в миру перерабатывать социальные яды в живительные эликсиры, являя собой целую лабораторию, в которой жёлчь, смешанная с ртутью, нагретая в реторте до 2000 градусов, превращалась в камень, который из печени Евгении Марковны, как из каменоломни, добывали древние мастера, возводя из этого камня пирамиды.

Мочевой пузырь Станислава Александровича Белковского, как наиболее деликатный, чувствительный орган, был представлен сразу двумя: Евгением Ясиным и Майей Пешковой, которые умели хранить тайну и не допускали утечек до той поры, покуда на это не будет воли отца. Место съеденных Шоном почек заняли Оксана Чиж и Антон Орех – два неразлучных полюса одного и того же магнита. Если бы не было Антона Ореха, не было бы и Оксаны Чиж, а если бы Оксане Чиж вздумалось отлучиться, то Антон Орех не находил бы себе места.

Ливерную часть организма, состоявшую прежде из желудка, сердца и кишечного тракта, заняли Ксения Ларина, Ольга Бычкова и Ольга Журавлёва. Причём Ксения Ларина, естественно, была сердцем: чувствительным, открытым красоте и добру. Редкие инфаркты, которые случались с сердцем Станислава Александровича Белковского, не мешали Ксении Лариной тайно исповедовать сталинизм и умело конспирировать свою имперскую сущность. Ольга Журавлёва и Ольга Бычкова, будучи желудком и кишечником Станислава Александровича, знали, какую чудовищную нагрузку им предстоит выдержать, ибо привычка Станислава Александровича Белковского посещать дорогие рестораны, вкушать заморские яства, включая мёртвых пауков и живых древесных жаб, не сулила обеим Ольгам ничего хорошего. Но они приняли свою долю со смирением, как истинные католички.

Для реконструкции детородных органов Станислава Александровича Белковского у Касперского и Шульман не нашлось дубликатов, и они оставили это место в организме Станислава Александровича пустым до времени, пока не подрастут детёныши дикобразов, привезённых в зоопарк из Австралии.

Волосяной покров Станислава Александровича Белковского обеспечивали Дондурей и Юрий Кобаладзе. Была использована примитивная техника пересадки волос, после чего Станислав Александрович покрылся густой шерстью. Первородный волос, давший жизнь и смысл всему остальному, с лобка был перенесён на левый глаз и превратился в ресничку, придававшую подмигиванию Станислава Александровича Белковского особую прелесть и выразительность.

Оставалось последнее: этот синтезированный, но ещё не живой организм следовало одухотворить, другими словами – вдохнуть в него дух, ещё точнее – газ. На ягодицах Станислава Александровича Белковского Касперский и Шульман установили вентиль, подвели к нему нитку «Газпрома» и подали газ, тот самый, что обеспечивал жизнедеятельность радиостанции «Эхос Мундис». Газ проник внутрь Станислава Александровича и оживил все составляющие его органы. Причём в первые минуты после пуска ожившему Станиславу Александровичу было не по себе, потому что его пучило. Но Шульман и Касперский показали, как нужно сбрасывать излишки газа, и Станислав Александрович Белковский воспользовался этим нехитрым навыком. Иногда из Станислава Александровича вырывался газовый факел, и когда его просили объяснить, что это в нём горит, он отвечал: «Это попутный газ».

Шон, будучи инфекцией, больше не мог повредить здоровью Станислава Александровича Белковского, и тот больше не видел в Шоне опасного заболевания, а только кавалера. Кавалер-комильфо Шон и воскресший для новой жизни Станислав Александрович Белковский нередко прогуливались по набережной Днепра. Иногда в животе у Станислава Александровича что-то начинало бурлить, и пленительной голос Ольги Бычковой спрашивал у Ольги Журавлёвой: «Как ты думаешь, он снова идёт в ресторан?».

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 7 ноября 2017 года
berlin
jewsejka


смотреть с 2:06:00


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВЕЧЕР с Владимиром Соловьёвым

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 31 октября 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА С БОРИСОМ КОРЧЕВНИКОВЫМ

Александр Проханов (теле-эфир) // "Первый канал", 3 ноября 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ

тема: Примирение возможно?

ведущие: Екатерина Стриженова и Анатолий Кузичев

В российском обществе все чаще ведутся разговоры о необходимости "национального примирения". Символом этого стали памятники политическим противникам прошлого. В июне курганские депутаты приняли решение об установке монумента под названием "Примирение", который должен был увековечить память погибших в годы Гражданской войны. Проект мемориала представляет собой изображение двух братьев, ставших из-за войны врагами, которых примиряет мать. Подобная инициатива возникла и в Севастополе. Пока оба этих памятника так и не были установлены. Их возможное строительство вызвало широкий общественный резонанс. Одни верят в возможное примирение ранее враждующих сторон, а кто-то выступает решительно против, считая это предательством.


В студии "Время покажет" рассуждают о том, возможно ли сегодня примирение общества и если да, то на каких условиях. Также эксперты говорят об идее захоронения тела Ленина - вопросе, по которому в обществе долгое время не удается достичь консенсуса, - и пытаются понять, может ли это стать одним из объединяющих факторов.

Александр Проханов // "Завтра", №44, 2 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.

