апрель 2011

ru_prokhanov


Александр Проханов, писатель и журналист

сообщество читателей и слушателей


Александр Проханов // "Завтра", №50, 14 декабря 2017 года
berlin
jewsejka
Президент Полярной звезды

Президент Путин сообщил, что намерен четвёртый раз баллотироваться на высший пост государства Российского. Это решение не сопровождалось шумной кампанией, военными парадами, ликующими толпами. Утром он побывал на съезде добровольцев, которые спасают гибнущих зверей и растения, ухаживают за стариками, трудятся на полях, а если надо — воюют на полях сражений. Потом он отправился на автомобильный завод в Нижний Новгород, и там, среди рабочих, строящих не самые лучшие в мире автомобили, объявил о своём решении. Всё было буднично, не вызвало общественный фурор ни среди обожателей Путина, ни среди его ненавистников.

Нелепыми были предположения, что Путин откажется от президентского кресла, уклонится от предвыборной борьбы. Путин — не президент-наёмник, он ничем не напоминает европейских политиков, которые, добиваясь первых ролей и отработав положенные им по Конституции сроки, уходят в безвестность с тем, чтобы больше не появляться, исчезают из памяти, тают, как весенние сосульки. Их появление во власти рутинно и не меняет хода национальной истории, не преображает облик страны.

Путин возник из-под глыб, которые остались на месте огромной разорённой страны. Он вышел из развалин, как выходит случайно уцелевший житель упавшего после взрыва дома, житель, который потерял в этом доме любимых и близких. Он не кидается опрометью прочь, не ищет врачей, чтобы те наложили гипс на его переломы, а остаётся среди развалин и начинает их разбирать.

Путин разгребал развалины страны, которая была его родиной, искал среди этих развалин те глыбы, которые пригодны для строительства, и сооружал из них будущее государство. Он — создатель нового государства Российского. И в этом — его историческая миссия. Его поразили развалины великой красной империи, и он стал строителем новой империи, и это новое государство, по мере того, как Путин его создавал, создавало его самого. Он остановил распад оставшейся после Советского Союза России, распад, который продолжал резать страну, ломать её по Кавказскому хребту, рассекать по Волге и по Уралу. Он скрепил переломы, сберёг площадку между трёх океанов, на которой предстояло создать новое государство.

Его деятельность проходила среди войн и террористических актов, среди внутренних олигархических заговоров, среди унылого, разделённого на части народа, утратившего веру в победу. Эта деятельность могла показаться хаотичной, состоящей из бесчисленных больших и малых преодолений. Но в этой хаотичной работе Путин вернул России историческое самосознание, вернул ей знамя Победы, мистическую музыку гимна, через которую из великой красной эпохи перенеслись в эпоху новой России таинственные гулы Победы. Среди ржавых заводов и разгромленных технологий, среди погибших научных и технических школ он сумел создать могучие производства, которые начали строить лучшие в мире танки, самолёты и подводные лодки, скопили в себе технологические новации и стали инкубаторами будущего русского рывка. С помощью множества видимых и невидимых средств он старался вернуть разгромленному и отсечённому от истории народу веру в его непобедимость, в неизбежный будущий расцвет.

На олимпийских полях, добиваясь олимпийских побед, он пытался внушить народу, что вслед за победами спортивными последуют победы трудовые и военные. И Крым был подтверждением этому. Путин Таврический — так в XXII или в XXIII веке, листая страницы русской истории, прочитают о Крыме: как о победе русских, преодолевающих своё расчленение, о народе, прорывающем силами светлого исторического творчества чёрные плотины, перегородившие его исторический путь.

Сегодня Путин идёт во власть не для того, чтобы продлить эту власть: он идёт для того, чтобы продолжить гигантскую кромешную работу, возложенную на него историей, — работу по созданию нового Российского государства.

Два грандиозных проекта начаты Путиным в недавние годы. Проекты, которые возвращают России стратегическое сознание, планы по преобразованию истории.

Первый из этих проектов — Арктика. Россия, лишённая южных земель, отсечённая от тёплых морей, двинулась на север: в сверкающие арктические льды, к мистическому полюсу, где сходятся магнитные линии мира, а вместе с ними — линии всемирной истории. Россия идёт в Арктику за нефтью и газом, прокладывает во льдах могучими ледоколами северный путь. Строит по кромке ледовитых морей радиолокационные станции, способные предупредить о внезапном нападении американских бомбардировщиков и крылатых ракет.

Но Россия приходит в Арктику и как в страну, где русские люди, озарённые великими откровениями, всегда обретали величие, свою таинственную страсть к неведомому, своё умение жертвовать. Как в страну, где по преданию поморов, существует русский рай — Беловодье: благодатная, справедливая, бесконечно прекрасная земля, в которой люди становятся как боги, двигаются среди прозрачных арктических льдов под небесными радугами. Путин, ведущий Россию в Арктику, становится президентом Полярной звезды.

Второй проект связан с возвращением Крыма. Мы сберегли Крым, сберегли Севастополь, сберегли и усилили Черноморский флот и тем самым вернули господство в Чёрном море, а через Босфор и Дарданеллы вышли в Средиземное море. И в Сирии, среди войны, закрепились на двух базах: военно-морской и военно-воздушной, что позволило нам вновь собирать свои боевые корабли со всех наших флотов в Средиземноморскую эскадру и сдерживать натиск 6‑го американского флота, угрожать строптивой Европе: она посылает свои танки к границам Псковской области, но становится уязвимой в Неаполе, Барселоне и Марселе.

Два эти проекта требуют глубинного осмысления и завершения. Чтобы завершить эти проекты, Путин идёт во власть. Ещё предстоит его обращение к народу. Грядет день, когда он раскроет свой стратегический замысел. Очень важно место, где он обнародует этот замысел. Очень важны слова, в которые он заключит свою предвыборную программу.

Пусть это не будет завод, какими бы высокими технологиями он ни владел. Не будет стадион с ревущими толпами. Не будет палуба атомного крейсера.

Я хотел бы видеть Путина, произносящего свою манифестальную речь, среди Куликовского поля. Среди тающих снегов и туманов, розовых весенних восходов, среди лесов и синих небес смотрят на него ангелы русской истории. Те ангелы, в которых превратились Пересвет и Ослябя, Матросов и 28 гвардейцев, Гагарин и мученик-герой Евгений Родионов. Эти бессчётные рати русских людей строили своё великое государство между трёх океанов, добывая в этом царстве не только пространство, не только земные блага, добывая божественную справедливость, правду. Хотели сделать это царство подобным царствию небесному, сделать его царством русской мечты, в котором нашли воплощение мечтания древних русских сказочников, монахов, литературных провидцев, пророков, русских космистов, революционеров, желающих одного — благодати для всех людей мира.

Слушая эту речь, мы поверим, что, невзирая на все напасти, все предстоящие трудности, мы продолжим наш великий русский поход.

С этими мыслями встретил я известие о путинском движении во власть. Подобно многим, я желаю ему победы.

Михаил Кильдяшов // "Завтра", №49, 7 декабря 2017 года
berlin
jewsejka
Формула русского рая

Время — полотно. Враждебные вихри истории разрывают его на части, ищут фрагменты, где материя особенно истончилась, и кроят её противоречиями, противоборствами, войнами, ненавистью.

Охотник за временем откладывает оружие и капканы. Теперь он портной, которому предстоит латать прорехи в полотне времени. Теперь он хирург, который должен зашить зияющие раны живой материи. Но только штопальная игла касается полотна, только нить веков, лет и дней начинает сшивать судьбы и события — время превращается в бестелесную субстанцию: растекается плазмой, струится эфиром, рождает галлюциногенные образы.

Время вырывает из бытия отдельные фрагменты, и то, что было удалено друг от друга в пространстве и в истории, оказывается рядом, живёт нерасторжимо. Ипатьевский монастырь и Ипатьевский дом: венчание на царство и сакральная жертва, благоухающее миро и мученическая кровь. Москва и Петербург: две столицы, две точки разрастания Империи, император в Зимнем дворце и генсек в Кремле. Тобольск и Екатеринбург: ссылка и гибель, предательство и распятие, Уральский хребет и сломанный хребет Империи. Ганина яма и Рокский тоннель: вертикаль и горизонталь братоубийственных войн на обломках великой Державы.

Столкнувшись, эти образы начинают пожирать друг друга, превращаются в историофагов, ничего не оставляющих от прошлого, выбивающих опору из-под настоящего. Штопальная игла бессильна, когда век отделяется от века, как позвонок от позвонка. Нужен тот, кто "своею кровью склеит двух столетий позвонки". Нужен тот, кто способен постичь мистику истории. Тот, кто пробьёт толщу бытия и свяжет историю земную с историей небесной. Кто-то должен расставить в прошлом события по местам и примирить враждующих. Кто-то должен сделать это очень виртуозно.

"Виртуоз" (М.: "Алгоритм-Книга", 2009; "Терра", серия "Книжный Клуб Книговек", 2010; "Центрполиграф", 2014) — особый роман в Босхианском периоде творчества Александра Проханова. Это рывок в новое измерение, где воплотилась историософия писателя, его концепция Пятой империи, победоносная борьба сил созидания с силами распада. Но в "Виртуозе", как и во всех "босхианских" романах, явлено "лукавствие мира сего": государственность, настоянная на гексогене, предательство элит, высокая температура политической жизни, которую не выдерживает даже самая тугоплавкая дружба, поиск подлинного лидера в череде самозванцев.

В "Виртуозе" главным действующим лицом вновь становится политтехнолог. Он не стремится к излишней публичности. Во властных кругах редко произносят его имя, предпочитая называть "Виртуоз". Зная, что "политика творится не технологиями, а промыслом", умея конструировать будущее и подвергать деконструкции прошлое, стравливать друзей и консолидировать врагов, создавать и разрушать политические партии, делать мифы убедительнее реальности, Виртуоз не рвётся на ключевые посты в государстве.

Власть имеет загадочную природу, и чтобы завладеть ею, необязательно триумфально въезжать в Кремль. Нужно попасть под радиацию власти, нужно облучиться властью, нужно найти её источник. Может быть, она исходит от куполов Кремлёвских соборов, от Некрополя у Кремлёвской стены или от Мавзолея. А может быть, от далекого Тобольска — места ссылки семьи последнего императора — или от подвала Ипатьевского дома в Екатеринбурге, где семья приняла мученическую смерть. А может, источник радиации власти и вовсе сокрыт от простых глаз и ведом лишь избранным.

Так под Кремлем, ещё по приказу Сталина, началось собирание удивительных экспонатов — голов правителей России. Заспиртованные в колбах, они — от Николая II до Ельцина — образовали особый "Стоглав", в котором синтезируется коллективный властный мозг. Секретный институт стремится выявить общие закономерности власти, логику истории, предсказать смену периодов. Как только в политике происходят тектонические сдвиги, головы в склянках оживают, высказывают друг другу упрёки и обвинения, умоляют повернуть время вспять.

Наибольшую мозговую активность учёные наблюдают в головах Николая II и Сталина: "лишь два российских властителя знали путь наверх, были соединены с мирозданием". Виртуоз чувствует, что именно на стыке их шейных позвонков возможно сращение истории, но что должно стать скрепляющим материалом — политтехнологу неведомо. Для этого нужно самому прорваться в неземные сферы и вернуться с особой клейкой субстанцией власти.

Виртуоз использует для прорыва оккультные практики и галлюциногенные капсулы, посещает постановки современных режиссёров-мистиков. Но его сознание в шаге от инобытия всегда натыкается на непреодолимую преграду: "туннель в мир Божественных тайн был для него замурован". У политтехнолога остаётся последняя надежда, что историческую скрепу ему подскажет голова следующего правителя, для которой в "Стоглаве" уже приготовлена колба.

Но сложность политического момента в том, что в России установилось двоевластие. Несколько лет назад, когда действующий президент Виктор Викторович Долголетов не решился внести поправку в Конституцию и пойти на третий срок, Виртуоз разработал гениальную схему, согласно которой президентские полномочия на один срок переходили к премьер-министру Артуру Игнатьевичу Лампадникову. По истечении установленного периода предполагалась обратная рокировка, возвращающая Долголетова в Кремль. Чтобы за время президентства Лампадникова Долголетов не утратил народной любви, не лишился популярности как державный строитель, Виртуоз разделил полномочия, создал два разных образа. Лампадников становился либеральным эффективным менеджером, нацеленным на диалог с Западом, а Долголетов — Духовным Лидером нации, живущим исключительно интересами России, её суверенитетом и самобытностью.

Схема "один в двух" или "два в одном" была безупречна, не допускала форс-мажоров. Механизм преемственности власти, основанный не только на политических интересах, но и на давней дружбе двух президентов, не должен был давать сбоев. Дважды "Победитель", пришедший править на "долгие лета", и неугасимая "лампада" настолько сроднились, что окружение за глаза прозвало их "Ромулом" и "Ремом". Как два брата — основатели великой Империи, вскормленные Капитолийской волчицей, — они одновременно тянулись к сосцам русской истории, чтобы напитаться её живительным млеком.

Но для Виртуоза оставалось загадкой, почему Ромул в своё время не пошёл на третий президентский срок, хотя все предпосылки — социальные, административные, юридические — для этого были. Была поддержка народа, отсутствовали внешнеполитические риски.