Дедушкин табак

Станислав Александрович Белковский как-то услышал о себе, что он неисчерпаем, как электрон, и усомнился в том, что электрон неисчерпаем. Он стал вычерпывать электрон. Он его черпал, черпал, наконец вычерпал до дна и на дне электрона нашёл заповедь. Эта заповедь гласила: «Не улыбнись и не улыбаем будешь». А был Станислав Александрович улыбаем. Его улыбали все, кому не лень. Улыбали спереди, сзади, улыбали в ухо, в рот. Как увидят его, так и начинают улыбать. Станислав Александрович Белковский, следуя заповеди, перестал улыбаться. И сразу все перестали его улыбать. Тогда он остался в одиночестве.

Одиночество стало его тяготить, и он вдруг понял, что ему необходимо, чтобы его улыбали. Тогда он решил повысить свою инвестиционную привлекательность. А когда повысил, все стали делать в него вклады. В него вкладывали, вкладывали… Вкладывали спереди, сзади. Особенно ему вкладывали в рот. После чего он начинал вещать. Сначала он просто вещал, а потом стал радиовещать. Он приходил на станцию «Эхос Мундис» и вещал. Он вещал о том, что в этом году будет большой урожай лесных орехов, но не объяснял почему. Однако это сбывалось. Ещё он вещал, что рыбка гуппи расплодится в таком количестве, что образует косяки, а те станут мешать судоходству. Ещё он вещал, что пупырышки в области паха следует выводить лейкопластырем, приклеивая его с помощью газеты «Коммерсант». Но брать не свежий номер, а лежалый, ополаскивая его крутым кипятком, который выводит из «Коммерсанта» вредные примеси и оставляет одни витамины. Ещё он вещал, что лак для ногтей легко может быть использован для покрытий дальних бомбардировщиков, что делает эти летательные аппараты невидимыми.

Станиславу Александровичу Белковскому поступали всевозможные предложения от радиослушателей, среди которых были члены правительства, главы корпораций, лидеры организованных преступных группировок. Все они предлагали Станиславу Александровичу поступить к ним на службу и делать прогнозы. Он пошёл работать в правительство и там делал прогнозы. Он прогнозировал, что рост урожаев ячменя приведёт к снижению себестоимости тяжёлых экскаваторов, а это повлечёт за собой распространение грибковых заболеваний, что поможет нашим певцам выиграть «Евровидение».

Отработав в правительстве и заслужив благодарности, Станислав Александрович Белковский перешёл на работу в корпорацию. Корпорация была закрытого типа, производила продукт, который не значился в номенклатуре и был незрим для враждебной разведки, потому что его вообще не было. Станислав Александрович прогнозировал, как увеличить число несуществующего изделия, а потом и вовсе сделать всю корпорацию незримой, что нанесёт непоправимый вред «Дженерал Моторс» и «Мобил электроник».

Поработав в корпорации и получив награду в виде несуществующих «золотых парашютов», он перешёл на работу в организованную преступную группировку. Эта группировка маскировалась под радиостанцию «Эхос Мундис» и убирала неугодных. И хотела легализоваться. Причём многие её члены становились депутатами Государственной Думы и отправлялись в Антарктиду. Вместе с ними Станислав Александрович Белковский хотел достичь на собаках Южного полюса, но потерпел неудачу и вмёрз в льдину. Там его сняла со льдов неизвестная подводная лодка, плывшая по соседству. Станислав Александрович Белковский оказался на борту этой подводной лодки, где его поили горячим ромом и возвращали к жизни. Когда Станислав Александрович стал понемногу оттаивать и убедился, что окружавшие его незнакомцы не хотят сделать из него строганину, он вдруг стал различать их язык. Они говорили на чистейшем берлинском наречии, которое было свободно от англицизмов, засоривших немецкий язык после поражения в 1945-м году. Он понял, что находится на немецкой подводной лодке, которой командовал адмирал фон Ревенбрюк, личный друг Адольфа Гитлера. Станислава Александровича Белковского спросили: хочет ли он служить Рейху? И он ответил утвердительно, потому что был знаком со статьями патриотического генерала Леонида Ивашова, изучавшего секретные базы фашистских подводных лодок. Эти базы находились в ледяных штольнях Антарктиды, куда вывезли из Германии при наступлении союзников золото Рейха, а вместе с ним Адольфа Гитлера и Еву Браун.

Подводная лодка, не погружаясь, плыла среди льдов. На этих льдах было много пингвинов. На некоторых из них Станислав Александрович Белковский заметил железные кресты. Пингвины, увидев его, встречали его появление фашистским приветствием. Это смущало Станислава Александровича, ибо он боялся, что его вместе с пингвинами привлекут за пропаганду фашизма. Адольф Гитлер и Ева Браун проживали в ледяном дворце. Они не оставили мечту о создании совершенного человечества. Человечество должно было произойти от академика Сахарова и Александра Солженицына. Оба светочажили в Ледяном дворце со своими жёнами Еленой Боннэр и Натальей Солженицыной. Елена Боннэр много курила, а Наталья Солженицына хотела отучить её от вредной привычки и подмешивала в табак Елены Боннэр хорошо перетёртых сушёных мух. Для того чтобы будущее человечество было стойко к катаклизмам, особям пересаживали внутренние органы, взятые у Леонида Ильича Брежнева и Юрия Владимировича Андропова, потому что у того и у другого были органы, которые не значились в анатомических атласах и отсутствовали у обычных людей, а являлись органами будущего.

Станислав Александрович Белковский спросил у врача, который лечил Юрия Владимировича Андропова, зачем его, Станислава Александровича, привезли в Антарктиду, в Центр по созданию будущего человечества? И лечащий врач ответил ему: он, Станислав Александрович Белковский, и является представителем будущего человечества. Об этом свидетельствовали труды патриотического генерала Леонида Ивашова. Его выбрали арийские боги из миллиардов людей и открыли ему заповедь «Не улыбнись». Выполнив эту заповедь, Станислав Александрович Белковский стряхнул с себя прах ветхого человечества и стал носителем будущего. Уходя гулять из своих ледяных апартаментов, Станислав Александрович видел, как в парадном ледяном зале, высеченном в недрах айсберга, прогуливаются Адольф Гитлер и Ева Браун. И режиссёр Сокуров снимает о них фильм, написанный по сценарию Эльдара Рязанова и Эльдара Дадина. Эльдар Дадин стоял тут же в одиночном пикете. И на его плакате была надпись: «Свободу Эльдару Дадину».

Станислава Александровича Белковского стали готовить к путешествию в будущее. Сначала из него выпарили всю жидкость, потом его долго сушили на солнце, как вяленую рыбу. Потом его перемололи в муку. Каждая частичка муки была размером со спору папоротника. В таком виде Станислава Александровича Белковского вынесли наружу из ледяных чертогов и развеяли по ветру. Споры Станислава Александровича разлетелись по всему миру и стали прорастать. Где упадёт спора – там и прорастёт. Споры прорастали на всех континентах. Скоро они заполонили весь мир, вытеснив ветхое человечество. И вместо обветшавшего человечества возникло новое, и каждая особь имела лицо Станислава Александровича Белковского.

У этих особей не было пупка, и они размножались спорами. В начальных классах школы, обучая маленьких детей методам размножения, учителя показывали им гриб «дедушкин табак», который, состарившись и достигнув половой зрелости, лопался, и из него вылетало дымное облако спор. Эти споры понимали друг друга с полуслова по едва заметным жестам и унаследованной древнемасонской традиции не улыбаться. Но одна спора сохранила рудиментарную привычку улыбаться. Эту спору звали Шон.

Шон был разновидностью Станислава Александровича Белковского. Он отличался от типового образца способностью жить в безвоздушном пространстве в кипящей серной кислоте под давлением в сто тысяч атмосфер. Там он превращался в алмаз. И там его нашёл античный Антей. Так образовался «Алмаз-Антей». «Алмаз-Алтей» производил зенитные ракетные установки С500, которые были переданы российской стороной сирийским ПВО. Это привело к перелому в сирийской войне, и было заключено долгожданное соглашение. Соглашение между Россией, Соединёнными Штатами Америки и клубом «Распутин» заключили тайно. Оно хранилось только в двух экземплярах и получило название пакта «Распутин-Белковский». Именно этот пакт лёг в основание будущего мироустройства.

Поэт Дельвиг, прогуливаясь по невской набережной, завидя во время прогулки Станислава Александровича Белковского, первым снимал шляпу и любезно спрашивал:

- Правда ли, что нынче в наших лесах ожидается большой урожай орехов, что приведёт к разрастанию популяции чижей?

На что Станислав Александрович, снимая шляпу в ответ, загадочно улыбался:

- Дорогой Дельвиг, вы присмотритесь внимательно к Антону Ореху и Оксане Чиж. Их поведение вам многое подскажет.

Александр Проханов // "Завтра", №44, 2 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Красная орбита вселенной

Октябрьская социалистическая революция. Великая, вселенская, баснословная, красная, плодоносящая. Сто лет её огонь согревает остывающий мир. Сто лет её огненное соцветие пылает в умах, в науках, в людских свершениях, в восстаниях угнетённых народов, в поэмах и симфониях ясновидцев.

Какое количество трусов и пошляков мы видим в дни революционного юбилея! Словно жирные скользкие червячки, они выползли из гнилой трухи сегодняшнего тухлого мира. Клевещут на красный Октябрь. Брызгают на него капельками липкого яда. Стремятся источить саму память о нём. Они смехотворны и жалки. Революция была всегда — от сотворения мира. Мир сотворён божественным революционным порывом, благодаря которому Господь Бог вырвал из своей загадочной сердцевины всё огромное многообразие вселенной с её звёздами, героями, цветами, законами физики и божественными законами души.

Создавая мир, Бог внёс в него мечту — мечту о богоподобном бытии, о совершенстве, единой симфонии, где нет места насилию, лжи, себялюбию, где нет смерти, а есть любовь, красота и бессмертие. Эту мечту несёт человечество через всю свою историю. Эта мечта и движет историей. Она проталкивает человечество сквозь беды, распад, уныние. Мечта сияет и манит к себе народы. Манит всех людей — и тех, что, облачённые в звериные шкуры, жили в пещерах и рисовали на каменных стенах свои магические образы. И тех, кто брал в руки кисть и рисовал "Купание красного коня", водружал над рейхстагом красное знамя Победы, возносился в космическом корабле на красную орбиту вселенной.

Россия — страна революции. Русский народ — революционер и подвижник. Революционерами были бунтующие стрельцы, Пугачёв и Разин, декабристы и народовольцы. Революция дышала в трактатах и песнях, вся русская классическая литература была предчувствием революции, была псалмом, в котором дышала мечта.