И однажды Ромул открывает Виртуозу тайну своего отказа. Умирающий в одном из монастырей старец предсказал тогда ещё правящему Долголетову, что грядёт "России чёрный год": "будут впереди великие потрясения и великие испытания для русских людей. Во время этих испытаний и напастей Верховный Правитель России будет убит". Грядущий роковой год огненными цифрами на стене кельи начертал явившийся старцу император-страстотерпец. Ромул решил обмануть судьбу, обмануть историю, сделать так, чтобы чёрный год выпал на время правления другого президента. Ради собственного спасения пришлось поступиться дружбой — положить под топор голову Рема.

Но Рему стал известен коварный план Ромула. Ощутив вкус верховной власти, напитавшись энергиями Грановитой палаты и Успенского собора, Рем уже не желает возвращаться на вторые роли, безропотно отдавать пост президента. Задачей Рема становится уцелеть в роковой год и одновременно устранить главного конкурента, чтобы беспрепятственно избраться на второй срок.

Элита и Виртуоз начинают колебаться, решая, кому из двух господ продолжать служить. Депутатов, министров, губернаторов Рем ставит перед выбором между интеграцией в европейское пространство, преумножением личного богатства в случае продолжения своего президентства — и новым сталинизмом, железным занавесом, гонкой вооружений в случае возвращения Ромула. Элита выбирает первое.

Перед Ремом остаётся главная задача: развенчать образ Ромула как Духовного Лидера. Народная любовь к бывшему президенту по-прежнему велика, потому его необходимо увести в тень, вытеснив подобное подобным, сконструировав образ нового лидера — яркий, но хрупкий. Нужен Калиф на час, который, выполнив свою миссию, быстро устранится, оставит Лампадникова вне конкуренции.

В тобольской газете Рем вычитывает "утку", что в местном музее работает молодой потомок выжившего цесаревича Алексея — Алексей Фёдорович Горшков. Рано лишившийся родителей, он воспитывался в детском доме, и уже тогда все замечали его внешнее сходство с императором Николаем II.

Осознавая интерес народа к историческим апокрифам, зная о росте монархических настроений в обществе, наблюдая великое почитание царственных страстотерпцев в Церкви, Рем поручает Виртуозу реализовать проект "Лжецаревич", который явит России нового Духовного Лидера. Проект "предполагал создание мифа, написание апокрифа, который вбирал в себя множество людей и страстей, становился частью живой истории. Выхватывался из далёкого прошлого и встраивался в настоящее. Отрезок минувшего вживлялся в сегодняшние дни, ломая весь ход исторического процесса". Лжецаревич, по замыслу Рема, не только затмит Ромула, но и примет на себя удар в роковой год, ведь неслучайно старец предсказал, что погибнет не "президент", а "Правитель".

Алексея Горшкова силой доставляют в Москву. Бросают в водоворот проекта "Лжецаревич": встречи с монархистами и творческой интеллигенцией, выступление в Государственной думе, присутствие на запуске современной ракеты и при спуске новой подводной лодки. Вначале противившийся всему происходящему, Алексей постепенно ощущает в себе некую "трансмутацию", преображение крови, когда родство с императором по духу, родство, которое живёт в каждом русском человеке, перерастает в родство династийное: "Его жизнь раздваивалась, выбирала другое русло, начинала течь в таинственном параллельном мире, который прежде обнаруживался во снах, в необъяснимых видениях, в предчувствии грядущего чуда".

В своих выступлениях Алексей Фёдорович — "человек Божий", "Божий дар" — говорит о том, что России предстоит большая работа, запуск русского развития. В русское небо устремится ракета "Порыв", которая понесёт не ядерный заряд, не стрелу Апокалипсиса, а идею Справедливости, "положенной Творцом в основу мироздания". А для этого нужно примирить красных и белых, монархистов и коммунистов, которые и сегодня продолжают гражданскую войну. Необходимо восстановить прорванный в начале ХХ века световод русского бытия. Исторической сваркой станет осознание того, что Россия во все века, при любой власти оставалась Империей — могучим государством между трёх океанов. Государством, соединённым с небом. Государством, сберегающим на земле Райские смыслы. И если не срастить Романовскую и Красную империи, распадётся пространство, расслоится время, сломается ось, идущая от трона царя земного к Престолу Царя Небесного.

Скрепа двух эпох — Победа 1945-го года. Своей многомиллионной жертвой русский народ искупил цареотступничество. И тогда император "в белом венчике из роз" в метель под Москвой вёл в атаку советских пехотинцев. И тогда Сталин зачерпнул из горькой чаши народа, испитой Николаем II, чтобы в урочный час поднять бокал с красным вином Победы и произнести тост за великий русский народ.

Эти мысли пришли к Алексею как наитие. Кто-то неведомый говорил его устами. Слова были верны, душеспасительны, промыслительны. И теперь важно не дать победить Победу, которую постоянно стремятся одолеть незримые силы: это не пропаганда врага, не попытки предателей переписать историю. Это нечто подобное всадникам Апокалипсиса.

Оторвавшись от СМИ и сопровождающих, Алексей едет в Екатеринбург. Пули, выпущенные в подвале Ипатьевского дома, продолжают вместе с вращением Земли кружиться по своей адской траектории, простреливая бытие, оставляя в нём сквозные раны. Алексей вызывает огонь на себя, закрывает своим телом Россию от пуль, останавливает их смертоносное кружение, чтобы в Отечестве не наступил "чёрный год", чтобы "Правитель" выжил.

На Ганину яму Алексей пытается наложить печать, чтобы известь не разъела Оте­чество. Как после сошествия во Ад, он прозревает грядущую войну на Кавказе и накладывает печать на адовы врата. И теперь надо укротить, пресечь успевшую вырваться в мир войну.

Алексей спешит на границу Грузии и Южной Осетии, где известь из Ганиной ямы уже разъедает всё живое. В самый ожесточённый момент схватки Алексею является Генералиссимус, говорит, что Победа подобна солнцу, что "солнце, воссиявшее однажды над поколением богоносных людей, уже никогда не погаснет в их внуках и правнуках". На восьмой день Генералиссимус рассекает пуповину войны и мира, чтобы мир не отравился ядом войны, не погрузился во тьму.

Но Ковчегу государства Российского, чтобы не сесть на мель и не разбиться о рифы, нужен постоянный ориентир, надвременная константа бытия. От случайных собеседников Алексей узнаёт, что в одну из тюрем заточён выживший Гагарин, который в последнем полёте узрел в небе Формулу Рая, способную прервать "бесконечное русское страдание". А в одной из психиатрических больниц томится поэт, создавший поэму "Райская Правда". Его лишили рассудка, чтобы поэма не была записана. И теперь только изредка, между процедурами-пытками, она вырывается отдельными четверостишиями из расщеплённого сознания.

На следующий день после встречи с Алексеем носители Райских смыслов гибнут. У него остаются в памяти обрывки, формулы и фрагменты поэмы. Но в Ипатьевском доме, на Ганиной яме, в Цхинвале он проник в те сферы, о которых грезит Виртуоз, изведал Русский Рай. И теперь по отрывкам он способен восстановить формулу и поэму.

В столице же началась ожесточённая схватка. Ромул разгадал план Рема и решился на госпереворот. Но былые соратники оказались неверны Духовному Лидеру, и именно его голова погрузилась в приготовленную склянку "Стоглава".

От возвратившегося в столицу Алексея тоже отрекаются вчерашние почитатели, объявляют его сумасшедшим. Запуск ракеты и спуск подводной лодки оказываются бутафорией, режиссёрской постановкой. Как и предок-мученик, Алексей произносит: "Кругом ложь, предательство и обман". Его помещают в психиатрическую больницу, лишают памяти, рассудка и только никак не могут удалить с глазного дна какие-то странные знаки.

Но те же самые знаки опускаются откуда-то с неба на обрывках бумаги. Их ловит дивный отрок с васильковыми глазами. Над его головой солнечным бликом светится царственный венец. Отрок собирает фрагменты в верном порядке, добавляет недостающие слова и символы — выводит Формулу Рая, воссоздаёт "Райскую Правду".

Александр Проханов // "Завтра", №49, 7 декабря 2017 года
berlin
jewsejka
Мобилизация или смерть!

На совещании по итогам учений "Запад-2017", давая оценку прошедшим учениям, Путин сказал: «Нужно выработать дополнительные меры по повышению мобилизационной готовности. Способность экономики быстро увеличивать объёмы оборонной продукции и услуг в нужное время – одно из важнейших условий обеспечения военной безопасности государства. К этому должны быть готовы все стратегические и просто крупные предприятия независимо от форм собственности».

Слово "мобилизация" Путин произнёс прежде единственный раз: после теракта в Беслане. Тогда теракт выглядел как огромная неудача спецслужб, он стал шоком для населения, которое потеряло уверенность в безопасном существовании. И тогда Владимир Путин сказал, что нам необходима мобилизация.

С тех пор он ни разу не говорил о мобилизации, и всё это время страна продолжала гульбу, разгильдяйство, транжирила деньги, скандалила и занималась разнузданным шоу-бизнесом. Народу внушали мысль о непрерывных развлечениях. В итоге страна утратила ощущение опасности и стала сваливаться в немощь, в застой, в очевидное отставание от других цивилизаций, от могучих Китая и Соединённых Штатов Америки.

Это отставание пока что непреодолимо. Но его можно преодолеть инструментами мобилизации – волей, сосредоточением сил. Мобилизация связана с концентрацией оставшихся у нас ресурсов и направлением их в развитие, в оборону. Мобилизационные проекты – это форсированное преодоление самых разных форм нашего отставания. В недрах мобилизационного проекта (а существует целая теория таких проектов) достигаются огромные экономические победы. Успехи Сингапура стали возможны благодаря мобилизационному проекту. Китай по сей день живёт в мобилизационном проекте. США после великой депрессии осуществили свой мобилизационный проект. И Россия модернизировалась в эпохи Петра Первого и Сталина через мобилизацию, через резкое усиление государственной власти и подавление всего того, что препятствует развитию. За счёт этого и осуществляется долгожданный рывок.

Когда патриоты говорили о необходимости мобилизационного проекта, их голоса и доводы заглушали криками о ГУЛАГе, о репрессиях. И сама по себе антисталинская пропаганда – стратегия либералов, направленная против мобилизационного проекта.

Теперь же, пусть и с огромным опозданием, устами самого президента произнесены слова о необходимости мобилизации. Можно утверждать, что в условиях падения, деструкции, в условиях нарастающего давления на Россию со стороны Запада мобилизационный проект неизбежен. Мы будем ждать этого проекта после президентских выборов.

Александр Проханов // "Завтра", №49, 7 декабря 2017 года
berlin
jewsejka
Революция "Собчак"

Ксения Собчак — политическая сверхновая конструкция, изобретённая в тайных лабораториях Кремля. Это вездеход, способный пройти по топям и хлябям разлагающейся русской жизни. Она — царица, которая хочет сесть на престол в царстве русского распада. Её подданные вскармливались в течение двадцати с лишком лет и сложились в два поколения загадочного, исполненного ядовитого неприятия, бушующего протестантизма, склонного ко всему гадкому и анормальному.

Ксения Собчак — талантливый зверовод. Она организовала огромную звероферму под названием "Дом-2", где в стеклянные стойла помещаются молодые юноши и девушки из обездоленной русской провинции, в которой после распада Советского Союза жизнь превратилась в поедание подножного корма. Этим подножным кормом стал телевизионный экран, на котором Ксения Собчак управляла инстинктами провинциальных пар, побуждая их к случке. А потом пристально, как учёный-психопатолог, наблюдала за их отношениями: ссорами, спорами, любовными ласками, суждениями о человеческой жизни, которая была жизнью пещер, полуобвалившихся нор, где больше не ценились вера, трудолюбие, честь, служение, а только поедание и изнурительное наслаждение своей и чужой плотью.

Ксения Собчак распространяла своё влияние по всей России, превращая огромную страну в подобие скотного двора. Избирателей для неё готовили в течение десятилетий такие телевизионные программы, как "Пусть говорят", где опытный диск-жокей Малахов, мальчик из далёкой русской провинции, превратился в тёмного мага, выводя на телевизионный экран самые низменные и страшные инстинкты человеческого существования. Россия десятилетиями, затаив дыхание, слушала людоедов, педофилов, осквернителей святынь, детоубийц. России внушалась мысль, что она — страна непрерывных зверств, страна извращений, и в народе больше не присутствует молитва, сложение божественных стихов, почитание родных могил. Что в России никогда не было Серебряного века, Прохоровского поля, подвига Гастелло.

Эти толпы будущих избирателей пойдут вслед за Ксенией Собчак, простирая к ней руки, возглашая: "Правь нами! Весели нас! Делай нас ещё безобразнее!" К этим толпам примкнут все деятели шоу-бизнеса, к которым принадлежит и сама Ксения Собчак. Те телевизионные кудесники, которые несколько недель подряд показывают несчастного старика Джигарханяна, спятившего на своих уродливых браках, трясущегося, как Кощей Бессмертный, над сундуком со златом. Или скандальную певицу Максакову, которая бежала из России на Украину, где над трупом своего криминального мужа поносит прежнюю Родину. И всё это вливается в обезумевшее, потерявшее ориентиры русское сознание.

Российский шоу-бизнес — это огромная ядовитая клизма, постоянно промывающая желудки той части российского общества, у которой уже нет мозгов: их черепная коробка опустошалась со времён перестройки, когда умные и вездесущие теоретики изгоняли из сознания великого народа Дмитрия Донского, Кутузова, Тютчева, Гумилёва, Жукова и Гагарина, ввергая наш народ в безграничное скотство.