Пушкин пел о звезде пленительного счастья. Лермонтов провидел "год, России чёрный год, когда царей корона упадёт". Достоевский знал, что революция неизбежна, и в ужасе писал своих "Бесов". Толстой был "зеркалом русской революции". Весь Серебряный век вымаливал у Господа революцию.

Гумилёв говорил о себе: "Я — угрюмый и упрямый зодчий храма, восстающего во мгле. Я возревновал о славе Отчей, как на небесах, и на земле". Он предвидел время, когда "Млечный Путь расцветёт нежданно садом ослепительных планет".

И вот она — грозная и прекрасная — свершилась, в хлынувшем народном потоке загудела и засверкала. Это великое искусство русского авангарда: Петров-Водкин и Платонов, Есенин и Хлебников, архитектор Мельников и скульптор Цаплин, "Музыка сфер" Прокофьева. Революция — это "весна человечества, рождённая в трудах и бою", так славил её Маяковский.

Может показаться, что в 1991 году красные духи революции были изгнаны из русской судьбы. Нетопыри и злые волшебники разрушили красное царство. Зарубили топорами Красного коня. Залили своей чёрной спермой алые святыни революции. Но всё это мнимо! Новое государство Российское возникло из праха и несёт в себе багряные гроздья революции. Нынешнее государство Российское — это революция, победившая смерть. Это гнездо, в котором красная птица мировой революции снесла своё огненное яйцо.

Бессовестные богачи, которые изгрызают обманутый, изнурённый народ. Воры и стяжатели, засевшие в министерствах и вельможных палатах. Бессовестные трутни и бездари, обрекающие народ на угрюмые труды и безысходную бедность. Мытари и банкиры, остановившие ход русской истории, отказавшие современной России в развитии…

Вслушаемся в гулы родной истории, отринем мишуру лживых клеветнических сериалов, тошнотворные программы Малахова и бесстыдные танцы Собчак. Их всех сдует ветер русской мечты. Революция неизбежна — сверху или снизу. Или из кремлёвских башен, над которыми пламенеют рубиновые звёзды. Или из подворотен Красной Пресни, где ещё гремят давнишние баррикады и лязгают затворы трёхлинеек.

Донбасс. Его грандиозное восстание — это первый акт революции, отрицающий тьму 1991 года, срывающий кляп, наброшенный на русские уста.

В Институте мозга в Москве мозг Ленина рассечён учёными на тридцать тысяч тончайших пластин, и каждая хранится в потаённом сейфе. Найдётся великий учёный, светлоокий маг, отыщется дивный поэт и подвижник, который проникнет в сумерки сейфов, извлечёт бесценные срезы, сложит их воедино. И вновь запылает ленинский мозг. И в нём, как в первый день творенья, полыхнёт взрыв революции, увлечёт Россию туда, в бесконечную прекрасную даль, где сияет бессмертная русская мечта — мечта о небесном царстве, граница которого начинается сразу там, где кончается граница России.

В Кремле разбилось голубое блюдце,
И с колокольни колокол упал.
Зажглись над Русью люстры революций,
И начался кромешный русский бал.

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 26 октября 2017 года
berlin
jewsejka


АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе 60 МИНУТ

ведущие: Ольга Скабеева и Евгений Попов

тема: Украина в поисках российского следа

Кому перешел дорогу нардеп Мосийчук? Украина обвинила в покушении Рамзана Кадырова. Что на это ответил глава Чечни? Почему Мосийчук сравнил себя со зверем? И первые результаты культурной агрессии в школах и театрах Незалежной. Больше 92% жителей Украины считают себя этническими украинцами и только 5,5% - русскими.

Александр Проханов // "Завтра", №43, 26 октября 2017 года
berlin
jewsejka
Табуретка

Британский МИД требует заменить термин "беременные женщины" на "беременные люди"

Табуретка - табурет, стул скамейкой, без прислона. Круглый табуретец под фортепиано. Табуретная подушка.
В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

Александр Проханов:

— Мир расхлёбывает очередную гендерную новость: англичане решили больше не употреблять выражение «беременная женщина», потому что существуют особи, которые носят в себе как женские, так и мужские черты. Причём эти особи обладают способностью в определённом случае беременеть. Они не являются женщинами, а являются неизвестно чем, тем не менее у них начинает расти живот. Поэтому, исходя из политкорректности, толерантности и прав человека, беременных решили назвать просто «людьми». Вводится понятие «беременный человек» — слава богу, что не беременная корова. Над этим можно смеяться, этим можно возмущаться, как это, естественно, делаю и я. Однако за этой чудовищной антиконсервативной, безмерно либеральной средой — в которой стираются грани между мужчиной и женщиной, между половой распущенностью и половым воздержанием, исчезают представления о нормах, о нормальной семье, о нормальном ребёнке, — в этом либеральном месиве, которое начинает кипеть в европейской среде, прослеживаются другие тенденции, к которым следовало бы отнестись серьёзнее.

Идёт стремительное вторжение в биологическую среду, в биологические организмы, в биологические особи. Идёт конструирование бактерий, конструирование водорослей, конструирование насекомых, конструирование животных и в конце концов — конструирование человека. Новейшая наука о человеке позволяет (или очень скоро позволит) создавать искусственных людей с параметрами, которые заложены в исходное досье. Искусственный интеллект позволяет предать этому организму, этой сконструированной особи характер эмоционально и интеллектуально оснащённого человека. Например, всевозможные композитные материалы позволяют создать для этого человека кожные оболочки или костный состав. А вторжение в генетику способно создавать особи как мужского пола, так и женского, а также смешанного пола, который нельзя определить как мужчину или женщину. А также, по-видимому, и нечто такое, что вообще выходит за пределы полов: существо, лишённое половых признаков, наделённое какими-то другими, ещё не существующими признаками. Например, такими признаками, которые — да простят мне эту вульгарность — способны беременеть от табуреток, на которые они садятся и, в конце концов, рожать не людей, а табуретки, с которыми они таким образом совокупились. Я утрирую, но такая возможность существует.

Поэтому эта новость, которая сейчас прозвучала и вызвала возмущение феминисток и восторги свободомыслящих либералов, является сигналом о грядущей неопределённости, в которую будет помещён сегодняшний человек. Как он будет бороться с этой неопределённостью — трудно сказать, потому что существует свобода исследований, свобода неограниченного эксперимента. Люди — особенно богатые люди, богачи — занимаются биотехнологиями с тем, чтобы продлить свою жизнь до бесконечности. А в идеале — стать бессмертными. И в создании бессмертного человека такие признаки, как пол, могут оказаться совершенно лишними и ненужными. Поэтому мне кажется, что современные люди должны очень внимательно следить за прогрессом цифровых сфер, за прогрессом современных биотехнологий, чтобы они в один прекрасный день не накрыли людей огромным чёрным колпаком и поместили в разряд меньшинства, имя которому человек.

Думаю, что история будет проходить следующим образом. Революцию XXI века, в частности биотехнологическую революцию, не остановить, потому что за этой революцией стоят гигантские деньги, гигантские силы и вообще, по-видимому, мировая тенденция. Исследования и фабрикации не остановить, сколько бы ни возмущалась церковь или гуманитарное искусство. Но в какой-то момент возникновение этой новой среды, отрицающей традиционного человека, вызовет восстание. Впереди неизбежно восстание человечества. Чем кончится это восстание? Трудно сказать. Но восстание человека, направленное против биороботов, восстание человека, направленное против античеловечества, восстание человека, направленное против сверхчеловечества — неизбежно. И к этому восстанию надо готовиться, и тогда художники или проповедники должны возглавить это восстание — чем бы оно, это восстание, ни кончилось. Может быть, в этом восстании падут все богооткровенные художники и пастыри, но, может быть, оно ценой огромных потрясений и жертв приведёт к возвращению человеческого.

Я в последнее время всё больше и больше перечитываю Апокалипсис. Приход Царствия Небесного, приход нового Иерусалима, приход новой Земли и нового Неба будет связан с огромным восстанием, с огромными катастрофами, с огромной, гигантской, может быть — последней в этом мире революцией.

Александр Проханов // "Завтра", №43, 26 октября 2017 года
berlin
jewsejka
Валдайские мудрецы

Уже который год я удостаиваюсь чести быть приглашённым на Валдайский форум. Высоколобые политологи, профессора мировых университетов, исторические концептуалисты, представители корпораций и технократы со всего белого света съехались в Сочи. По изумительной горной дороге вознеслись к сверкающим снежным вершинам и там, среди оранжевых осенних лесов, в великолепном отеле с утра до ночи философствовали, дискутировали, обсуждали насущную, пугающую всех проблему: куда движется этот сорвавшийся с основ мир. В какую слепую пропасть летит человечество, не способное управлять противоречиями между странами и народами, между прошлым и будущим, между человеком и природой, между авангардом и традицией.

Я любовался снегами Кавказа, которыми когда-то любовался Лермонтов, слушал знатоков политики, экономики и военного дела и сквозь их голоса внимал гулам грозного приближающегося к нам будущего.

Министр иностранных дел Сергей Лавров, рассказывая о международных отношениях, коснулся десятка вопиющих конфликтов. Корейский полуостров, где приближается вероятность ядерной войны между Северной Кореей и Штатами. Ближний Восток, где бушует война, и разгром ИГИЛ вовсе не сулит прекращения мирового терроризма, а лишь его расползание. На Украине продолжают грохотать установки залпового огня, гибнут люди в Донецке и Луганске. Минские соглашения напоминают призрак, летучий дым от разорвавшегося снаряда. Угрюмая лава НАТО наползает на границы России, наводняя своими контингентами прибалтийские страны и Польшу. Арктика, куда нацелены военные усилия многих стран, ведущих охоту за мировыми углеводородами. Запутанные ядерные отношения между Россией и Соединёнными Штатами, над которыми улетучивается контроль, что чревато безудержной ядерной гонкой. Ирано-американская ядерная сделка, что рушится на глазах, сулит острейший военный кризис в этом регионе. Южно-Китайское море, через которое проходят мировые коммуникации между Западом и Востоком, и нависшая над этими коммуникациями американская угроза.

Министр Лавров методично и чётко, с бесстрастностью электронно-вычислительной машины описал все эти конфликты, каждый из которых таит мировую вой­ну, и отметил, что ни один из них не поддаётся управлению и регулированию.

Да и как можно регулировать эти конфликты, если все они являются результатом сместившегося с основ мира, результатом колоссальных лавинообразных изменений, охвативших все стороны человеческой жизни? Как можно регулировать лавину, регулировать революцию? Революцию нельзя регулировать, в ней можно только участвовать — участвовать правильно или дурно.