Ксения Собчак в пурпурном платье, прекрасная лицом, шествует по России — и за ней огромными разноцветными клубками катятся толпы обездоленных, инфицированных страшными болезнями и слабоумием. К этой армии безнадёжно больных и неизлечимых присоединятся утончённые эстеты театрального мира, травмированного вторжением государства в их священные обители, где русская классика превращается в порно-мюзиклы, а в спектакле "Анна Каренина" все трое: несчастная Анна, изменивший ей Вронский, полюбивший свою лошадь Фру Фру, и сама Фру Фру, — бросаются под поезд. Эта едкая, ненавидящая всё русское, среда обладает огромным влиянием в мире либеральной интеллигенции, она двинется за Ксенией Собчак, превращая её шествие к престолу в грандиозное театральное действо.

За этой великолепной царицей зла устремятся все высоколобые политологи, окормлявшие либеральное восстание на Болотной, "майданную революцию" на Украине, изощрённые в интеллектуальных интригах, цель которых — обломать верхушки всех башен Кремля. За Ксенией Собчак устремятся экзальтированные либералы, которым так и не удалось привести к власти тот чванливый, никчёмный, не умеющий совершать коллективное дело контингент политиков, типичным представителем которого является Григорий Явлинский, что уже покрыт мхом забвения, как могильная плита на политическом кладбище. Ксению Собчак поддерживают, явно или косвенно, богачи, которые грабят бедную Русь, завладели её золотом, бриллиантами, нефтью, лесными чащами, чернозёмом. Которые вывозят из России не только земное добро, но и идеи, творцов, умы, продолжая рассматривать Россию как добычу, изгладывая её изнутри, создавая свои несметные богатства среди русских слёз. Олигархические круги озабочены ссорой, которая произошла между Путиным и Западом. Эта ссора больно отзывается на их состоянии, на их репутации. И они готовы делиться неправедными миллиардами со своим новым кумиром в юбке.

За Ксенией Собчак пойдёт криминальный мир, ибо люди криминального мира — это своеобразные романтики, которым нравится лагерный жаргон, бандитский шансон. Тот криминальный мир, который благодарен Анатолию Собчаку, ибо он, став мэром Ленинграда, лишил этот город божественного, мученического и победного имени и превратил его в бандитский Петербург. Из бандитского Петербурга криминал двинулся по всей России. Живя по понятиям, соблюдая бандитские правила чести, криминал пойдёт за Ксенией Собчак. Все проститутки России кинутся присягать Ксении Собчак, полагая, что им, быть может, уготована подобная доля.

К ней потянутся все несчастные и обездоленные современной России. Те, кто стремительно беднеет и несёт в себе угрюмый протест. И этот протест найдёт своё воплощение в пурпурной мантии и золотом венце восходящей на трон царицы.

Ей присягнут дальнобойщики, которых обобрал пресловутый "Платон". К ней придут обманутые дольщики, которые годами бродят среди своих недостроенных домов. К ней потянутся ликвидаторы Чернобыля, больные онкологией дети, у которых нет ни копейки для лечения.

Но в её огромную свиту не придут русские военные, которые во время её пышных презентаций воюют в Сирии и кладут голову в сирийской пустыне за государство Российское. За ней не пойдут военные технократы, которые чувствуют дыхание близкой войны, и день, и ночь на воскрешённых оборонных заводах строят боевые самолёты, танки и подводные лодки. За ней не пойдёт православная церковь, на которую из либеральной среды льются скверны и поношения. А кумир либералов Александр Невзоров объявил поход против русских алтарей и святынь. И Ксения Собчак выглядит основательницей новой церкви — церкви тьмы.

Под матерные песни Шнура, сатанинские проповеди Александра Невзорова Ксения Анатольевна Собчак ступает по кремлёвской брусчатке и ищет среди кремлёвских ворот те, через которые ей удобно будет проникнуть.

За Ксенией Собчак не пойдут русские писатели-патриоты, находящиеся в опале, влачащие подчас нищенское существование, — те, для кого живы такие понятия, как Святая Русь, Победа, государственная идея, бесконечная красота русской природы и русской словесности.

Успех Ксении Собчак — в её ошеломляющей новизне, в прекрасном и великолепном скандале, в её абсолютной и бесконечной беспринципности и всеядности. Она — как огненный факел, который вырвался из лопнувшей газовой трубы и сжигает созданную из асбеста и, казалось бы, не поддающуюся горению русскую политическую жизнь. Ксения Собчак подожгла эту политическую жизнь и внесла в неё ошеломляющий для многих авангард. С этим авангардом не готова сражаться компартия. С ней не способен состязаться Жириновский, который израсходовал свой запас новизны и напоминает ощипанного петуха, что готовят для супа, а он всё ещё кукарекает и силится взлететь на забор. С ней не может соперничать Миронов, который выплыл из пустоты и в неё уходит.

Ксения Собчак совершает турне по Европе, выступает в Гарварде, даёт интервью Би-Би-Си и Си-Эн-Эн. Надо догадываться, сколько стоили государству Российскому эти эфиры. Респектабельный Владимир Познер пригласит её на свою передачу, и Запад, увидев Познера в программе "Дом-2", поймёт, что с демократией в России совсем неплохо.

Ксения Собчак, подобно терминатору, уничтожила Алексея Навального, ещё недавно сплотившего вокруг себя массы протестных людей, недовольных повальной коррупцией в ближайшем окружении президента. Теперь голубоглазый русский красавец Навальный, неловко пошутивший по поводу холокоста, отодвинут в дальний угол политического процесса. И все его колоссальные усилия, изобличение негодяев, его штабы, через которые он вербовал своих сторонников, — всё это пошло прахом. Ксения Анатольевна Собчак вонзила свой острый каблук в голубой глаз Навального.

Ксения Собчак — это сорная революция, инициированная сверху. Она затеяна Кремлём, который полагает, что эта революция управляема. Это "Перестройка-2", которую обещали стране либералы. Теперь она реализуется кремлевскими политтехнологами. Но сможет ли Кремль остановить эту революцию у опасной черты и обратить вспять вал бушующей ядовитой пены? Или эту революцию придётся по китайскому образцу останавливать пулемётами? Или же она, выйдя из-под контроля, испепелит несчастную Россию, как та первая, горбачёвская революция испепелила Советский Союз?

А что Владимир Владимирович Путин, который когда-то сажал на колени маленькую Ксению Собчак, подстилая при этом под Ксюшу клеёнку? Сможет ли он постелить эту клеёнку, раскатав её по всей России? Способен ли он предложить изнурённой нации нечто столь фантастическое и великолепное, что воспламенит остывшие сердца и зажжёт в них солнце Крыма, вернёт изверившимся русским людям надежду на грядущее чудо? Сможет ли он найти слова, в которые уверуют и не станут их воспринимать как очередные обещания? Сможет ли он сделать нечто, остановив инфернальное шествие Ксении Собчак по русской земле?

Может быть, он перед выборами улетит в космос и там обвенчается? Но до него в космосе уже побывал Гагарин и обвенчался там со всей Россией. Может быть, он вырежет свою почку и передаст больному онкологией ребёнку? Но таких детей — множество, а у президента всего две почки. С какого свершения он должен начать свою предвыборную кампанию, чтобы в русских людях, ошельмованных, превращаемых в бессмысленных и бесчувственных дурней, вновь воскресли разум, воля и божественное мессианство, ради которого и был создан русский народ? Чем должно стать это путинское начинание? Быть может, принятием в состав России Донбасса, который до сих пор является кровавым пятном на русской истории?

Инфернальная машина "Ксения Собчак" движется по непроходимым топям русской жизни. Эта машина была создана гениальными конструкторами, которые, создавая её, помещая в неё узлы, агрегаты, электронику, где-то в районе двигателя (а мы знаем, где этот двигатель у Ксении Собчак) заложили малый заряд самоликвидации. И, возможно, в момент, когда царица приблизится к трону, где её уже поджидают горностаевая мантия и усыпанная алмазами порфира, произойдёт едва слышный хлопок, и Ксения Собчак превратится в облачко ядовитого тумана. Этот туман, подхваченный ветром, понесётся над бесконечной Россией, и учёные, исследующие атмосферу, обнаружат там избыточное содержание рутения.

Александр Проханов "Гость" (роман, 2017)
berlin
jewsejka
Александр Проханов "Гость" // Санкт-Петербург: "Лимбус Пресс" (издательство К. Тублина), 2018, твёрдый переплёт, 231 стр., тираж: 1.500 экз., ISBN: 978-5-8370-0844-3

Александр Проханов // "Завтра", №48, 30 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Сирийская виктория

В Бочаров ручей, в резиденцию Владимира Путина прибыл сначала президент Сирийской Арабской Республики Башар Асад, а затем — президенты Ирана и Турции. Эти визиты, эти денные и нощные переговоры завершают мучительную кровавую военно-стратегическую операцию в Сирии, в результате которой считавший себя несокрушимым террористический ИГИЛ, претендовавший на мировое господство, оказался разгромленным. Рассыпаясь на множество растрёпанных, истерзанных боями групп, покидает Сирию, разбегается по обширным территориям Ближнего Востока и Азии.

Победа над ИГИЛ, этой мировой проказой, явилась результатом мощного воздействия российских Воздушно-космических сил, которые сберегли сирийскую армию от разгрома, сохранили законно избранного президента Сирии, обеспечили территориальную целостность этой арабской страны.

Какой великолепной была эта страна! Какие чудесные города, дивные дороги, оливковые рощи, мировые святыни! Здесь проходила древняя библейская история. Здесь произошло чудо, преобразившее фарисея Савла в богооткровенного апостола Павла. Здесь античная красота сочеталась с мусульманской лазурью, древность седых времён с современным блеском и красотой. Не верилось, что эта процветающая страна будет испепелена и расплющена, безумная свирепость заблудшего разума станет взрывать Пальмиру, уничтожит православный монастырь святой Фёклы, превратит Алеппо в раздавленную скорлупу некогда прекрасной перламутровой раковины.

Помню, как ночью на окраине Дамаска в мечети собирались осторожные заговорщики, их тихий ропот и осторожные проповеди, которые потом превратились в чудовищный взрыв. Безумные демонстрации на улицах Хомса и Хамы, где я увидел первые обугленные стены и кляксы крови на тротуарах. Помню отступавшую сирийскую армию, которая сражалась за каждый город, за каждый дом. В предместьях Дамаска, которые ещё недавно считались районами преуспевающих богачей и респектабельных предпринимателей, не было ни одного уцелевшего здания, а из каждого разбитого снарядами окна тянулся шлейф копоти. Вместе с сирийскими солдатами мы мчались на боевой машине пехоты по дымящимся улицам, ожидая удара гранатомёта.

Помню мертвящий ужас и ненависть, охватившие меня, когда я узнал о взрыве "Боинга" с нашими пассажирами над Синаем. И ночью мне снились летящие в безвоздушном пространстве дети и женщины, как семена из распавшейся головки мака. Мне не забыть той оренбургской степной деревни, где на сельском кладбище высилась гора цветов над могилой героя сирийской кампании Александра Прохоренко.

Сирийская война обожгла Россию, была войной не только за Алеппо и Пальмиру, но и за русские города и селения, за их благополучие. Это была не только победа российского оружия, не только мужественная борьба сирийской армии, не только отважные операции ливанской Хизболлы и иранских Стражей Исламской революции. Это была блестящая победа новой российской дипломатии — дипломатии Сергея Лаврова.

Сегодняшняя Сирия, сохранившая территориальную целостность, разделена на три зоны влияния: турецкую, иранскую и российскую. Каждая из этих стран гарантирует умиротворение на подконтрольной ей территории. Добиться этого триумвирата, который не включает в себя высокомерную Америку, и есть гармония интересов трёх держав, отношения между которыми осложнялись то сбитым турками российским бомбардировщиком, то российскими санкциями, направленными против Ирана. Это согласие установлено в результате изощрённой работы наших дипломатов. Они сумели найти хрупкий баланс пульсирующих интересов всех государств Ближнего Востока, всех мировых держав, которые считают ближневосточную нефть источником своего благополучия. И вот баланс, казавшийся невозможным, найден. Разрастающийся ближневосточный конфликт был взят под контроль. Кризис, который выглядел неуправляемым, извергавший на Европу сотни тысяч обезумевших, разгневанных, стенающих беженцев, — этот конфликт нашёл своё разрешение. Президентами России и Сирии было объявлено о завершении военного процесса и начале процесса политического. Объединить все имеющиеся в Сирии группировки, сочетать их интересы, создать политические и общественные каналы, по которым эти интересы найдут свой путь в большую политику, в выборный процесс — этот этап, не менее мучительный и сложный, чем военный, уже начался и будет продолжен. Сирийская драма прошла свою кровавую стадию и вступила в стадию изнурительной политики.

Русской общественности справедливо внушают, что наша кампания в Сирии предотвратила разгул терроризма на Северном Кавказе, в Татарстане, в Москве, в других больших городах, где существуют огромные мусульманские диаспоры, где дремлют грибницы нелегальных террористических организаций.

Матка мирового терроризма разгромлена. Но сирийская операция является частью огромного геостратегического проекта, который предприняло молодое государство российское впервые после 1991 года, когда был разрушен весь оборонный пояс, прикрывавший нашу страну с юга. На восстановление этого пояса, жизненно важного для безопасности молодого государства, потрачены огромные материальные ресурсы, воля, интеллект, стратегические представления военных и дипломатов.

Украина, владея Крымом, сжимала кольцо вокруг Севастополя, душила Черноморский флот, выдавливая из него русские военные корабли, готовя Севастопольскую бухту для кораблей 6-го американского флота. Возвращение Крыма России и Черноморского флота Севастополю имело стратегическое значение. Усилиями Черноморского флота Россия вернула себе контроль над Чёрным морем, будет блокировать там группировку НАТОвских кораблей, представленных Турцией, Болгарией и Румынией, а также предостерегать Грузию от необдуманных действий. Примирение с Турцией предотвращает перекрытие проливов Босфор и Дарданеллы для военных кораблей России, которые попадают в Средиземное море, выходят на оперативный простор, противодействуя 6-му американскому флоту. Армада американских самолётов, поднявшихся с авианосных палуб, способна нанести разрушительный удар по западной части России. Появление на территории Сирии, в Хмеймиме, русской военно-воздушной базы позволяет вновь, как в советские времена, наращивать в Средиземном море эскадру боевых кораблей, которые собираются сюда для боевого дежурства с Балтики, Северного флота, Севастополя, а если нужно — и с Тихого океана. Эта группировка, получая военно-воздушную поддержку с суши, оснащённая новыми крылатыми ракетами, обретя ремонтную базу в Тартусе, способна обесточить НАТОвский флот, который ещё недавно безмятежно хозяйничал в этом важнейшем геостратегическом регионе.

Завершение военно-стратегической операции в Сирии показывает зрелость и возмужание нового государства российского, крепость и мощь его оружия, стратегическое мышление политического руководства, отвагу и беспредельный героизм её военнослужащих. Государство российское присутствует в современном турбулентном мире как гармонизирующая примиряющая сила. Враг разбит! Победа — за нами!

Александр Проханов // "Завтра", №48, 30 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Рогунский взлёт

В таджикских горах стремительные воды Вахша многократно прорезаны могучими плотинами электростанций, величайшая из которых — Нурек. Эта советская стройка поражала воображение гигантской, падающей из неба бетонной занавеской, за которой копилось искусственное море и могучие турбины и роторы, созданные на советских заводах, давали ток всей Средней Азии.

Во время трагического перерыва распадалась, умирала красная страна, бушевали войны, обезумевшие от горя народы бросались один на другой, гибли заводы, научные лаборатории, терялся драгоценный опыт всенародного братства. Сегодня, после этого трагического перерыва, Таджикистан завершает новую могучую стройку — Рогунскую ГЭС. Она мощнее и восхитительнее Нурека. Плотина соединит вершины окрестных гор, остановит Вахш и направит его слепую энергию в глубь горы, где грохочут взрывы, идут непрерывные вереницы самосвалов, комбайны ковшами вычерпывают сердцевину горы, в машинном зале уже монтируются великолепные агрегаты, прокладывается кабель, сверкают стеклами тысячи драгоценных приборов. Гора наполнена гулом, ручьями электросварки, трясением бетонных вибраторов, множеством лиц под белыми касками. Двигаясь по этим туннелям, угадываешь грандиозный замысел станции. Стараешься понять, куда ведут бесчисленные туннели, по каким из них хлынет вода, по каким пролягут медные жилы, по каким на станцию станут прибывать всё новые и новые агрегаты.

Здесь создаётся невиданная подземная цивилизация. Оживает сказочный миф, утверждающий, что центр Земли населён исполинами, которые одухотворяют мёртвую породу Земли. Станция — плод огромного замысла. Она обладает планетарной творящей силой. Стихия воды: тающих горных льдов, бурных дождей, подземных ключей. Вода то иссыхает, то стремится с гор селевыми потоками. Горы то громоздятся уступами вверх, то обрываются пропастями, сотрясаются от сейсмической дрожи, являют собой нагромождение сверхпрочной породы со скоплениями зыбких песков и хрупких прослоек соли. Эти стихии преобразованы разумом, который создал рукотворные моря и искусственные горы, внедрил в них драгоценные механизмы, превращает эти слепые стихии в могучий поток электричества.

Рогунская ГЭС потрясает своей красотой и сложностью. Тысячи строителей трудятся днём и ночью, создавая эту красу и мощь. Эта станция — не просто красота преображённой природы, не просто символ творящей техносферы. Эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума.

Здесь, под Рогуном, начиналась чудовищная гражданская война, сразившая Таджикистан после падения Советского Союза. Здесь, вокруг Рогуна, в кишлаках исламисты подняли свой мятеж. Здесь началось братоубийство, пролилась первая кровь. Здесь загрохотали пушки и залязгали танки. Отсюда исламисты начали поход на Душанбе, испепеляя города и сады, взрывая мосты и плотины.

Эта станция — символ победы, памятник павшим героям, знак примирения, в котором народ, переживший ужас братоубийства, вновь соединился в объятиях. Эта станция — вселенская стройка, её проектировали великие советские инженеры, вносили лепту французы, итальянцы и немцы. Тут работают машины Японии, Германии, Белоруссии. Здесь трудятся славяне и азиаты, взращивая её, как любимое общее детище.

Эту станцию строит весь таджикский народ. Не олигархи, не частные корпорации. Это всенародная стройка. Житель самого отдалённого, на окраине страны, кишлака имеет одну-две, а то и десять акций, делающих его собственником станции. Это долгожданное общее дело, которое соединяет богатых и бедных, молодых и старых, верующих и неверующих. Это тот заповедный труд, в котором народ видит своё благополучие, воплощение своих благодетельных чаяний.

Станция сближает молодые государства Средней Азии, которые возникли из плоти красной Советской империи. Государства, между которыми разгораются древние, казалось бы, навсегда угасшие конфликты. Государства мнительные, ревнивые к успеху недавних собратьев. Государства, подверженные влиянию могучих и лукавых соседей. Узбеки ревниво следят за строительством Рогунской станции. Ещё недавно они упрекали таджиков в коварных замыслах, подозревая, что таджики хотят перекрыть воды Вахша и обезводить в Узбекистане огромные пространства орошаемых земель. Прежний президент Узбекистана Ислам Каримов требовал, чтобы таджики прекратили строительство. Учинял блокады, отрезая станцию от путей снабжения. Вражда доходила до того, что узбеки присылали в Рогун свои самолёты, и те сбросили на стройку бомбы.

Слава Богу, эти времена миновали. Новое руководство Узбекистана согласилось с таджикскими доводами, с расчётами гидрологов и инженеров, что водохранилище в Рогуне соберёт все воды от таящих ледников и дождей и в период засушья разумно и планомерно направит избыток воды вниз в русло реки, питая другие гидроэлектростанции так, чтобы воды дошли до орошаемых узбекских земель, позволяя ввести в оборот тысячи новых гектар.

По расчётам таджикских гидрологов, часть воды, не разобранная узбекскими арыками и водоводами, уйдёт в Казахстан, достигнет многострадального Аральского моря, которое на глазах иссякает, и начнёт питать его.

Рогунская ГЭС — президентская стройка. Это любимое детище президента Эмомали Рахмона, он возводит её как память своему правлению. Он собирает со всего мира строителей и инженеров, рассчитывая бюджет страны так, что на строительство ГЭС не потрачено ни одного заёмного доллара. Все деньги, все ресурсы — таджикские, собраны народом Таджикистана, который порой отказывает себе в самом насущном, чтобы выстроить эту бесподобную станцию.

Президент Рахмон — духовный и политический лидер, рождённый среди пожаров, братоубийственной гражданской войны, укротивший эту войну, не отдавший страну на растерзание безумным радикалам. Он не превратился в мстительного победителя, а объединил народ для строительства новой страны, преображая её столицу Душанбе в город восхитительных зданий, университетов, библиотек и музеев.

При нём прекратились выстрелы, он распорядился сажать сады, превращая пустынные предгорья в плантации виноградников, яблонь, черешен. Он проложил по стране великолепные дороги, пробил в горах тоннели, соединяющие с центром самые отдалённые таджикские окраины, которые во время межсезонья или зимних снегопадов бывали отрезаны от центра на добрые полгода.

Президент Рахмон строит таджикскую армию, которая вместе с войсками ОДКБ, вместе с размещённой в Таджикистане 201-ой российской военной базой предотвращает у афганской границы прорывы боевиков ИГИЛ, сберегает не только Таджикистан, но и всю Среднюю Азию, на которую зарятся радикалы, надеясь вновь ввергнуть Таджикистан в кровавую бойню.

Рогунская стройка — это воплощение таджикской мечты о процветающей стране, о справедливом благополучном обществе, о высших смыслах, которые несла и несёт в себе великая таджикская культура, поэзия, музыка.

Через год завершится стройка, загудят могучие турбины, и хлынет свет, тот самый, который предсказывали великие поэты и пророки, свет благоговения людей перед дарованным им мирозданием.

Александр Проханов // "Завтра", №48, 30 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
ОДКБ – звучит гордо

Знакомые до боли холмы и предгорья у таджикско-афганской границы. Зимний жестокий ветер, подымающий прах на вершины холмов, несущий в своей дикой жестокой струе крупицы былых цивилизаций, истреблённых городов, занесённых песком могил. В этой зимней песчаной буре идут батальоны, пробивая грудью эту жестокую бурю. Автоматы, береты, боевые каски и шлемы, в горчичной мгле плещут боевые знамёна. Войска ОДКБ собрались в приграничных таджикских горах на грандиозные учения. Сюда явились батальоны Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, таджикские части и, конечно, российские. На дальних и ближних аэродромах скопились штурмовики и истребители. С далёкой базы в низовьях Волги поднялся гигантский стратег ТУ-95 с чудовищным грузом ракет и бомб. В холмах скрываются танки, самоходные гаубицы, установки залпового огня. Незримая, окружённая бдительной охраной, таится ракетная установка "Искандер". И всё это нацелено в одну точку, где пепельно-рыжий, как верблюжья шерсть, участок приграничной земли. Сюда "из-за речки", из-за пограничного Пянджа готова совершить прорыв группа боевиков-радикалов. Угроза прорыва не мнимая, не рождённая в умах штабистов: в Афганистане назревает очаг радикального исламизма, куда движутся из соседних среднеазиатских республик, из Сирии, где разгромлен террористический ИГИЛ, отступающие части. Осыпаемые бомбами и ракетами наших самолётов, растворяются на огромных пространствах Азии, чтобы вновь собраться в Афганистане. Зреет новый план: ворваться в Таджикистан. Там вновь попытаться создать свой безумный халифат. Таджикистан, переживший чудовищную гражданскую войну, взрыв мусульманского экстремизма, Таджикистан несёт в глубине своего миросознания эту жестокую травму, потаённый рубец, куда намерены ударить своим остриём прорвавшиеся террористы.

Таджикско-афганская граница – ещё один трагический смертельно опасный рубеж, к которому подошёл сегодняшний мир, потерявший точку опоры. Чтобы этот мир не упал, не завалился на бок чудовищно пылающими континентами, сюда, к месту мировой угрозы, сошлись войска ОДКБ. ОДКБ – уникальный опыт создания военной организации, в которой армии шести суверенных стран осуществляют боевые операции в интересах каждой из этих стран и всего содружества. Это сложнейший военно-политический организм, который родился десятилетие назад в виде хрупкого и, казалось бы, не защищённого зародыша, готового тут же зачахнуть. Но этот зародыш выжил, накопил силы и соки, дал свой побег и превратился в живое растущее дерево, переходя от одной промежуточной стадии к другой. Он превращается в сложнейшую военно-политическую машину, стремящуюся скомпенсировать распад военного Варшавского договора, создать альтернативу блоку НАТО, который уже давно распространяет своё влияние далеко за пределы Европы, стремится на Ближний Восток и в районы Средней Азии.

Организм ОДКБ чрезвычайно сложен, имеет множество эшелонов, этажей, систему бесчисленных связей. В нём сводятся воедино усилия шести различных армий, каждая из которых после распада Советского Союза существует отдельно, имеет свою тактику, свой внутренний строй, систему вооружения, свою форму управления боем. Для проведения совместных операций необходимо согласование массы различных элементов. Ибо бой – это действие со множеством переменных, с внезапным возникновением и исчезновением различных его компонентов. Современный бой требует синхронно вводить и выводить из него подразделения и части, в определённой последовательности и ритмах бросать на разгром врага самолёты, вертолёты, танки, артиллерию, возмещать потери, предвидеть манёвры противника, мгновенно изменять композицию боя и переходить с одного ландшафта на другой, атакуя, готовиться к обороне, переходя к обороне, ждать момента для контратаки. Командиры национальных частей должны подчиняться общему управлению, выполнять общие команды, слушаться общих командиров, которые управляют боем. А у каждой страны за истекшее после распада великого Советского Союза время сложились свои традиции в артиллерии, в танковых частях, в десантных войсках, в спецназе. Эти традиции, эти почти неуловимые ритмы необходимо привести в симфонию, где не было бы разночтения команд, не было бы разнобоя в выполнении приказов. Военная составляющая ОДКБ являет собой сложнейшую кибернетику, несёт в себе множество управленческих открытий, которые совершаются в недрах армейской теории и практики

Но ОДКБ – не только военная структура. Это сложнейший политический организм. Суверенные государства, каждое из которых наполнено самосознанием, достоинством, ранимо и чувствительно к самому мелкому нарушению их суверенитета, чутко следят за всеми проявлениями партнёрства и равноправия, и эти государства должны быть едины при выполнении военно-политической задачи, что поставлена перед войсками ОДКБ. Штаб этой организации напоминает министерство иностранных дел, где военные дипломаты сглаживают противоречия, добиваются соблюдения договорённостей, идут навстречу пожеланиям суверенных правительств. ОДКБ накопило и продолжает накапливать в себе драгоценный опыт равноправного партнёрства, который может послужить основой для создания грядущего, ещё неведомого многонационального организма Евразии, что соединит в себе потенциалы великих евразийских пространств, волю населяющих их народов, культуру, верования, векторы их исторического развития. Это грандиозный, пока ещё не явленный миру проект, пребывающий в стадии футурологической мечты, уже имеет своё основание в деятельности ОДКБ, в деятельности блестящих офицеров, у многих из которых есть боевой опыт, молодых изысканных штабистов, прибывших в главный штаб ОДКБ из Астаны, Бишкека, Минска и Душанбе. Как прекрасны их лица, слово явившиеся из недавних советских времён. Как прекрасны их сердечные объятия, их понимание друг друга с полуслова, их братское соседство, будь то пульт управления с компьютерами и системами космической связи или грохочущие в небе вертолёты, где они сидят бок о бок и солнце в иллюминаторах медленно движется, освещая их славянские и азиатские лица.