Россия, в отличие от многих стран мира, имеет колоссальный опыт участия в революциях. Весь двадцатый век был порождён русской революцией. Сегодня, в буре революционных перемен, Россия обладает колоссальными преимуществами страны, знающей природу и последствия революции. Это драгоценный исторический ресурс, ещё более драгоценный, чем ресурс углеводородов или цифровых технологий, ресурс, которым Россия не пользуется.

После 1991 года российская власть отринула весь красный период, поставила крест на всём революционном процессе, демонизировала само понятие революции, она боится использовать этот грандиозный исторический ресурс. Она боится признать, что революция является неизбежной составляющей мирового исторического времени, что она — способ, которым человечество проталкивается сквозь игольное ушко истории. Революция есть исторический закон, такой же неоспоримый, как всемирное тяготение. Забвение этого закона, неумение им пользоваться обрекают Россию на стратегическое отставание.

Тем отраднее было слышать выступление президента Путина, который, быть может, впервые за всю постсоветскую историю воздал должное тому, что случилось в России сто лет назад. Он согласился с тем, что революция явилась результатом вопиющей несправедливости, несовершенства предреволюционной России. Результатом беспомощности власти, не сумевшей откликнуться на чаяния народа и приступить к преобразованиям. Путин сказал, что свершившаяся русская революция, невзирая на огромные разрушения, достигла грандиозных результатов при строительстве российского общества и мира в целом. Русская революция 1917 года изменила мир и сделала его таким, каким мы его сегодня знаем.

Рассуждения президента Путина отличаются от недавно прозвучавших клерикальных заявлений, в которых революция по-прежнему трактуется как мировое зло, как форма сатанинского наваждения.

Это новое отношение к советскому периоду прозвучало и в выступлении вице-премьера Игоря Шувалова: неожиданно, вопреки либеральным утверждениям, он заявил, что частная собственность на средства производства не всегда являет свои преимущества перед собственностью государственной. Государственная собственность, заклеймённая в России, выдержала множество испытаний и сегодня демонстрирует значительно более эффективные результаты, чем экономика, основанная на частной собственности. Частную экономику сопровождают провалы, неэффективность, воровство. Государство Российское отказывается от тотальной приватизации, оставляя за государством эффективные сферы хозяйствования.

Шувалов рассказал о предстоящей реформе в Министерстве экономического развития, которое в ближайшее время переедет в одну из башен Москва-Сити. И в этом обновлённом министерстве образуется мощная плановая компонента, которая займётся долгожданным концептуальным проектированием. Ибо уже сегодня государство Российское достигло такой зрелости, что оказалось способным запустить два мощных цивилизационных проекта.

Один из них — Арктика, проект, восстанавливающий в полной мере всю полярную цивилизацию России, закрывающий образовавшуюся после 1991 года оборонную брешь. И другой проект — на южном фланге России, который создаёт южный заслон, используя мощь Черноморского флота, господство в Чёрном море, обеспечивает присутствие на северо-африканском побережье, в Сирии, даёт возможность формировать в Средиземном море мобильную военно-морскую эскадру России. Этот заслон способен противодействовать натовским угрозам с южного фланга.

Два этих проекта, по утверждению выступавшего на форуме Вячеслава Володина, необходимо оформить в долгожданную философию Общего дела. Того самого общего дела, которое в состоянии примирить сегодняшнее расколотое, бессмысленно бушующее российское общество, где все три его фрагмента — красный, белый и либеральный — находятся в броуновском движении, сталкиваются и истощают друг друга.

Я слушал выступления выдающихся политологов и политиков, что исследовали явления современного бурлящего мира, и меня изумляла их приземлённая рациональность, при которой сильные, натренированные умы осмысливали явления эмпирически, стараясь создать на основе этих эмпирических представлений целостную картину мира. Но революционный мир каждый раз вырывался за пределы этих рациональных картин.

В сегодняшнем мире протекает грандиозная всеаспектная революция, которая во многом является нерациональной, не поддаётся рациональному осмыслению, а значит, и рациональному управлению. В современном человечестве вновь загорелась вселенская мечта — мечта о совершенном справедливом бытии. Мечта, к которой люди стремятся из недр своей культуры, своего народа и своей веры. Исследование этой мечты, её формулирование, поиск её общих, единых для всего человечества черт — этим помимо учёных должны заниматься художники, поэты, мистики, знатоки вероучений. Надеюсь, что грядущий Валдайский форум, который соберётся через год среди этих сверкающих гор, посвятит свои заседания исследованиям мировой мечты, той её высшей формы, где сливаются и совпадают русская мечта, мечта китайская, мечта германская, мечта нигерийская. Ибо все мечтания земных народов едины — это желание создать вселенское цветущее братство, образы которого можно найти в мифологии всех народов, в трактатах всех самых выдающихся учителей мира.

Александр Проханов // "Завтра", №43, 26 октября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".

Шон-капюшон

Хакер Шон очень любил взламывать странички в Фейсбуке. Бывало, начнёт взламывать – и взламывает, взламывает, взламывает, пока не устанет, а потом свернётся в клубочек и отдыхает. И так случилось, что главный редактор радиостанции «Эхос Мундис» Алексей Алексеевич Венедиктов заподозрил своих сотрудников в заговоре. Будто они замыслили его свергнуть и занять его место. И что они ведут переписку в Фейсбуке, как осуществить этот заговор, свергнуть Алексея Алексеевича Венедиктова и посадить на его место Лесю Рябцеву. Алексей Алексеевич обратился к хакеру Шону, с которым был связан через СБУ, с тем, чтобы Шон вскрыл странички Фейсбука его сотрудников и Алексей Алексеевич Венедиктов мог ознакомиться с содержанием переписки.