Назревающий на таджикско-афганской границе конфликт касается не только Таджикистана. Это взрывоопасный район, заминированный недавно пролитой кровью и ненавистью, притаившейся в глубине нетерпимостью. Если этот район поднимется на дыбы, здесь произойдёт тот чудовищный взрыв, который произошёл в Сирии. Взрывная волна ударит в соседний Узбекистан, Киргизию, может хлынуть через границу Китая. Отголоски его вольют горячее в армяно-азербайджанский конфликт, сотрясут огромные пространства вплоть до российского Северного Кавказа или Поволжья. Россия присутствует в Таджикистане своей мощной 201-ой базой, которая своими танками, самолётами, вертолётами участвует в проходящих манёврах. Этот тлеющий конфликт не локален. В России, в Москве вместе с нами живут и работают миллионы таджиков, киргизов, узбеков, и это не чужие нам люди. Они вливаются в наши города и посёлки, в наши дома. Они чутко прислушиваются к тому, как скрежещут танки в предгорьях Памира, как стрекочут вертолёты в лазурном таджикском небе.

И вот долгожданный бой. Прорыв состоялся, пусть мнимый, пусть с переодетыми в афганские долгополые одежды боевиками. Тысячный отряд террористов перешёл границу, захватил окрестные кишлаки и ущелья. Перевёл через границу тяжёлую технику, броню, артиллерию, направил своих эмиссаров к подпольно существующим мечетям, стремясь вскрыть и оживить грибницу минувшей гражданской войны.

Для подавления этого прорыва ринулись войска ОДКБ. Из космоса просвечиваются лагеря террористов. Самолёты разведки посылают в штаб фотоснимки артиллерийских батарей и штабных укрытий, исследуются и расшифровываются радиоперехваты, по которым выявляются ближайшие замыслы противника. Множество беспилотников, больших и малых, начинают реять над местом сосредоточения противника. И вот началось наступление. Штурмовые вертолёты наносят удары, оставляя в небе дымные острия реактивных снарядов. Штурмовки на разных высотах пикируют на цели, сотрясая горы взрывами бомб. Высоко, едва сверкнув на солнце, проходит тяжёлый бомбовоз, поднявшийся с берегов Волги. И земля от взрывов ракет и бомб перетряхивается, как тяжёлый пыльный матрас. Танки выходят на огневой рубеж, лязгают, полыхают огнём. Система залпового огня "Ураган" посылает свои ревущие огненные вихри, которые, ударив в землю, превращаются в кровавые огненные глазницы. И вот пошёл спецназ на броне. Пошла мотопехота, прорывая оборону противника, идут БТРы и БМП. Врага окружают, не дают уйти за кордон, его стискивают, громят, превращают в прах, пепел и дым. Жалкие остатки сдаются в плен и бредут под конвоем среди дымящихся гор.

Многодневные учения закончены. Тяжкий труд позади. И снова парад частей. Утомлённые подразделения, не успев стряхнуть с себя пыль предгорий, проходят парадным шагом, неся свои доблестные знамёна. ОДКБ на марше. Боевое братство – в действии. Общая воля, интеллект, ощущение общей победы. Над этой малой, затерянной в мироздании победой витает невидимое общее, драгоценное для всех алое знамя великой победы, которое мы все вместе водрузили над фашистским Рейхстагом. Знамя, которое делает нас единым великим народом.

ОДКБ – это звучит гордо.

ЭЛИЗИУМ / ELYSIUM // "ВКонтакте", 21 ноября 2017 года
berlin
jewsejka


* * *

Звонят нам с телеканала "РОССИЯ", спрашивают разрешения на использование в фильме песни "АД НАШ".

"Включаем дурачка", и по нашей просьбе то же самое предложение высылают нам на емейл на согласование... Да то ли по ошибке, то ли по глупости прикладывают к письму файлом полный «сценарий 4-серийного пропагандистского фильма Александра Проханова "СТРАСТИ ПО ГОСУДАРСТВУ".

Проханов, кто не знает, - тот самый путинско-геббельский пропагандист, который на Сталина молится, Путина новым царём на российский трон продвигает, да оправдывает все войны, которые ведёт Путин. И, конечно же, первостепенно – является рупором борьбы с оппозицией и инакомыслием в России. В общем, «Трибунал в Гааге» давно по нём плачет.

А далее они переиначивают песню «Ад наш», да показывают Элизиум играющим под флагами батальона «Азов» (откуда бы они их вмонтировали, интересно?), и на всё это спрашивают наше авторское разрешение, да суммой денежного вознаграждения интересуются. Как сейчас говорят «Когда мы думали, что достигли дна, снизу постучали.»

Полный «сценарий» будущего фильма, все его 4 серии, мы, конечно же, прикладываем. Шедевр пропаганды. Геббельс гордился бы своими сыновьями.

Многим, думаем, будет интересно как сейчас такое клепается. Как ложь, искажение реальности и подтасовка фактов становятся скрепами. Скрепами, на которых держится путинский Мордор.

Фрагмент 2 серии фильма, эпизод с Элизиумом:

"Лайф: протестные выступления, митинги и пикеты оппозиции. На трибуне – Навальный, Касьянов, Гудков.

Фрагмент песни «Элизиум» «Ад наш»:

«Сделаем наше пекло чуть краше:
Всех несогласных запрем у параши
Всем колорадских жуков завезем
Рай победим - и тогда заживём!
Добро пожаловать на наш шабаш.
Ад наш! Ад наш!
У нас сегодня здесь ажиотаж!
Ад наш! Ад наш!»

Выступление группы, https://www.youtube.com/watch?v=95EkrlfVBOo (звук лучше на других клипах в Ютубе). В зале машут флагом батальона «Азов».... "

Флаги Азов, блять, у них! На анархическом Элизиуме.

Александр Проханов // "Завтра", №47, 23 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.

Женское бельё

Станислав Александрович Белковский активно влиял на украинскую политику. Он считал, что власть на Украине должна иметь женское лицо. Он любил Юлию Тимошенко, считал, что именно она должна стать президентом Украины, и всячески работал над её образом. Он убедил её сесть с тюрьму, чтобы выглядеть мученицей. Когда та вышла из тюрьмы, он купил ей инвалидную коляску и заставил ездить в этой коляске по Крещатику, чтобы выглядеть жертвой. Он собрал журналистов, чтобы они зафиксировали чудо, когда Юлия Тимошенко легко вскочила с инвалидной коляски, надела туфли на шпильках и стала танцевать со Станиславом Белковским аргентинское танго. Он сделал Юлии Тимошенко накладные груди, отчего она стала пышной и соблазнительной, а потом вынул из её бюстгальтера ватные пуфики, она вмиг похудела и стала выглядеть как европейка.

Станислав Александрович Белковский решил придать женское лицо всем виднейшим политикам Украины. Он пригласил модельера Юдашкина, и тот сшил для каждого из украинских политиков дамское платье. Пётр Порошенко надел кринолин и имел глубокое декольте. Яценюк ходил в мини-юбке, так что иногда были видны его бикини. Ярош ходил в бальном вечернем платье с голой спиной. Тягнибок носил балетную пачку, а Станислав Белковский научил его делать пируэты. Все они носили женские одежды, но не днём, когда занимались управлением Украиной, а ночью, когда собирались, садились в самолёт и летели в Европу. Они приземлялись в Париже на аэродроме Орли, проводили ночь, танцуя в кабаре на Пляс Пигаль, участвовали в представлении Фоли-Бержер. Пётр Порошенко сбрасывал с себя почти всю одежду, на его голове сверкала маленькая бриллиантовая корона, за спиной колыхались огромные павлиньи перья, и он выглядел соблазнительной птицей. Яценюк танцевал вокруг шеста, ловко выбрасывая вперёд свои ноги, постепенно избавляясь от одежды. И когда оставалось совлечь с себя последнее, что могло бы обнаружить его истинный пол, то в клубе гас свет, и Яценюк убегал за кулисы. Ярош, напротив, выбегал на эстраду голый, его половые признаки были столь неразборчивы и туманны, что никто не угадывал в нём мужчину. По ходу танца он надевал на себя одежду и покидал эстраду в дамских соболях.

Все эти украинские политики, выдавая себя за женщин, проводили ночи в парижских увеселительных заведениях, а к утру их забирали к себе выходцы из Сенегала, которые окружали их грубыми африканскими ласками. А один племенной вождь, насладившись общением с Яценюком, даже попытался его съесть. Однако на утро все погружались в самолёт и возвращались в Киев управлять государством.

Они готовили украинскую армию к тому, чтобы та напала на Донбасс и отбила у повстанцев Донецк и Луганск, а затем вышла на границы с Россией. Об этом узнали офицеры ГРУ и обратились к писателю Проханову за помощью. У них созрел план, который должен был ослабить политическое руководство Украины и сорвать наступление. Реализуя этот план, писатель Проханов отправился в Париж. Когда туда приехали мнимые киевские дамы и кончилось их веселье в ночных парижских кабаре, писатель явился к ним и назвался Шарлем Азнавуром. Украинские политики очень любили Шарля Азнавура и попросили его спеть им свои песни. Шарль Азнавур, он же писатель Проханов, начал петь песни своего сочинения, обучая украинских политиков пленительным мелодиям. Одна песня называлась "Бандера-халера", другая "Мазепа — тухлая репа", ещё была "Гетман Скоропадский психопатский". Украинским политикам очень понравились песни Шарля Азнавура, они выучили их наизусть, а когда вернулись в Киев и вышли на антироссийский митинг, стали их петь. Народ услышал эти песни, и его охватило смятение: одна часть народа стала вывешивать красные флаги и восстанавливать разрушенные памятники Ленину, другая стала ещё энергичнее замуровывать камнями российские банки, несанкционированно отбирать российский газ из трубопроводов и заниматься переименованием улиц. Чтобы спасти положение, Станислав Белковский прислал в Киев Юрия Кобаладзе, тот выехал на площадь в инвалидной коляске Юлии Тимошенко и начал петь песню, которой научил его Станислав Белковский: "Дивлюсь я на нибо, тай думку гадаю". После первых же слов поперхнулся и зарычал своим басом: "За нас, за вас и за Донбасс".

На Украине начался хаос. Площадь имени Степана Бандеры переименовали в площадь дяди Стёпы. Улицу Грушевского переименовали в улицу Яблочкова. Общество прогрессивных историков сделало открытие, что первым украинским князем был Владимир Ленин, и поэтому следует прекратить низвержение ленинских памятников и начать их реставрацию. Но пошли ещё дальше, говоря, что Ленин — это Перун, стали красить уцелевшие статуи Ленина в яркие цвета — так, как древние поляне раскрашивали своих идолов. В поисках артефактов археологи перерыли весь Киев, и на месте украинской столицы образовался глубокий котлован. На дне этого котлована опять была найдена скульптура Ленина, что свидетельствовало о космическом происхождении украинского народа. Ленин и Адам были одно и то же лицо. И украинцами были Моисей, Авраам, Исаак, Сара, Авель, Каин, Ной, Иисус Навин, Соломон, царь Давид и Менахем Бегин.

Начались чудеса и знамения. Киевляне видели, как над их городом пролетела инвалидная коляска Юлии Тимошенко. И в церквах говорили, что это колесница, на которой Юлия Тимошенко живой была взята на небо. На Днепре мимо Киева плыл плот, на нём, обнявшись, стояли историки Грушевский и Костомаров и ловили рыбу. В магазинах горилка превращалась в лампадное масло, а сало — в церковные свечи. Это свидетельство о близком конце света. В подтверждение этих слухов в Киеве объявился Коломойский. Он создал благотворительный фонд и привлёк в него все бюджетные деньги. Он совершил несколько благотворительных акций, оказав самому себе милосердную помощь в размере двух миллиардов гривен. Потом исчез. Пригласили хакера Шона, чтобы он вскрыл сейф Коломойского. Опытный взломщик без труда вскрыл сейф и обнаружил в нём записку: "Уезжаю от вас в Израиль, всё моё увожу с собой. Шон, ты дурак". Это известие возмутило украинский народ, и они стали требовать от Нетаньяху выдать им Коломойского.