Хакер Шон начал вскрывать странички у сотрудниц радиостанции «Эхос Мундис». А надо сказать, что сотрудницы в целях безопасности хранили эти странички у себя под юбками. И когда хакер Шон залезал к ним под юбки и ломал им странички, им было немного больно, и они издавали звук «ой». Так хакер Шон взломал страничку Ольги Бычковой, и та сказала «ой». Потом он взломал страничку Ольги Журавлёвой, и та сказала «ой». Потом он взломал страничку Оксане Чиж и Нателле Болтянской, и обе сказали «ой, ой». Так Шон залезал под юбки и ломал странички многим ведущим радиостанции «Эхос Мундис», и те каждый раз говорили «ой, ой, ой». Но Ксения Ларина и Майя Пешкова, когда хакер Шон залез к ним под юбки, не издали обычный в этих случаях звук «ой», потому что странички у Ксении Лариной и Майи Пешковой были давно взломаны. И когда к ним Шон входил на странички, они не чувствовали боли и не издавали звук «ой».

Вслед за Шоном шёл Алексей Алексеевич Венедиктов и проверял содержимое страничек своих сотрудниц. У Ольги Бычковой он нашёл на страничке запись, которая гласила: «Здесь побывала рота Псковской воздушно-десантной дивизии. И мы ещё вернёмся». У Ольги Журавлёвой была такая надпись: «Здесь ночевали лесорубы, было тепло, но сыро». На странице Оксаны Чиж: «Мы, зэки колонии строгого режима, когда нас помещали на страничку, думали, что это карцер, а это курорт». На страничке Майи Пешковой, как на стене пещеры, была начертана надпись: «Иди вперёд до конца». Алексей Алексеевич Венедиктов пошёл вглубь Майи Пешковой и, не захватив с собой фонарь, шёл на ощупь. Он пробирался сквозь Майю Пешкову три дня и вышел на волю через её рот, дышал свежим воздухом и не мог надышаться. Когда хакер Шон ломал страничку у Юрия Кобаладзе и Антона Ореха, они вместо тихого сдавленного «ой» громко кричали и оглашали окрестности нецензурной бранью.

Алексей Алексеевич Венедиктов убедился в том, что никакого заговора нет. Посовещавшись с СБУ, он решил выдать замуж своих сотрудниц за ведущих политических деятелей Украины. Ольгу Бычкову он выдал за Порошенко. Ольгу Журавлёву выдал за Яценюка. Оксана Чиж вышла за Тягнибока. Майя Пешкова вышла за Яроша. Евгения Марковна Альбац вышла за Коломойского. Ксения Ларина уже давно любила Саакашвили и заключила с ним брак не по расчёту, а по любви. Юрий Кобаладзе женился на Юлии Тимошенко, а Антон Орех попросил руки у Надежды Савченко, и та пустила его к себе. Все свадьбы игрались одновременно в Киеве. Весь день был салют и ходили демонстрации с флагами. На свадьбах в качестве почётных гостей были представители Евросоюза, а также НАТО и МВФ. Поздравления новобрачным прислали президент США Трамп и канцлер Германии Ангела Меркель. Праздник продолжался дотемна, и наступила брачная ночь. Молодые мужья решили проникнуть к своим юным жёнам на странички. Но они не знали, что писатель Проханов, связанный с ГРУ, устроил им ловушки. Он незаметно проник на странички каждой из новобрачных и установил там капканы. Когда Порошенко проник на страничку к Ольге Бычковой и углубился в неё, он попал в капкан и оказался в ловушке. Арсений Яценюк, забыв о всякой осторожности, полез на страничку к Ольге Журавлёвой, но угодил в капкан и тоже оказался в ловушке. Все крупные политики Украины почти одновременно, оказавшись в опочивальнях со своими сужеными, полезли к ним на странички, угодили в капканы и застряли на этих страничках. Они бились, желая вырваться на свободу. Кричали «Слава героям! Героям слава! Слава!». Но всё, что им удалось, - пробить животы своим суженым и высунуть головы на свободу. Так они выглядывали из животов, как выглядывают детёныши кенгуру из кожаной сумки своих матерей. А жёны, бывшие когда-то ведущими на станции «Эхос Мундис», превратились в сумчатых и стали прыгать, как кенгуру. Они прыгали, отталкивались от земли одновременно двумя ногами, а из их животов и кожаных сумок выглядывали политические деятели Украины и кричали: «Кто не скачет, тот москаль».