Нетаньяху упирался, но украинцы настаивали, и тогда он вместо Коломойского выдал украинцам Яшу Кедми. Яша Кедми рассказал украинскому руководству, где зарыто золото Мазепы, и все стали рыть в том месте, на которое указал Яша Кедми. Но вместо золота Мазепы нашли инвалидную коляску Юлии Тимошенко. Украинское общество охватил хаос, управление страной было парализовано. Украинский народ устал видеть своё руководство в женском платье и принудил всех их надеть брюки. Но и в брюках Яценюк продолжал танцевать вокруг шеста. У Порошенко из-под камзола продолжали торчать павлиньи перья. Ярош не пожелал надевать брюки, и его отстранили от должности. Бывший президент Кучма, который когда-то был директором "Южмаша", сконструировал новую ракету "Сатана". Но писатель Проханов умышленно внёс в чертежи ракеты ошибку, и ракета вышла маломощной, имела малую скорость и напоминала пенис. Украинцы так и назвали её: "Летающий пенис".

Наконец, все так устали, так измотались, что заснули. Украина спала. Юрий Кобаладзе сопел и сгрёб во сне Юлию Тимошенко. Надежда Савченко, подмяв себе под мышки Яроша и Тягнибока, что-то бормотала во сне, и чуткий слух мог различить слова "Слава России!". Когда все через несколько суток проснулись, чувствовали себя такими ослабевшими, что отказались от плана захвата Донбасса. Таким образом, стратегический план Америки, которая желала натравить Украину на Донбасс, был сорван.

Станислав Александрович Белковский вернулся в Россию и стал работать над новым проектом, согласно которому на месте нынешней Украины должно было возникнуть древнее киевское княжество. Он вёл дневник, и последняя запись его была такова: "Прошлой ночью мне приснилась корова, она просила оставить её в покое и больше не домогаться. Она сказала, что это надо было делать раньше, когда она была тёлкой". Писатель Проханов получил благодарность от руководства ГРУ и был направлен в Сирию, чтобы отыскать 36 американских крылатых ракет, которые так и не долетели до цели, затерявшись где-то в песчаных степях. Проханов отправился искать пропавшие ракеты, прихватив с собой Кантемировскую дивизию.

Хакер Шон обосновался на Мальдивах. Время от времени он вскрывал сейфы местных богачей и украденные деньги посылал в приют, в русский город Торжок, где тихо доживала свой век Майя Пешкова, ещё помнившая, как писатель Гаршин похлопал её по попке.

Беседа Александра Проханова с Сергеем Иллариошкиным // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Тайны мозга

Беседа главного редактора газеты "Завтра" Александра Проханова с членом-корреспондентом РАН, заместителем директора по научной работе и руководителем Отдела исследований мозга ФГБНУ "Научный центр неврологии" Сергеем Иллариошкиным.

[Александр Проханов:]
— Сергей Николаевич, как появился на свет ваш институт, что было побудительным мотивом для государства, для общества: создать такое учреждение в столь трудное время, когда страна только-только зализывала раны Гражданской войны?

[Сергей Иллариошкин:]
— Александр Андреевич, Институт мозга, был создан в далёком 1928-м году, но ещё в 1924-м, после смерти В.И. Ленина была создана лаборатория по изучению мозга Ленина, из которой и родился Институт мозга. С самого начала он был задуман как научное учреждение, которое будет изучать мозг вождя и других выдающихся деятелей Страны Советов. Разумеется, по мере своего развития Институт мозга расширял профиль научных исследований, постепенно "прирастал" новыми лабораториями — от клеточной нейробиологии до нейрокибернетики, став одним из флагманов фундаментальных наук о мозге.

Параллельно этому в 1945 году был создан Научно-исследовательский институт неврологии АМН СССР, потом РАМН (Российская академия медицинских наук). Это было ведущее учреждение страны в области клинической неврологии, которое занималось социально значимыми заболеваниями нервной системы: инсультом, паркинсонизмом, рассеянным склерозом… В послевоенные годы это были травмы военного времени, полиомиелит и другие инфекционные заболевания, с институтом связана славная история открытия целого ряда энцефалитов. НИИ неврологии внёс большой вклад в становление специализированной неврологической помощи населению нашей страны. Собственно, я сам как раз невролог, и вся моя жизнь связана с НИИ неврологии.

В 90-е годы для отечественной академической науки наступили трудные времена. И первыми под удар попали фундаментальные учреждения (как Институт мозга), у которых не было "подпорки" в виде клиники, не было возможности зарабатывать деньги (на чём? на ком?) и хоть как-то держаться на плаву. Оборудование и инфраструктура ветшали, молодёжь не приходила… И тогда в 2006-м году президиум РАМН в стремлении спасти это славное учреждение, его уникальный архив, людей и научные направления, которые ещё оставались, принял единственно-правильное решение: присоединить Институт мозга к одному из успешных научных учреждений Российской Академии наук близкого профиля. Создать новый объединённый научный центр неврологии было предложено тогдашнему директору НИИ неврологии РАМН академику Зинаиде Александровне Суслиной. И мы взвалили на себя эту тяжёлую ношу и ответственность. В рамках прошедшей реорганизации Институт мозга стал Отделом исследований мозга в составе объединённого центра.

Перед Отделом исследований мозга и в целом перед Научным центром неврологии стояла цель придать нашим клиническим исследованиям большую фундаментальную направленность и, с другой стороны, обеспечить экспериментальным разработкам отдела быстрое и эффективное внедрение в клинику. Сейчас это называется модным словом "трансляционная неврология". Мне кажется, что за десять лет нам удалось добиться поставленной цели. Судите сами: сегодня в отделе создаются уникальные экспериментальные модели болезней мозга, а разработанные методы диагностики и лечения успешно переносятся в клинику. Мы проводим испытания новых биологически активных соединений — потенциальных лекарственных препаратов. Изучаются закономерности функционирования мозга, его резервы и возможности как в нормальных, так и в патологических условиях. У нас есть ряд открытий, совместных тем, книг, атласов, которые в равной степени интересуют и фундаментальных учёных, и клиницистов.

Если обобщить пройденный этап, то сейчас мы — уникальное учреждение (в нашей стране таких нет, да и в мире их немного), где представители клинической и фундаментальной нейронауки под одной крышей решают общие задачи. И в этом — огромное преимущество.

[Александр Проханов:]
— Мозг — это тайна. Для меня он остаётся тайной. Вокруг мозга идут дискуссии, рождаются верования. Будучи не биологом, физиологом, а гуманитарием, я интересуюсь, как из мозга рождается интеллект, учения. Как отдельно взятый человеческий мозг в состоянии изменить мироздание? Каким образом попытка оттолкнуться от мозга, который может быть ограниченным, не поддаётся управлению, как эта попытка приводит к необходимости создать искусственный интеллект? Что такое искусственный интеллект? Аналог мозга или что-то совершенно иное? Эти вопросы меня волновали, и они обострились в связи с предреволюционными состояниями и мифами, связанными с мозгом Владимира Ильича Ленина.

Read more...Collapse )

Александр Проханов // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Искренность и вероломство

Изборский клуб внимательно следит за военно-политическими конфликтами, окружающими Россию. Приднестровье, Молдавия, Донбасс, Южная Осетия и Абхазия — места недавних боёв. Конфликт, связанный с военной операцией Грузии против российских миротворцев. Афганская граница, где фиксируются прорывы радикальных исламистов на территорию Таджикистана с целью взорвать ситуацию в этой республике. И, конечно, Нагорный Карабах — мучительная зона военно-политических и национальных интересов двух молодых государств, Армении и Азербайджана.

Наш интерес к этой зоне особенно велик: мы помним, что в результате карабахского конфликта, во время трагических карабахских событий стал разрушаться Советский Союз. Централистское правительство Советского Союза не сумело локализовать этот конфликт, справиться с ним, и отсюда пошла реакция разрушения великого красного ансамбля.

Россия в сегодняшнем карабахском конфликте напрямую не участвует, но присутствует как умиротворяющее гармонизирующее начало. Россия, которая с глубокой симпатией и уважением относится к становлению армянского государства, азербайджанского государства, заинтересована в том, чтобы в этом очень чувствительном для России регионе царили мир и благополучие. И всякое нарушение этого мира, всякое обострение военных действий — а это происходит непрерывно — ранит Россию, заставляет её вмешиваться в обостряющиеся военно-политические отношения между Баку и Ереваном — вмешиваться в качестве миротворца, гармонизатора, в качестве симфонизирующего фактора.

Поэтому российскую общественность, в том числе и наше интеллектуальное сообщество, очень беспокоят сообщения, из которых стало известно о происходивших и происходящих переговорах армянских политиков с Евросоюзом. Переговорах, имеющих целью заключение всеобъемлющего и широкомасштабного договора о партнёрстве между Евросоюзом и Арменией. Казалось бы, нет ничего зазорного в том, чтобы суверенная страна Армения устанавливала отношения с каким бы то ни было субъектом мировой политики. Однако Россию не может не беспокоить тот факт, что Евросоюз во многом является конфронтационной силой во взаимоотношениях России и Европы. Именно Евросоюз, его негативная, злокозненная роль присутствует в кровавом конфликте на Донбассе. Именно стремления Евросоюза замкнуть на себя политическую, экономическую и культурную жизнь Украины привели к этому страшному кровопролитному кризису. Мы не можем забыть, что в течение долгого времени Евросоюз оказывал мощное давление на Республику Беларусь. Не можем не знать и не понимать, что за Евросоюзом маячит тень военной организации — НАТО. И приход в зону карабахского конфликта ещё одного игрока, Евросоюза, на наш взгляд, является фактором дестабилизирующим. Евросоюз и Россия находятся в состоянии конфронтации. И поэтому появление Евросоюза в зоне карабахского конфликта ослабляет позиции России в этом регионе. И упомянутые переговоры Армении и Евросоюза некоторой частью российской интеллектуальной элиты расцениваются как вероломство.

Россия с большой симпатией относится к становлению сегодняшнего азербайджанского государства. Мы рады тому, что в Азербайджане преодолены стихии хаоса. Рады, что азербайджанское государство строится на основах гуманизма, интернационализма, в нём изжиты ещё недавно присутствовавшие русофобские тенденции. Мы рады тому, что русский язык и русская община в Азербайджане не чувствуют себя депрессивно. Рады, что Азербайджан всё активнее проявляет себя на международной арене, что в конфликте на Большом Ближнем Востоке Азербайджан всё увереннее играет свою умиротворяющую роль. Азербайджан находится в прекрасных отношениях с Турцией, с Ираном и как таковой очень важен и полезен России в моменты, когда наши отношения с этими странами осложняются. Поэтому вопрос мира в районе Карабаха, вопрос налаживания контактов, отношений между Арменией и Азербайджаном является, с нашей точки зрения, первостепенным. Мы очень рады прошедшей недавно встрече на высшем уровне, когда президенты Азербайджана и Армении встречались с глазу на глаз, имели возможность напрямую обсудить мучительную карабахскую проблему.

Мы огорчены тем, что контакты на уровне общественных организаций между Арменией и Азербайджаном заморожены, заторможены. И мы, Изборский клуб, хотели бы в ближайшем будущем провести наше расширенное заседание в районе этого конфликта, в районе карабахской драмы, в районе, где ещё продолжают свистеть пули и погибать люди. Чтобы там, с этой драматической площадки, ещё раз провозгласить идею умиротворения, идею мира, идею гармонического, гуманистического разрешения этой мучительной и очень важной для России проблемы.

Александр Проханов // "Завтра", №46, 16 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.

Фарси

Станислав Александрович Белковский хотел образумиться, но у него не получалось. На улице он с криком и бранью набрасывался на женщину, сшибал её с ног и кричал ей в ухо: "Чем я могу вам помочь?!". Ещё он ложился на проезжую часть и кричал, что он — лежачий полицейский. Образовывалась пробка, водители выходили из машин, обступали его, смотрели и качали головами. Ещё он заходил в продуктовый магазин, покупал там множество дорогих продуктов, шёл в соседний магазин и раскладывал эти продукты по полкам. Он хотел образумиться, но у него не получалось. Однажды, возвращаясь домой, Станислав Александрович Белковский увидел Шона. Шон лежал у забора, свернувшись калачиком, и вид у него был несчастный. Мех повылез, кожа шелушилась, и Станиславу Александровичу Белковскому стало его жалко. Он дал ему косточку. Шон изглодал косточку, лизнул руку Станислава Александровича и побежал за ним следом домой. Так Шон завёлся у Станислава Александровича Белковского. Отъелся, стал чистым, гладким. И Станислав Александрович стал его дрессировать.

Станислав Александрович Белковский стал дрессировать Шона и хотел сделать из него поисковую собаку. Он добыл ночную туфлю писателя Проханова и стал притравливать Шона на эту туфлю. Потом Станислав Александрович добыл фосфор, стал мазать Шона фосфором и ночью выпускать его на болота, где имел обыкновение прогуливаться писатель Проханов. Шон набегал на писателя Проханова, пугал его своим фосфором, писателю Проханову становилось неуютно, и он покидал болото. Однако писатель Проханов стал мазать фосфором себя, и когда Шон набегал на него, писатель Проханов кидался ему навстречу и рычал. Шон пугался измазанного фосфором писателя Проханова и трусливо убегал домой. Когда измазанный фосфором Шон прибегал домой, он кидался к Станиславу Александровичу Белковскому и пачкал его своим светящимся в ночи зелёным фосфором. Измазанный фосфором Станислав Александрович уходил на болото и встречал там писателя Проханова, который тоже был измазан фосфором. И так они, светящиеся в ночи, стояли один против другого, и обоим становилось страшно.