Таким образом молодое государство Украина лишилось всего политического руководства, и наступило безвластие, грозившее хаосом. Но на помощь братскому народу Украины пришёл Станислав Александрович Белковский, который откликнулся на зов СБУ и возглавил Украину. Чтобы успокоить и консолидировать народ Украины, он решил отправиться походом на Крым и вернуть Крым в родную украинскую гавань. Он собрал вокруг себя батальоны «Азов» и «Восток», отправился в Крым, но решил идти не в обход, а напрямую кратчайшей дорогой, используя для этого навигационную систему GPS. Он включил навигатор и стал продвигаться в Крым. Впереди как главная ударная сила двигалось скачущее стадо кенгуру, и, увидев это стадо, противник в панике разбегался. Посёлки и города сдавались без боя. Станислав Александрович Белковский, облачённый в камуфляж, чувствовал себя великим полководцем и освободителем. Наконец он привёл своё войско в Крым и выступил на митинге перед жителями Крыма с пламенной речью, в которой поздравлял крымчан с освобождением и просил привести к нему на суд командование Черноморского флота. Но из толпы ему отвечали: «Таких нема». Тогда он потребовал, чтобы к нему привели активистов, посаженных в крымские законодательные органы Москвой. И на это ему ответили, что таких нема. Тогда он потребовал, чтоб к нему на суд привели прокурора Поклонскую, мечтающую о возрождении Российской империи, где Украине уделялось место заброшенной провинции. Но и на это ему отвечали: «Такой нема».

Станислав Александрович Белковский стоял среди народа на площади и произносил свои пламенные речи. И какая-то женщина, стоявшая в первых рядах, одетая в вышиванку, глядя на Станислава Александровича Белковского, сказала: «Який гарный хлопчик. Таких у нас в Жмеринке давно не бывало».И тут Станислав Александрович понял, что он пришёл не в Крым, а в Жмеринку, потому что хитроумный писатель Проханов, связанный с ГРУ, испортил его навигатор и исказил координаты маршрута. Станислав Александрович Белковский пришёл не в Крым, а в Жмеринку. Но он не растерялся и решил из Жмеринки вести народ Украины в Европу. Он собрал весь народ Украины, сам облачился в баранью шкуру, взял посох, надел на ноги сандалии и, как Моисей, повёл свой народ в Европу. Перед ним скакали воинственные кенгуру, и из кожаных сумок раздавались яростные крики: «Даёшь Европу!».

Наконец, Станислав Александрович Белковский, пастырь украинского народа, привёл свою утомлённую паству в Европу и оказался в Ватикане. Он попросил жителей Ватикана, чтобы его отвели к Папе Римскому, где он хотел принять католичество. Его привели в чертог, где на кресле восседал Папа, облачённый в длинные белые одежды, и Станислав Александрович Белковский кинулся целовать папскую туфлю. Он просил Папу отпустить ему грех неведения, из-за которого он по ошибке крестился в православие, и теперь желал перейти в католичество. Папа благосклонно отнёсся к просьбе Станислава Александровича Белковского. Он взял стоящий рядом с ним священный сосуд и вылил на голову Станислава Александровича белую жидкую субстанцию. На вопрос Белковского «что это?» Папа ответил: «Это манна небесная».Станислав Александрович попробовал субстанцию, она действительно напоминала манную кашу.

Станислав Александрович Белковский стал рассказывать Папе, как он решил перевести все православные приходы Украины под юрисдикцию Ватикана. Понтифик благосклонно слушал. Потом появились два папских нунция. Они были огромного роста, облачённые в белые одеяния, в белых шапочках, на которых красными нитками были вышиты крестики. Они стали читать по латыни какие-то тексты, начертанные на длинных бумажках. И Станислав Александрович Белковский различал латинские слова «стрептоцитус», «пургенус», «аспиринус». И он сказал папским нунциям:

- Какое счастье оказаться в Ватикане в знаменитой баптистерии.

На что нунции ответили ему:

- Это не Ватикан и не баптистерия.

- А что это? – спросил Станислав Александрович Белковский.

- Лучшая психиатрическая больница в Диканьке. Наш пациент называет себя Папой Римским, и мы, психиатры, прописываем ему успокоительное, а также слабительное. Это очищает не только его желудок, но и разум.

И Станислав Александрович Белковский понял, что пришёл не в Европу, не в Ватикан, а в Диканьку. Опять его перехитрил лукавый писатель Проханов, связанный с ГРУ: ввёл в навигатор ошибку, и Станислав Александрович со всем украинским народом ходил по кругу.

Станислав Александрович Белковский хотел упасть со скалы и разбиться, потому что позор его был невыносим. В помощь ему явился хакер Шон. Он носил тёмный плащ с капюшоном, и все его называли Шон-капюшон. Он стал подходить к кенгуру, которые были жёнами самых видных украинских политиков, и разблокировал их странички. Из их кожаных сумок выскакивали на волю освобождённые политики, и Украина вновь обрела своё политическое руководство. Станислав Александрович Белковский раздумал бросаться со скалы и вернулся в Москву, где выступал на круглых столах, в политических клубах и рассказывал о проблемах Украины. В конце своих выступлений он снимал штаны и показывал собравшимся свои ягодицы, на одной из которых была татуировка трезубца. Эту татуировку сделали ему добровольцы батальона «Азов». Участники круглых столов рассматривали трезубец и удивлялись, почему левая ягодица Станислава Александровича Белковского вдвое больше правой.

А что касается писателя Проханова и хакера Шона, то они подружились и играли в покер, пока Шона не отозвала СБУ, чтобы дать ему новое задание. А писатель Прохнов вернулся в Москву, где издал свою книгу «Русский камень». В этой книге рассказывалось, как Александр Глебович Невзороф решил стать одноклеточным, а остальные, лишние клетки подарить Юнису, владельцу петербургской гостиницы «Гельвеция», чтобы Юнис из яйцеклеток выращивал аппетитный шпинат.

?

Log in

No account? Create an account