Станислав Александрович Белковский стал учить Шона вынюхивать. Он прятал к себе в разные части тела кусочек колбаски, и Шон его обнюхивал. И когда он находил кусочек колбаски, то съедал. Если же Станислав Александрович Белковский прятал кусочек колбаски в секретные части своего тела, Шон, находя эти кусочки, начинал лизать Станислава Александровича. Тому становилось щекотно, и он хохотал.

Станислав Александрович Белковский хотел показать Шону, как правильно вынюхивать, и начинал вынюхивать его. И когда он начинал вынюхивать Шона в секретных частях тела, тому тоже становилось смешно, и тот хохотал. И так они вынюхивали друг друга и хохотали. Когда Шон прошёл курс дрессировки, Станислав Александрович Белковский послал его на задание. Он послал его в Иран, чтобы Шон обнаружил там баллистические ракеты, которые построил Иран и которые представляли угрозу для США. А Иран построил целую серию баллистических ракет разной дальности. И каждой ракете он давал имя знаменитых поэтов, которые писали на фарси. Была ракета "Навои". Была ракета "Фирдоуси". Была ракета "Саади". Была ракета "Низами". И была самая большая и опасная для Америки сверхдальняя ракета, которая называлась "Омар Хайям". Шон отправился в Иран и стал вынюхивать, где могли находиться эти ракеты. Но никто ему не показывал.

Однажды, шагая по иранским дорогам, он встретил дервиша, который был грязный, неопрятно одетый и выглядел как безумный. И он спросил у дервиша: не знает ли дервиш, где находятся иранские ракеты. А дервиш — это был писатель Проханов, который переоделся в дервиша, прикинулся безумным и шагал по иранским дорогам. И дервиш сказал разведчику Шону: "Фирдоуси, Навои, Низами, Саади и Омар Хайям — все они находятся в иранской публичной библиотеке. Ступай туда и там ты их найдёшь".

Шон отправился в библиотеку, попросил, чтобы ему выдали Фирдоуси, Низами, Навои, Саади и Омара Хайяма, и провёл здесь за чтением этих поэтов несколько лет. А когда вернулся обратно к Станиславу Александровичу Белковскому, выяснилось, что он является крупнейшим специалистом по иранской поэзии и знатоком фарси. Тогда Станислав Александрович решил отправить Шона с лекциями. А было известно, что на Украине в Сорочинцах существует общество любителей иранской поэзии. В Сорочинцах все люди говорили на фарси, и туда Станислав Александрович Белковский отправил Шона с лекциями. Когда Шон читал жителям Сорочинцев лекцию на фарси, один из жителей поднялся и спросил Шона: "А правда ли, что Саади целовал женщин только в грудь?". Этим спрашивающим человеком был писатель Проханов, который замаскировался под жителя Сорочинцев. Шон не мог ответить на этот вопрос, и все увидели, что он плохо знает иранскую поэзию и явился в Сорочинцы, чтобы вынюхивать. Все кинулись на него с криком, и Шон едва спасся.

Шон вернулся к Станиславу Александровичу Белковскому, и тот стал готовить его для нелегальной работы за границей. А для этого Шону надо было жениться. Станислав Александрович Белковский познакомил Шона с Ольгой Журавлёвой, ведущей радиостанции "Эхос Мундис". И они поженились. Сначала Шон и Ольга Журавлёва очень любили друг друга. Ольга Журавлёва покупала на рынке для Шона самые вкусные косточки и кормила его с рук. Шон был благодарен Ольге Журавлёвой и учил её приносить палочку. Он кидал Ольге Журавлёвой палочку, та бежала и приносила палочку обратно Шону. Шон кидал Ольге Журавлёвой палочку много раз, и это ей нравилось, и она каждый раз приносила ему палочку в зубах. Она хватала палочку ртом и приносила Шону эту палочку обратно. Она говорила, что ей нравится держать во рту палочку Шона. Но потом в их отношениях возникло охлаждение. И Ольга Журавлёва подала на развод. Бракоразводный процесс был шумный, многолюдный и проходил при большом стечении журналистов. Ольга Журавлёва говорила судье: "Ваша честь, он перестал бросать мне палочки!". На что Шон показывал судье палочку и просил Ольгу Журавлёву, чтобы она в присутствии судьи взяла палочку в рот. Наконец в суд был вызван свидетель обвинения Юрий Кобаладзе. Его попросили кинуть палочку Ольге Журавлёвой, чтобы та взяла её в рот и принесла обратно Юрию Кобаладзе. Однако у Юрия Кобаладзе палочки не оказалось, и суд удалился на совещание. Пока суд совещался, Шон и Ольга Журавлёва помирились и снова полюбили друг друга.

Шон отправился работать в город Конотоп на нелегальной основе и был нелегалом города Конотопа. Он основал в Конотопе общество любителей Фирдоуси и учил жителей Конотопа говорить на фарси. Ольга Журавлёва тоже занималась нелегальной работой. Она искала, нет ли в Конотопе каких-нибудь секретных палочек. Там было много палочек, и она брала их в рот, стараясь определить на вкус, какая из них секретная. Она нашла эту секретную палочку, и эта палочка оказалась всё той же палочкой, принадлежащей Шону. Ольга Журавлёва назвала её палочка-выручалочка.

После многих лет нелегальной работы в Конотопе они вернулись в Москву, Шон вышел на пенсию и зажил с Ольгой Журавлёвой тихой семейной жизнью. К ним в гости на воскресные обеды приходил Станислав Александрович Белковский. Он постарел, пополнел, но был такой же благодушный и любезный. Они обнюхивали друг друга с Шоном, много хохотали и смеялись. Ольга Журавлёва была хорошей хозяйкой и подавала на стол лакомые косточки. Оба глодали косточки и вспоминали юность.

Однажды к ним на обед пришёл Юрий Кобаладзе. Хозяева знали, что у Юрия Кобаладзе не было своей палочки и, посадив его за стол, дали ему китайские палочки. Писатель Проханов ни разу не был на этих семейных обедах, да ему и некогда было. Он долгие годы вывозил со своей страницы в Фейсбуке навоз, который оставил там Шон. Он вывозил этот навоз в подмосковные теплицы, удобрял ими землю, и на этих землях родился отличных огурец. Он был маленький, в пупырышках и назывался Корнишон.

Михаил Кильдяшов // "Завтра", №45, 9 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Спасти спасителя

О романе Александра Проханова "Политолог" (Москва, "Ультра.Культура", 2005, Москва, "Центрполиграф", 2016).

Охота продолжается. Время обходит силки и капканы, уклоняется от пуль со снотворным зельем, уводит охотника с заранее намеченной им тропы. Как чудесная бабочка, время маскируется, сливаясь то с травой, то с цветком, то с небом. Охотник, уподобившийся чуткому зверю, измотан, утомлён: его глаз замылен, слух притуплён, все запахи смешались в одном потоке, где едва различимы утренний псковский снег и роза с Востока, где нерасторжимы запах чёрного молока из недр земли, пороха и невинной крови.

Но зрение должно восстановиться первым. Охотнику необходимо как можно скорее прозреть, чтобы не упустить добычу. Он применяет своё секретное оружие — особую оптику, что через объектив, в фотоснимках позволяет в зримом увидеть незримое, в явном — потаённое. Щелчок — вспышка — фото: привычное пространство преломилось. В нём проступили неведомые человеческому зрачку линии, плоскости и грани. Как пятна на солнце, сверкнули блики, при проявке обретшие чёткие контуры. Сработал фотоэффект: в бытии открылось инобытие, параллельные жизни, варианты жизни. Из начальной точки рождения они разошлись лучами в разные измерения, сложились в разные сценарии, разные судьбы, повлекли разное счастье и разные печали.

В очерченных на фотоснимках пятнах охотник узнал самого себя во множестве обликов. Молодой писатель, воспевший русскую старину и природу. Технократ, очеловечивший машину. Последний солдат империи, опалённый не одним десятком войн. Разведчик с сачком энтомолога и журналистским блокнотом. Политолог — созидатель и разрушитель идей, творец истории, укротитель времени.

"Политолог" — роман, продолжающий босхианский период творчества Александра Проханова. Здесь, пожалуй, впервые читатель сталкивается с отсутствием в прохановском произведении положительно прекрасного героя. Героя, призванного одолеть зло, вернуть на грешную землю небесные смыслы. Именно в "Политологе" среди отвратных гримас, звероподобных физиономий очень сложно разглядеть лик Того, Кто несёт спасительный крест.

В эпицентре повествования политолог Михаил Львович Стрижайло. В арсенале этого специалиста не только традиционные методы психологии, социологии и антропологии. "Центр эффективных стратегий", созданный Стрижайло, ставит эксперименты над физическим и историческим временем, использует для манипуляции сознанием колдунов и экстрасенсов. Сам политолог подобен чёрной дыре, где аккумулируются все тёмные, греховные силы, подобен бездне, что поглощает всё живоносное и светоносное.

Для Стрижайло политология — не просто аналитическая работа. Это мистический творческий акт, которым руководит тот, кто притаился за левым плечом. Политология — взращивание цветов зла, а политолог — маркиз де Сад, упивающийся своими страстями и похотями, не тяготящийся ими, а лелеющий и преумножающий их. Подобно Фаусту, ради вселенского знания он заключил сделку с Мефистофелем. Подобно герою Данте, он в роковой час узрел надпись "Оставь надежду всяк сюда входящий", когда однажды в детстве в страхе отдал злым духам самое дорогое, что у него было: продал им свою душу.

И теперь зло стало его естеством. Стрижайло — это "стриж", на большой скорости в политическом азарте рассекающий мораль и истину. Это ракета "Сатана", летящая на головы противников. Это "скрижаль", на которой начертана книга мёртвых. Стрижайло способен расщепить своё естество на молекулы, увидеть со стороны собственный "молекулярный портрет" и обнаружить в нём две спирали. Одна горит ярким адским пламенем — "иероглиф его успеха, ненасытный червь наслаждений, формула блистательного таланта и неиссякаемых возможностей", а другая теплится робким голубым свечением, готовым вот-вот угаснуть — "притаившиеся сострадание, упование на добро и любовь". Таково соотношение сил добра и зла в душе Стрижайло.

Подобный герой выкристаллизовывался в творчестве Проханова, начиная с романа "Око". Герой, душа которого облучена Звездой Полынью, всегда выдавал зло за благо, искушал своего противника — героя-спасителя — "всеми царствами мира и славой их". Подобный антигерой был разведчиком дьявола, изгонял из могучей империи красных богов, вычерчивал над Москвой ужасающий лик Господина Гексогена. Но если прежде это был антагонист, Челубей, выходящий на битву с Пересветом, то теперь в "Политологе", в образе Стрижайло, он играет главную роль.

Действие романа начинается в ту пору, когда страна готовится к парламентским выборам, предшествующим выборам президента, куда на второй срок выдвигается действующий президент Ва-Ва. Парламентские выборы должны стать показательными выступлениями, смотром сил накануне главных выборов. За помощью к Стрижайло обращается компартия. Для неё он должен разработать предвыборную кампанию и политическую стратегию, отбить как можно больше кресел в Думе с прицелом на то, что лидер коммунистов Дышлов будет баллотироваться в президенты.

Но Стрижайло искусен настолько, что способен служить даже не двум, а трём господам. Параллельно его нанимают нефтяной магнат Маковский, тоже мечтающий стать президентом, и опальный миллиардер Верхарн, затаившийся в Лондоне, грезящий уничтожением Ва-Ва, ради чего готов пойти на какой угодно сговор, профинансировать кампанию любого, кто сможет захватить власть.

При этом каждый из олигархов имеет свой проект будущего России, свою утопию, лелеет свою хилиастическую идею. Либеральная империя Евразии Маковского — это "громадная фабрика по переработке несостоявшегося человечества". Эта империя предполагает, что нефтяные трубы — лучшая скрепа для имперского пространства. Россия сможет вдоволь напитать своим чёрным молоком изголодавшиеся рты Европы. Из России во все концы света раскинется разветвлённая нефтяная сеть. Чёрный паук плотно окутает весь мир, назначит в нём богатых и бедных, счастливых и обездоленных, выделит среди "золотого миллиарда" "нефтяную сотню", в топку интересов которой пойдет всё, что покажется нефтяному пауку анахронизмом, балластом, включая жизни, судьбы, идеи.

Верхарн же, осознавая в обществе великую тоску по красным смыслам, предлагает фантасмагорию обновлённой компартии, лидеры которой будут подобны большевикам первых десятилетий красной эры, а не нынешним номенклатурщикам, чьё родословие берёт начало не от Ленина, а от Горбачёва. Идейным центром обновлённой партии должен стать Сталин. Тысячам младенцев, народившихся в России, дадут общую фамилию, и вскоре вырастет поколение, где будут Иван Сталин, Марк Сталин, Фатима Сталин. Они осуществят новый производственный рывок, реанимируют сталинский план преобразования природы и лингвистические идеи вождя об истоках русского языка.

Стрижайло начинает сеанс одновременной игры, замыкает на себе всех трёх клиентов, сопрягая властные ресурсы одних и финансовые возможности других. Политологом движет не преумноженная на несколько порядков прибыль, а жажда игры, упоение тем, что в планы каждого из заказчиков вмонтирована адская спираль: "Он испытывал мессианское чувство. Сладкое и ужасное знание, что его деяниями руководит демиург истории. Что воля его есть проявление гегелевского Духа, который посещает человечество, облекаясь в грандиозные свершения, кромешные войны, географические и научные открытия, а потом покидает землю, улетучиваясь в таинственный звёздный туман, унося с собой страсти, мечты и слёзы исчезнувших поколений".

Но на всякое зло есть большее зло, разрастающееся в геометрической прогрессии, возведённое в шестьсот шестьдесят шестую степень. На Стрижайло выходит глава ФСБ Потрошков. Он, как верховный маг или древний жрец, обладает даром внушения, подчиняет себе волю Стрижайло, делает его инструментом в своих руках. Перед политологом ставится задача уничтожить противников нынешнего президента — оппозиционную партию и опальных олигархов. Путь к его победе должен быть расчищен полностью.

Стрижайло запускает новый проект, что является ему как замысел великого эпоса, как план имперского города посреди болот, открывается ему как закон сохранения энергии, выстраивается как периодическая система химических элементов. Стрижайло создает чертёж: в нём угадываются и египетские пирамиды, которых боится время, и вавилонская башня, способная вновь смешать все языки. Политолог вычерчивает чёрный квадрат, где вершинами обозначены Дышлов, Верхарн, Маковский и президент Ва-Ва. Силы всех противников, согласно плану Стрижайло, не концентрируются на президенте, а обращаются друг против друга. В результате целой и невредимой из всех точек квадрата остаётся лишь Ва-Ва. Этой точке и суждено стать вершиной государственной пирамиды.

Так, Стрижайло через подставную программную статью и последующий арест устраняет Маковского. Подарком Сталина через время и пространство в Лондон к Верхарну приходит ледоруб Меркадера. Произведя с помощью магов ампутацию времени, Стрижайло вырезает из истории красный период и красные смыслы: отменяется праздник 7 ноября, выносится из Мавзолея тело Ленина, демонтируются с башен Кремля красные звёзды. Настоящее пожирает прошлое, превращая людей в "историофагов". Но Стрижайло ощущает, что замысел Потрошкова глобальнее, грандиознее, что политтехнологическая операция — лишь прелюдия, снятие первой печати Апокалипсиса.

Постепенно Потрошков открывает Стрижайло, что в потаённых лабораториях спецслужб давно ведётся изучение древнего послания — источника нового, преобразованного вероучения: "Евангелия от Иуды". Согласно ему, Иуда стал не предателем, а носителем тайного знания, полученного через поцелуй в Гефсиманском саду. Затем Иуда разнёс слух о собственном самоубийстве и укрылся в пещере, чтобы написать своё евангелие, которое положит начало "Второму христианству".

Изумлённому Стрижайло кажется, что полюса бытия поменялись местами. Всю свою жизнь Стрижайло теперь увидел как путь от Евангелия от Фомы к Евангелию от Иуды: сомнения, метания между добром и злом в итоге лишили выбора, убедили в том, что добра нет, что это всего лишь оборотная сторона зла, мгновенный голубой блик в негасимом красном пламени.

Потрошков предстал перед политологом как дьявол, который опасен тем, что он всегда не тот, за кого себя выдаёт. Потрошков проповедует, что первое христианство должно быть вытеснено вторым. Иуда должен прийти на смену Христу, явить новую возможность непорочного зачатия через генноинженерию, смешать все дни творения, чтобы человек преодолел облик ветхого Адама и смог создавать гибриды, скрещивая себя с птицей, рыбой, червём, амёбой.

Во Втором христианстве человек сможет побороть грех, достичь очищения, но не через молитву и покаяние, а вполне зримо и осязаемо: вторгаясь в собственный геном, хирургически удаляя ген первородного греха. Но для окончательного перехода ко Второму христианству нужно осуществить "расчеловечивание", "чтобы расщепить ядро мира и вызвать взрыв колоссальных энергий". Нужно умертвить в ДНК человека спираль добра, чтобы всему человечеству приходилось выбирать лишь между одним и другим злом.

Для подобной перекодировки необходим последний решительный шаг — воздействие ужасом: "Испепеление шлаков истории, реликтовых представлений, стирание прежней памяти. Новая идея стоит перед косным человечеством, как странник перед запертыми вратами города. Ему не достучаться. Ужас — это огнемёт истории, стенобитная машина новых идей". Именно через ужас всегда осуществляется переход от одной эры к другой, обнуляется прошлое и зачинается будущее: казни и репрессии, Варфоломеевская ночь и бомбёжка Хиросимы — те ужасы, через которые мир менял кожу, от которых молодое вино разрывало ветхие мехи.

Посреди "пира во время чумы", босхианской оргии, где мир должен превратиться в "Сад земных наслаждений" с человеко-жабами и человеко-змеями, Стрижайло слышит пророчество об избиении младенцев и таинственный призыв: "Не бойся идти во Псков".

В пору полного истощения, когда на глазах Стрижайло ради того, чтобы точка чёрного квадрата стала вершиной пирамиды, на заклание в аэропортах и метро, по заветам Господина Гексогена, идут сотни людей — срабатывает фотоэффект: "Преображение, которое он пережил, было подобно волшебной реставрации, когда тусклая, покрытая вековой копотью картина, испытавшая порчу и разрушения, вдруг явлена на свет в первоначальных дивных тонах, с сочными первозданными красками, прорисованными линиями, неискажённым сюжетом". То ли во сне, то ли в обморочном забытье политологу открывается неведомая жизнь на берегу Чудского озера. Здесь люди не умерщвляют время, не рассекают его на прошлое и настоящее, а живут в согласии с предками и с собой, трудятся сообща, поют, как встарь, застольные песни, смотрят в небо, молятся. Кажется, что спираль зла в душах этих людей полностью одолена спиралью добра и выбирать им приходится между добром и добром. Может быть, это Рай, ведь только здесь возможна она, единственная, к которой Стрижайло влечёт не похотью, а трепетом и любовью, желанием укрепить себя семьёй и продолжить свою жизнь в сыне. Может быть, это параллельная жизнь, что всё время текла в ином пространстве, в ином времени. Жизнь, в которой случилось счастье и в которую можно было попасть, если бы в детстве не подчинился злым духам.

Воздействие ужасом вырывает Стрижайло из счастливой параллельной действительности. Он прозревает, что где-то вот-вот будет сделан роковой шаг ко Второму христианству, "разорвётся пуповина, связывающая человека с Христом". И надо опередить палачей, спасти посреди великого избиения заветное дитя, на жизни которого, как на волоске, держится мир и всё человеческое в нём.

По наитию Стрижайло прибывает в осетинский город в первый день учебного года. Неведомая десница ведёт его в то место, где новый царь Ирод замыслил кровопролитие. Боевиками захвачена школа, в которой несколько дней томятся сотни плененных. Среди них оказывается и Стрижайло.

Теперь он осознает, что его политтехнологиями была запущена адская машина, что с демонтажа политики и истории начался демонтаж мироздания. И теперь, чтобы избежать полного распада, нужно спасти в своём сердце Спасителя как негасимое пламя добра. Ведь только Он является истинным "политологом": определяет времена и сроки, концы и начала. Он — Сеятель: заронит души наши в благодатную почву. Он — Жнец: соберёт урожай наших земных деяний. Он — Мельник: отделит зёрна от плевел. Он — Пекарь: насытит пятью хлебами тысячи голодных. Он — Едок: вкусит с нами на Тайной вечере.

Спаситель воплотился в том измученном жаждой и страхом отроке, что сохранил силы для улыбки как на Спасе Эммануил, даровал свет надежды посреди мрака отчаяния. Это тот самый долгожданный сын Стрижайло, что родился в параллельной жизни на берегу Чудского озера. И теперь из плена террористов нужно бежать с сыном во Псков, как когда-то Иосиф бежал со Святым Семейством в Египет, спасая Истину.

Стрижайло погибнет. Генноинженеры разложат его плоть на молекулы. Но душа вознесётся к берегам Райского озера, где он возьмёт за руки жену и сына, пойдёт с ними в счастливую бесконечность, не даст человечеству отпасть от Христа.

Но в параллельном мире будут по-прежнему взращивать сад земных наслаждений. Тогда вновь сработает фотоэффект, blow up — "вспышка праведного гнева", когда камни, брошенные в Спасителя, обернутся всеопаляющим огнём. С берегов псковского озера ангел принесёт пламенеющую чашу, прольёт на греховный сад.

Александр Проханов // "Завтра", №45, 9 ноября 2017 года
berlin
jewsejka
Храм и вертеп

Предстоящие президентские выборы — грозные, напряжённые, роковые. Президент Путин, заступая на свой четвёртый завершающий срок, станет объяснять народу, чего ждать от его грядущего шестилетнего правления: продолжит ли он построение великого государства Российского, и оно, преодолев вынужденную остановку, ринется вперёд. Или остановка продлится, русло, по которому льётся новая русская история, зарастёт мхом, покроется илом, утонет в песках, и русское время замрёт. Помчится ли вперёд крымский поезд или застынет на ржавых рельсах? Или покатится вспять под уклон?

Слова, с которых президент Путин начнёт свою выборную кампанию, не могут быть тусклыми, как лампочка в коридорах, обтекаемыми, как приморские гальки, бесцветными, как линялые обои. В слабых словах чуткий, уставший от имитаций народ угадает свою печальную судьбу.

Убеждён: слова президента будут огненными. Русское сознание, опыт русских государственников и духовидцев представляли историю России как святую историю. Русскую власть — как сакральную. Русский народ — как народ мессианский. Русский путь — как непрерывное восхождение к идеальному бытию, к совершенному обществу, как приближение из века в век сквозь все погромы, через кромешные пожарища к Царствию Небесному.

Священный смысл русской власти, мессианский отклик русской государственности проявились в возрождении государства Российского после краха 1991 года. Воплотились в Крыме, в восстании на Донбассе, в возвращении России на святые земли в Сирии, в извечном русском порыве к арктическим льдам, к лучезарной Полярной звезде.

Внезапно в этот божественный хорал, в этот торжественный марш, в молитвенный псалом ворвался звук хрипатой фальшивой шарманки, под которую пляшут пьяные уличные девки, бузят хмельные бомжи, ходят на головах карлики и шуты. На президентские выборы вышла Ксения Собчак. Поднимает своими мятыми юбками мусорный ветер, пыльную муть, за которой скрываются волшебные купола Василия Блаженного. Вместо храма — дешёвая размалёванная декорация, которую ставят на улицах Москвы во дни городских именин.

Вслед на Собчак в эту отворённую щель ринулись все бестии, куртизанки, все бессовестные телеведущие и померкшие кинозвёзды, все весёлые безобразницы, разведённые жены, счастливые наложницы, куклы, ряженые матрёшки, лоскутные бабы. Эта огромная дурацкая вереница начинает скакать, визжать, выносить из Мавзолея Ленина, плясать канкан на бутовских рвах, заголяя ляжки, молиться в храмах, превращая президентские выборы в срам, в вертеп, в дискотеку, в дешёвую распродажу.

И какое количество русских людей, уповающих на своё государство, на его серьёзность, глубину и истинность, какое количество этих людей останется дома, позакрывают все двери и форточки, чтобы не слышать звуки этой визгливой скрипучей шарманки!

Столетний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции не прошёл бесследно. Он не вывел на улицы толпы вооружённых солдат и матросов, не привёл комиссаров в кожаных тужурках, с расстёгнутыми кобурами в Дом правительства. Но в эти дни дрогнуло и колыхнулось подсознание огромного количества людей — молодых и старых, тех, в ком не умирала могучая синусоида русской истории. Они пронесли эту синусоиду через несколько поколений, сквозь великие триумфы и страшные поражения. Сколько мерзких, дурацких подделок, карикатур и дешёвых насмешек, коими хотели замусорить великое красное время, видели мы в эти дни! Но это грандиозное космическое время, которое породила Советская Россия, небывалый союз народов, небывалая красная цивилизация, — это время подарено Россией всему человечеству, оно сделало жизнь людей осмысленной, героической и возвышенной.

Может померещиться, что это время кончилось среди супермаркетов, развлекательных центров, рублёвских дворцов, бессовестных миллиардеров, обворовавших свой народ, свою страну. Нет, это время не кануло. Оно лишь ушло в глубину, в тектонические пласты, чтобы хлынуть оттуда огненной лавой. Россия — страна революций. Здесь они берут свои огненные истоки и льются по Вселенной, достигая самых далёких звёзд, чтобы не дать им погаснуть. Эта великая русская мечта стала частью Вселенной. Она латает чёрные дыры, исцеляет от уныния, бессмысленного прозябания людей земли. Объясняет им смысл бытия — в подвигах, в творчестве, в спасении ближнего, в обожании цветка и ребёнка, в создании на земле той идеальной всемирной общины, в которую люди соединятся для огромного вменённого им труда — преображения тьмы в свет, зла в добро, в ослепительную веру, в человеколюбие, в братство, в самопожертвование, в благородство, красоту, божественную справедливость. Это и есть русская мечта. Это и есть храм на холме — то, ради чего Господь создал Россию, русский народ. Об этой мечте хотят услышать люди от будущего президента. Путин, стряхни со своих плеч цепкие лапки норковых блудниц и коварных волшебниц.

Что она, русская мечта? Храм на холме или вертеп в овраге?

?

Log in

No account? Create an account